Аутизм из за прививки о краснухи

by:

Как лечить?

Японское исследование — лучшее доказательство связи вакцины MMR с аутизмом

Примечание автора сайта: После того, как были в пух и перья раскритикованы сработанное на скорую руку и на деньги американских вакцинаторов датское эпидемиологическое исследование Мадсена и др. (New England Journal of Medicine, November 7, 2002) «доказавшее» отсутствие связи между вакциной MMR и аутизмом, и несколько мельче, но таких же бойких, вакцинаторы предприняли новую попытку перехватить инициативу. Исследование, проведенное в Японии, также ставило своей целью показать, что прививки и аутизм никак между собой не связаны. Ниже мы помещаем реплику д-ра Вейкфилда, зачинателя большого шума вокруг вакцины MMR, и его американского коллеги.

Комментарий д-ра Эндрю Вейкфилда и д-ра Кэрол М. Стотт на статью Хонды и соавт. «Отсутствие влияния прекращения прививки MMR на частоту аутизма: полномасштабное популяционное исследование», опубликованную в «Журнале детской психологии и психиатрии» (Journal of Child Psychology and Psychiatry) в феврале 2005 г.

Хонда и его коллеги представляют восхитительный отчет о совокупной заболеваемости (т.е., числе новых случаев за определенный отрезок времени) аутистическими расстройствами среди детей, рожденных с 1988 по 1996 гг. в районе Кохоку города Йокохама в Японии. В исследовании была предпринята попытка изучить связь между аутизмом и вакциной MMR. В этом отношении Япония имеет уникальный опыт, так как вакцинация MMR была введена там в 1989 г. и прекращена в апреле 1993 г. Хонда и соавт. рассматривают это в качестве идеальной возможности проверить, существует ли причинная связь между вакциной MMR и частотой аутистических расстройств. Они выдвигают гипотезу, что если MMR вызывает аутизм, то прекращение этой прививки должно привести к последующему снижению частоты аутизма. Но это не случилось. Более того, с течением времени было отмечено поразительное увеличение случаев аутизма среди местного населения, с явным всплеском как раз после прекращения прививок MMR. Авторы заявляют, что их данные «показывают, что MMR не могла стать причиной значительной части случаев аутизма».

При проведении исследований подобного рода очень важно учитывать, на каком фоне формировались ранние гипотезы, касающиеся возможной связи между вакцинами, содержащими вирус кори (как, например, MMR), кишечными заболеваниями и нарушениями в развитии детей, и относительно какого фона должна трактоваться любая важная информация по этому вопросу.

Несмотря на сказанное выше, авторы японского исследования уверены в полноте учета случаев аутизма, правильности и точности своего скрининга, а также в качестве проводимой диагностики заболеваний, связанных с нарушением в развитии. Принимая во внимание такую уверенность авторов в точности собранной ими статистики по частоте заболевания и уникальность опыта Японии, изучим тщательно полученные им данные.

Актуальность проблемы

В 1998 г. один из нас (Эндрю Вейкфилд) дал совет, как родители с помощью прививок могут защитить своих детей от таких инфекций, как корь, эпидемический паротит и краснуха. Данная рекомендация была основана на опубликованных научных исследованиях, проведенных в его лаборатории вместе с продолжительными исследованиями по безопасности вакцины от кори в составе либо однокомпонентной вакцины, либо в комбинации с другими вирусными вакцинами. Его совет заключался в том, чтобы 1. прививки против кори, эпиедмического паротита и краснухи проводились раздельно и 2. с промежутком в один год.

Основой для данных рекомендаций послужили следующие наблюдения:

— Во-первых, исследования по безопасности тривакцины были проведены неадекватно, и этот вывод впоследствии был подтвержден в независимом научном обзоре [1].

— Во-вторых, в ходе ранних клинических испытаний MMR были получены ясные свидетельства «помех» во взаимодействии между вирусами в составе комбинированной вакцины, что несомненно влияет на изменение иммунного ответа на вакцины, которые вводятся вместе [2]. Безопасность последствий подобных «помех» практически неизвестна, так как данную проблему должным образом не исследовали.

— В-третьих, дети, которые переболели корью (или были привиты моновакциной против кори) и эпидемическим паротитом в течение одного года, впоследствии имели больше шансов развития кишечных заболеваний [3]. Позднейшие данные подтверждают феномен естественных «помех», потенциально увеличивающих риск длительной коревой инфекции и отсроченной болезни. Вполне возможно, что после взаимодействия двух различных вирусов данный эффект продолжается в течение одного года или дольше. Коревой вирус и коревые вакцины могут подавлять иммунную систему в течение продолжительного времени после попадания в организм [4]. Наблюдаемые в развивающихся странах рост смертности и иммуносупрессии, связанные с эффективными коревыми вакцинами, иллюстрируют этот факт, что и привело к запрету данных вакцин (см. обзор в [3]).

Разобравшись с этими фактами, теперь можно рассмотреть события, происходящие в Японии.

Прививочная политика и ее изменения в Японии

В Японии моновалентная коревая вакцина была введена в практику в 1978 г. и рекомендована для вакцинации детей в возрасте от года до шести лет. Краснушная вакцина была внедрена в практику в 1977 г. с рекомендацией прививать девушек, выпускниц старших классов. Программа по вакцинации тривакциной MMR была запущена в апреле 1989 г. и ориентирована на детей от года до шести лет, преимущественно в полтора года. До введения вакцины MMR в Японии не прививали от свинки.

Примечателен тот факт, что в Японии были лицензированы вакцины MMR различных производителей; некоторые из них содержали штамм Urabe AM9 вируса эпидемического паротита. В результате растущего беспокойства общественности и врачей, связанного с зарегистрированными случаями менингита после прививки MMR, общественное доверие падало в течение нескольких лет после введения вакцины, и охват тривакциной снизился. Последующие исследования подтвердили, что вакцина, содержащая штамм Urabe AM9 вируса эпидемического паротита, является причиной менингита. В результате этого программа прививок MMR в апреле 1993 г. была заморожена, и ни один ребенок, участвующий в обсуждаемом исследовании, не был привит вакциной MMR позднее 1992 г. Вакцина, содержащая штамм Urabe AM9 вируса эпидемического паротита, была отозвана и заменена вакциной со штаммом, который не вызывает менингит. В 1993 г., согласно новому календарю прививок, который начал действовать со следующего года, однокомпонентные вакцины против кори, паротита и краснухи заменили комбинированную вакцину. Была рекомендовано прививать японских детей от кори, свинки и краснухи в раннем детстве, с интервалом не менее 4-х недель между прививками.

На фоне изменений в прививочной политике кривая общей заболеваемости аутизмом в данной стране очень интересна (график 1).

Японское исследование ничего не сообщает по поводу заболеваемости аутистическими расстройствами до 1988 г.; для оценки верхней границы используются данные о заболеваемости, представленными на графике 1. После введения MMR наблюдался скачок случаев аутистических расстройств до 85,9 в год среди детей, рожденных в 1990 г. Потом заболеваемость среди детей, рожденных в 1991 г., спала до 55,8.

Далее, в 1994 г., опять был резкий скачок до 161 (121,8—200,8). В данный период возможность привиться одной вакциной от трех болезней получала все большее распространение, так как доверие общественности и врачей было восстановлено после снятия с рынка вакцин, содержащих штамм Urabe AM9 вируса эпидемического паротита. Авторы отмечают, что после 1994 г. границы района Кохоку были пересмотрены, но заявляют, что это никак не повлияло на трактовку данных. Между тем, интересен тот факт, что доверительный интервал по оценке частоты аутистических расстройств возрастает параллельно с этими демографическими изменениями. В результате данных событий правильность точечной оценки можно подвергнуть сомнению. Следовательно, заболеваемость аутистическими расстройствами после 1994 г. не является такой же точной, как в предыдущие годы.

Многофазовая форма кривой, показывающей заболеваемость, разительно отличается от того, что мы видим в Великобритании [5] (график 2) и США [6] (график 3), где изменение заболеваемости аутистическими расстройствами в основном однофазное (что говорит о постепенном подъеме). Форма японского графика скорее должна отвечать влиянию дополнительного фактора или дополнительных факторов на рост заболеваемости, связанной с воздействием факторов окружающей среды, когда причина продолжает свое воздействие в течение длительного времени.

В свете существования биологически обусловленного взаимодействия вирусов («помех») и, в частности, длительного воздействия вируса кори на иммунную систему (при естественном инфицировании или после вакцинации), очевиден тот факт, что хотя вакцина MMR и была отменена после 1993 г., дети, вакцинированные по рекомендованной схеме, получали все прививки от кори, паротита и краснухи в возрасте одного года. Другими словами, практика раздельной вакцинации через короткие промежутки времени, говоря терминами биологии, равнозначна перекрыванию инфекциями друг друга. Подобный короткий интервал между прививками явно атипичен, так как при естественных условиях инфицирование в такие промежутки корью, свинкой и краснухой является крайне редким явлением. Следовательно, японские данные не противоречат имеющимся объяснениями и более поздним рекомендациям, ссылающимся на данные раньше. Это полностью соотносится с тем, что было известно о поведении данных вирусов. Авторы японского исследования ошибаются, рассматривая одну лишь прививку MMR в качестве причинного фактора, не обращая никакого внимания на выдвинутые аргументы или на данные, послужившие основой для этих аргументов.

Учитывая данные наблюдения, полученные факты можно было бы трактовать как показатель значительного влияния способа вакцинации против данных вирусов на заболеваемость аутистическими расстройствами в данном районе Японии. Более того, можно предположить, что введение этих вакцинных вирусов через короткий временной интервал имеет провоцирующий эффект на рост аутизма среди выбранного населения, где вакцинация MMR была введена, потом приостановлена (добровольно, из-за недоверия публики) и затем начата заново (путем вакцинации от кори, паротита и краснухи раздельно, но через короткие промежутки времени). Однако толкование органами здравоохранения этих данных как «ставящих в деле точку» и утверждение, что вакцина MMR безопасна, отражают очень узкий взгляд на вещи и непонимание оснований для беспокойства тех, кто принимал участие в исследованиях безопасности коревых вакцин, и вводят общественность в заблуждение.

Страстное желание реабилитировать вакцину MMR не может служить оправданием для неверного изложения оснований, вызывавших беспокойство относительно безопасности вакцины.

Регрессивный аутизм: методологические пробелы

Один важный методологический пробел в данном исследовании заслуживает особого внимания. Основная версия Вейкфилда и его коллег, а также авторов последующих исследований, указывает на то, что все возможные причинно-следственные отношения между MMR и аутистическими расстройствами связаны с регрессивной формой аутизма, когда ребенок развивался нормально до прививки.

В исследовании Хонда и соавт. дети проходили стандартную процедуру оценки развития в 3 месяца и 18 месяцев, тогда как по рекомендованной схеме MMR делали в 12 месяцев. Авторы определяют регрессию как доказанную потерю навыков после 18 месяцев. Значит дети, которые нормально развивались в течение первого года жизни, потом получили прививку MMR в 12 месяцев, вследствие чего стали регрессировать в последующие 6 месяцев, будут неправильно отнесены в группу случаев нерегрессивного аутистического расстройства, тогда как на деле все наоборот. Эта неправильная классификация детского аутизма делает бессмысленным анализ авторов по сравнению регрессии и нерегрессии. Это подтверждается и совпадением формы соответствующих графиков по частоте аутизма в подгруппах регрессивного и нерегрессивного аутизма. Поэтому данные о регрессивном аутизме не заслуживают дальнейшего внимания.

Вывод авторов, что их «данные показывают, что простое прекращение программы прививок MMR не приведет к уменьшению заболеваемости аутистическими расстройствами» напрашивается сам собой. Однако данные ранее рекомендации не были столь наивны. Они состояли в том, что вакцинация должна проводиться раздельно с перерывом в один год; это было основано на эмпирических данных, которые указывали на серьезные побочные эффекты при введении этих вакцин через короткие промежутки времени. Японское исследование не дает оснований для изменения этих рекомендаций.

График 1. Ежегодные изменения в заболеваемости аутизмом или аутистическими расстройствами среди детей, рожденных в течение семи лет.

Комментарии к графику. До введения MMR общее для Японии число аутистических расстройств не превышает 25 случаев на 10 тысяч населения в год. Следовательно, это общее число является преувеличенным для данного района. M–M–R = раздельная вакцинация против кори, эпидемического паротита и краснухи.

График 2. Заболеваемость в Великобритании

График 3. Заболеваемость в США

1. Jefferson et al Vaccine 2003; 21:3954–3960

2. Buynak EB et al JAMA 1969; 207:2259–2262. Minekawa Y, et al. Biken Journal 1974; 17:161–167

3. Montgomery SM et al. Gastroenterology 1999; 116:79–803

4. Wakefield AJ & Montgomery SM. Adverse Drug Reactions and Toxicological Reviews 2000; 19:265–283

5. Jick H et al Epidemiology 2003; 14:630–631

6. Barbaresi WJ Archives of Ped Adolescent Med 2005; 159:37–44

1796web.com

Аутизм, вакцины и иммунный ответ

С любезного разрешения проф. В. Сингха

Доклад проф. Виджендры К. Сингха экспертной комиссии

Института медицины 9 февраля 2004 г.

Виджендра К. Сингх, PhD

Адъюнкт-профессор нейроиммунологии, исследователь

Факультет биологии, Центр интегрированных биосистем

Университет штата Юта

Оригинал «Singh’s IOM Presentation» в виде файла Word можно скачать здесь

В настоящее время среди детских инвалидизирующих заболеваний аутизм является наиболее быстрорастущим. Заболевших миллионы во всем мире, и цифры стремительно достигают эпидемических масштабов. Аутизм приводит к неврологическим и поведенческим нарушениям, снижая способность к социальной адаптации, речи, общению, познаванию и воображению. Аутизм представляет собой идиопатическое заболевание с неизвестной этиологией. Современные теории предполагают влияние генетических, иммунных, вирусных и других неопределенных факторов. На протяжении последних 10–12 лет я сосредоточил свои исследования на аутоиммунных механизмах патогенеза и аутоиммунной терапии для пациентов с диагнозом аутизма. В основе моей работы лежит концепция аутизма как аутоиммунного заболевания, и я надеялся использовать аутоиммунность как мишень для лекарств против аутизма [1–3]. Это на самом деле имеет место в наши дни [4–6]. В моей сегодняшней презентации я буду говорить об аутизме, вакцинах и иммунных реакциях и рассмотрю возможность связи между прививками и аутизмом.

Я считаю аутизм чрезвычайно сложным по структуре заболеванием с широким спектром подобных расстройств, одно из которых может быть аутоиммунным по происхождению. Я изучал аутизм как заболевание аутоиммунного характера, когда вирусно-аутоиммунное взаимодействие может привести к патологическим изменениям в центральной нервной системе (ЦНС). Суть моей «гипотезы аутоиммунности» в том, что вызванная вирусами аутоиммунная реакция, направленная на миелин развивающегося мозга, может повредить анатомическое развитие нервных путей у детей, больных аутизмом [3,4]. Возможность такого предположения основана на том, что скорость передачи нервных импульсов в существенной степени зависит от структурных особенностей изолирующей миелиновой оболочки, которая соединяет нервные волокна, и диаметра аксона. Анатомические изменения могут в конечном счете привести к пожизненным нарушениям высших психических функций, таких как обучение, память, коммуникация, социальные взаимоотношения и т.д. Я склонен полагать, что при лечении аутизма, по существу, можно успешно применять некоторые из терапий, оказавшихся эффективными в лечении других аутоиммунных заболеваний. С этой целью чрезвычайно важным на сегодняшний день остается идентификация и характеристика аутоиммунной патологии аутизма.

Факторы внешней среды (вирусы/вакцины) —> дисфункция иммунной системы —> аутоиммунность к мозгу —> аутизм

2. Вирусы как причинные факторы возникновения аутизма: корь — возможный этиологический агент

Среди ведущих специалистов в этой области бытует мнение, что вирусные инфекции дают начало реакции аутоиммунности и, в конечном счете, приводят к органоспецифичным аутоиммуным заболеваниям. Запускающий механизм при аутизме остается неизвестным, но подозреваются вирусные инфекции. Вирусы могут попасть в мозг через слизистую носоглотки или вызвать аутоиммунную реакцию против мозга, влияя тем самым на развитие ЦНС. Поскольку начало болезни приходится на самое начало жизни, вирусы могут послужить тератогенами (агентами, вызывающими нарушения в развитии), этиологически связанными с аутизмом. У детей с врожденной краснухой в некоторой степени наблюдалось характерное для аутизма поведение. Некоторые дети не вырабатывали антитела к вакцине краснухи даже после повторной иммунизации от нее. Было описано несколько случаев аутизма у детей с врожденной инфекций цитомегаловируса.

С недавних пор мы приняли новый подход к изучению вирусной этиологии аутизма [7–8]. Мы решили изучить два простых вопроса: во-первых, встречается ли у аутистичных детей анормальная вирусная серология (уровень антител) и, во-вторых, имеется ли связь между вирусной серологией и антителами к мозгу. Мы изучали реакцию иммунной системы на вирусы, измеряя уровни антител к ним. Для этого мы измерили антитела к пяти вирусам: вирусу кори, свинки, краснухи, цитомегаловируса и вирусу герпеса человека шестого типа. К нашему удивлению, мы обнаружили, что уровень антител только вируса кори, в отличие от других тестируемых вирусов, был в значительной степени выше у детей-аутистов, чем у нормальных детей [4,9; табл. 1 и рис. 1]. К тому же, мы обнаружили интересную взаимосвязь между антителами к вирусу кори и аутоиммунностью мозга, имеющую отношение к антителам основного белка миелина. Оба этих иммунных маркера присутствовали у более чем 90% аутистичных детей, наводя на мысль о возможной связи вируса кори и аутоиммунности аутизма. Но серология других вирусов и аутоантител мозга на подобную взаимосвязь не указывала. Это важное открытие побудило нас заявить о наличии временнóй связи вируса кори с этиологией аутизма [Singh et al., 1998; 7]. По этой же причине заслуживает внимания и тот факт, что реакция иммунной системы на инфицирование вирусом кори достаточно сходна с аномалиями иммуной системы у аутистичных детей, косвенно указывая на этиологическую связь кори и аутизма.

Табл. 1. Вирусные антитела в вирусной серологии аутистичных детей

Рис.1 Показаны антитела к вирусам кори (measles virus), свинки (mumps virus) и краснухи (rubella virus) у аутистичных детей (n=87, столбцы с точками), нормальных детей (n=32, закрашенные столбцы) и у братьев и сестер аутистичных детей (n=14, затененные столбцы). Примечание: при сравнении групп методом Стьюдента, уровень антител кори был в значительной степени (p<0.05) повышен у аутистичных детей.

3. Вакцины как факторы риска возникновения аутизма: вакцина против кори, свинки и краснухи (MMR) может стать причиной аутизма посредством механизма аутоиммунности.

Несмотря на недостаток эмпирических данных, родители аутичных детей обыкновенно собщают о появлении симптомов вскоре после иммунизации, проведенной вакциной против кори, свинки и краснухи (MMR), а также вакциной DPT. Этот набор симптомов иногда называется аутистической регрессией. Такие дети составляют 85% детей, больных аутизмом, зачастую с недавно поставленным диагнозом. Оставшиеся 15% детей либо никогда не имели негативных реакций на вакцины, либо страдают аутизмом вне связи с прививками. Эта, хотя и отрывочная, информация оказалась достаточно важной, после того, как мы углубили наше расследование, обратив внимание на вакцину MMR (см. далее).

Для изучения фактора риска вакцин в развитии аутизма, мы провели исследование серологии (уровня антител) трех вакцин: MMR, DPT и DT (дифтерия и столбняк). Мы вновь подняли два вопроса: во-первых, имеется ли у детей аномальная вирусная серология (уровню антител) и, во-вторых, имеется ли связь между вирусной серологией и антителами к мозгу. Во время нашего исследования [8], мы обнаружили, что уровень антител к вакцине MMR был значительно выше у аутистичных детей, чем у нормальных детей или у детей с другими заболеваниями [рис. 2]. Более того, стóит отметить чрезвычайно важный для установления этиологической роли MMR в возникновении аутизма факт, что у аутичных детей был обнаружен высокий уровень специфичности к антителам MMR, как и в обнаруженном нами ранее случае с антителами кори. К тому же, мы отметили, что подобная аномальная серология MMR была вызвана антителами к компоненту кори, а не краснухи или свинки [8]. Мы пришли к аналогичному результату, используя одновалентную вакцину кори вместо трехвалентной вакцины MMR, что в очередной раз показало, что проблемой являлся именно компонент кори [9]. В очередной раз выявилось позитивное соотношение (90% и выше) между антителами к MMR и аутоантителами основного белка миелина [рис. 3; 8]. Эти открытия заставили меня задуматься о том, что компонент кори в вакцине MMR мог спровоцировать аутоиммунную реакцию у значительного числа детей [7–9]. Бесспорно, необходимы дальнейшие исследования, но я считаю, что это отличная рабочая гипотеза для объяснения аутоиммунной состовляющей аутизма, и это также может нам помочь понять, почему некоторые дети становятся жертвой «аутистической регрессии» после прививки MMR. Важно также отметить, что вакцина MMR вызывает Th–1 клеточную реакцию [10] — иммунный ответ, присущий и аутичным детям [6,11].

Рис. 2 Антитела к MMR при аутизме. Показаны уровни антител к MMR в 4-х разведениях сыворотки у аутичных детей (n=24, закрашенные кружки), нормальных детей (n=14, закрашеные квадратики) и у детей с другими заболеваниями (n=16, закрашенные треугольники). Примечание: уровень антител MMR был в значительной стпени (p<0.05) повышен у аутичных детей.

Рис.3 Антитела к MMR and MBP (основному белку миелина) у аутичных детей. Заметьте, что сотношение 90 и более процентов было обнаружено между антителами MMR и MBP у аутичных детей (вертикальные столбцы), но не у нормальных детей (у основания 1-го прямоугольника), нормальных братьев и сестер (у основания 2-го прямоугольника), и детей с другими заболеваниями (у основания 3-го прямоугольника).

4. Реакция иммунной системы и аутизм: корень проблемы — аутоиммунность

Несколько групп продемонстрировали анормальные реакции иммунной системы, в частности аутоиммунность, у детей больных аутизмом и другими родственными нарушениями этого спектра. Аутоиммунность это патологическая иммунная реакция, при которой иммунная система организма «сходит с ума» и реагирует на антигены собственных тканей. Аутоиммунное заболевание является конечным результатом этого действия. Некоторые факторы способствуют возникновению аутоиммунных заболеваний. К этим факторам относятся такие микроорганизмы, как вирусы. Обыкновенно они связаны с генами, контролирующими иммунные реакции. Они вызывают иммунные отклонения белых кровяных телец, в частности Т–клеток, В–клеток и NK–клеток, провоцируют образование патогенных антител, особенно характерных для отдельных органов аутоантител, задействуют гормональные факторы и обыкновенно выказывают предпочтение одному полу. Так же происходит и при аутизме, что означает, что несколько аутоиммунных факторов были найдены у аутичных детей [за цитатами см. ссылки 1–9]. Вот некоторые из наиболее важных аутоиммунных факторов возникновения аутизма:

  1. Возникновение аутизма широко ассоциируется с микробными, и в частности вирусными инфекциями.
  2. У аутичных пациентов наблюдаются иммунные отклонения, в особенности те, что вызывают аутоиммуные реации на какое-либо заболевание.
  3. Аутизму присущи неадекватные иммунные реакции на вакцины, в частности, на MMR.
  4. Аутизму свойственна высокая частота генов иммунной реактивности (например, ген системы HLA, C4B, нулевой аллельный ген или расширенные гаплотипы), которые развивают восприимчивость к аутоиммунным заболеваниям.
  5. В развитии аутизма играет роль фактор пола, поскольку болезнь поражает детей мужского пола в 4 раза чаще, чем женского.
  6. Аутизм возникает на фоне семейной предрасположенности к таким аутоиммунным заболеваниям, как рассеянный склероз, ревматоидный артрит, диабет.
  7. Аутизм подразумевает также наличие гормонального фактора, например, гормона секретина и эндорфинов.
  8. Больные аутизмом хорошо реагируют на иммуномодулирующую терапию (IMT).

5. Ртуть и аутизм: ртуть не имеет отношения к аутоиммунности

Вследствие того, что как аутизм, так и воздействие ртути имеют отношение к аутоиммунности, с недавних пор предлагается рассматривать ртуть как фактор внешней среды, влияющий на развитие аутизма. Как бы то ни было, лабораторные анализы показали, что уровень ртути в крови у новорожденных и детей, прививающихся содержащими тимеросал (мертиолят натрия) вакцинами, не превышает безопасного уровня [12]. Мы предположили, что поскольку аутизм, как считается, имеет связь между с воздействием ртути и аутоиммунностью, то у детей больных аутизмом должны наблюдаться повышенные уровни вызванных ртутью аутоиммунных показателей, а именно антинуклеарных и антиламининовых антител. Недавно мы провели предварительное исследование этих двух показателей аутоиммунности у детей, больных аутизмом, и здоровых детей. Результаты нашего экспериментального исследования впервые показали, что распределение этих показателей не изменилось у детей, больных аутизмом. Вполне очевиден тот факт, что ртуть не является фактором риска, вызывающим аутоиммунную реакцию при аутизме. [Наши исследования продолжаются].

6. Иммуномодулирующая терапия (ИMT) в лечении аутизма

Накапливающиеся доказательства наводят на мысль о том, что аутоиммунность играет ключевую роль в патогенезе аутизма. Представление об аутизме как о заболевании аутоиммунного характера подкрепляется фактом того, что больные аутизмом неплохо реагируют на лечение иммунномодулирующими лекарственными препаратами [4-6]. Вмешательство в иммунную систему может спровоцировать иммунную модуляцию — состояние подавления или стимуляции. Поскольку у больных аутизмом не выражен классический первичный иммунодефицит, простое поддержание их иммунитета стратегически неэффективно. Иммунные отклонения у них все же имеются, поэтому, в зависимости от природы иммунного отклонения, целью ИМТ могла бы быть нормализация или перестройка иммунной функции. Это позволит реализовать более сбалансированный иммунный ответ, избегая основных колебаний иммунной активности, которые могли бы пагубно сказаться на пациенте. ИМТ всегда следует назначать после консультации с терапевтом, предпочтительно иммунологом, аллергологом или гематологом. При лечении аутизма рекомендуемый список ИМТ включает в себя стероидную, иммуноглобулиновую и оральную аутоантигенную терапию, иммуномодулирующие лекарственные препараты и плазмоферез.

7. Выводы и заключение

1. Оценивая число больных аутизмом американцев в 500 000 человек (не включая заболеваний аутистического спектра), я думаю, что от 250 000 до 350 000 больных могли бы извлечь выгоду от исследований аутоиммунности, проводимых в наши дни.

2. Современные исследования в области генетики предполагают, что не более, чем 10% всех случаев аутизма являются генетическими по природе. Проще говоря, среди оставшихся 90% являются случаями заболевания негенетической этиологии. Я склоняюсь к мнению о том, что эти случаи представляют собой «приобретенное» заболевание аутоиммунного спектра. Это заболевание скорее всего вызвано вирусом, возможно вирусом кори, либо вакциной MMR. Я недавно обозначил его как «аутистическое нарушение аутоиммунного характера» — термин, призванный описать подраздел аутоиммунных заболеваний, напоминающих аутизм (Singh VK: 1 мая 2003 года). Я думаю, что исследования в области аутоиммунности имеют глобальное влияние на лечение аутизма во всем мире, поэтому врачи и исследователи должны уделять больше внимания исследованию роли аутоиммунности в аутизме.

3. Основываясь на нашем исследовании, можно предположить, что атипичная корь которая не вызывает типичную для кори сыпь, но сопровождается неврологическими симптомами, может быть этиологически связана с аутоиммунностью при аутизме. Потенциальным источником вируса кори является вакцина MMR, либо мутировавший штамм кори; для подобного утверждения, однако, необходимо провести дополнительные исследования.

4. Я склоняюсь к мысли, что у детей, больных аутизмом, проблема с иммунной системой, а именно «поврежденная иммунная регуляция». Отсюда и аномальная иммунная реакция на вирус кори и/или вакцину MMR.

5. Я являюсь убежденным сторонником программы иммунизации во всем мире, главным образом потому что вакцины являются наиболее эффективным средством профилактики против смертельно опасных заболеваний, из всех доступных человечеству на сегодняшний день. То есть, я не противник прививок. Но я также убежден в том, что вакцины должны быть настолько совершенны, насколько это под силу человеку, поскольку они вводятся здоровым детям, взрослым и пожилым людям.

6. В заключение добавлю, что поскольку все со временем меняется, я твердо верю в то, что пора пересмотреть мнение о безопасности вакцин и то, как мы осуществляем иммунизацию на практике. Хорошо известно то, что вакцины вызывают многочисленные побочные реакции, и независимо от того, насколько они редки, пора обратить на них более пристальное внимание. Не думаю, что эпидемиологические исследования будут достаточны для этой цели; необходима научно-исследовательская работа в условиях лаборатории. Мы нуждаемся в новых установках хотя бы потому, что имеющиеся уже не отвечают современым знаниям в иммуннологии, вирусологии и геномике. Это ясно доказано нашим экспериментальным подходом с применением лабораторных методов, которых еще не существовало 30–40 лет назад, во времена разработок вакцин. Действительно, имеется серьезные основания предполагать, что вакцина MMR может потенциально стать причиной аутизма или регрессивной его формы у значительного числа детей. В настоящий момент мне также хотелось бы порекомендовать новую политику проверки иммунной системы перед вакцинацией, что помогло бы выявить детей со слабой иммунной системой, который могут неадкватно отреагировать на прививки. В проведении этой политики мы не должны останавливаться перед расходами, ведь на карту поставлены сотни и тысячи жизней детей и благополучие их семей.

1. Singh VK. Brain, Autoimmunity and autism. Invited presentation at the Annual Conference of the Long Beach Chapter of Autism Society of America (ASA), Long Beach, California; October 13–14, 1995.

2. Singh VK, et al. Immunodiagnosis and immunotherapy in autistic children. Presented at the International Congress of Neuroimmunology, Philadelphia, Pennsylvania; Sept. 8–11, 1987.

3. Singh VK, et al. Antibodies to myelin basic protein in children with autistic disorder. Brain Behavior and Immunity 7:97–103 (1997).

4. Singh VK. Neuro-immunopathogenesis in autism. In: NeuroImmune Biology: New Foundation of Biology, Vol. 1:443–454 (2001).

5. Singh VK. Immunotherapy for brain disease and mental illnesses. Progress in Drug Research 48: 129–146 (1997).

6. Singh VK. Cytokine regulation in autism. In: Cytokines and Mental Health, Edited by Z. Kronfol (2003) pp. 369–383, Kluwer Acad. Publishers, Boston, MA.

7. Singh VK, et al. Serological association of measles virus and human herpesvirus-6 with brain autoantibodies in autism. Clin. Immunol. Immunopathol. 89:105–108 (1998).

8. Singh VK, et al. Abnormal measles-mumps-rubella antibodies and autoimmunity in children with autism. Journal of Biomedical Science 9:359–364 (2002).

9. Singh VK and Jensen RL. Elevated levels of measles antibodies in children with autism. Pediatric Neurology 28:292–294 (2003).

10. Pabst HF, et al. Kinetics of immunologic responses after primary MMR vaccination. Vaccine 15:10–14 (1997).

11. Singh VK. Plasma increase ofinterleukin-12 and interferon-gamma: Pathological significance in autism. Journal of Neuroimmunology 66:143–145 (1996).

12. Pichichero ME, et al. Mercury concentrations and metabolism in infants receiving vaccines containing thiomersal: a descriptive study. Lancet 360:1737–1741 (2001).

1796web.com

Противники прививок нередко рассказывают страшные истории о детях, у которых после введения вакцины развился аутизм. А что об этом известно официальной науке? Есть ли у родителей реальные поводы для опасений?

В конце прошлого века врачи заметили, что заболеваемость аутизмом заметно выросла: всего за 10 лет количество больных детей увеличилось более чем вдвое. Ученые начали искать причину и выдвигать разные предположения. Одно из них – во всем виноваты прививки.

Оплошность солидного научного журнала

В 1998 году в одном из самых старых и солидных медицинских журналов – The Lancet («Ланцет») – была опубликована работа доктора Эндрю Уэйкфилда и соавторов. Они связали аутизм и воспаление в кишечнике у детей с введением MMR – вакцины против кори, краснухи и свинки (эпидемического паротита). Авторитет журнала сделал свое дело – вскоре СМИ уже спешили предупредить общество о том, что прививки могут быть опасны для психического здоровья детей. Многие родители обрели повод для беспокойства, а борцы с вакцинацией лишний раз «убедились» в своей правоте.

В результате в разных странах стало расти число отказов от вакцинации, последствия чего не заставили себя ждать. Спустя некоторое время в США были зарегистрированы вспышки кори среди непривитого населения. В Северной Ирландии такая вспышка привела к гибели трех человек. В Англии и Уэльсе число подтвержденных случаев кори возросло с 56 в 1998 году до 1000 в 2007. Тогда многие ученые глубоко усомнились в выводах, сделанных доктором Уэйкфилдом. Во-первых, в исследовании приняли участие всего 12 детей – такая выборка слишком мала. Во-вторых, прямая причинно-следственная связь между прививкой и аутизмом так и не была доказана. А спустя некоторое время ученого обвинили в нарушении этических принципов и сотрудничестве с адвокатами родителей, которые пытались отсудить деньги у производителя вакцины.

Через несколько лет руководство журнала «Ланцет» официально признало исследование Уэйкфилда мошенническим и сняло статью с публикации. Были проведены многочисленные исследования, которые доказали, что между вакцинацией и возникновением аутизма нет никакой связи. 10 из 12 соавторов исследования Уэйкфилда впоследствии отказались от статьи, да и сам ученый признался, что нарушил принципы медицинской этики. Однако отголоски взрыва информационной бомбы почти двадцатилетней давности слышны до сих пор. У «антипрививочников» появилось еще одно пугало, которое помогает отговаривать родителей от вакцинации. И не только родителей – автору этой статьи приходилось слышать высказывания о вреде прививок даже от врачей поликлиник.

В 2002 году было проведено еще одно исследование, которое якобы доказывало связь иммунизации с аутизмом: доктор Ульман с коллегами исследовали образцы кишечника 91 ребенка с различными отклонениями, в том числе с аутизмом, и 70 здоровых детей. В кишечнике 75 больных детей обнаружили вирус кори. Но и это исследование ничего не доказывает. Ученые не учли, получали ли дети прежде противокоревую вакцину. Невозможно проверить, откуда взялись обнаруженные в кишечнике вирусы – то ли из вакцины, то ли заражение произошло раньше. Высока вероятность ложноположительных и ложноотрицательных результатов – из-за погрешностей в анализе вирусы могли быть «найдены» там, где их нет, и наоборот.

deti.mail.ru

Аутизм вызывают прививки от паротита, кори и краснухи

нам 1,6 года из прививок только БЦЖ.

сейчас педиатр настаивает на прививки о кори (у нас вспышка)

я стала читать и нашла вот что.

что вы об этом знаете. что думаете?

В соответствии с опубликованным решением суда, сотни тысяч долларов будут выплачены Райану Моджаби, у которого, по словам его родителей, прививки MMR-вакциной (паротит, корь, краснуха) вызвали «серьезное поражение мозга». Райану был поставлен диагноз «расстройство аутического спектра» (Autism Spectrum Disorder, ASD).

Позднее в том же месяце американское правительство потерпело еще одно серьезное поражение, когда суд предписал выплатить молодой Эмили Моллер из Хьюстона компенсацию из-за связанного с MMR-вакциной поражения мозга, приведшего к аутизму.

Эта два случая следуют за другими похожими решениями итальянского и американского судов (Ханна Полинг, Бэйли Бэнкс, Мисти Хъятт, Киенан Фриман, Валентино Бокка и Джулия Граймс), в которых правительство проиграло. Суды постановили, что вакцины действительно привели к поражению мозга у упомянутых детей. Это, в свою очередь, вызвало аутизм. Вакцина MMR была связующим звеном во всех случаях.

Тем временем, группа ученых и врачей из Венесуэллы и университета Wake Forest в Нью-Йорке обнародовала данные, которые не только подтверждают наличие хронических воспалительных заболеваний кишечника у детей с аутизмом, но и указывают, что этой патологии ранее не существовало. Используя сложные лабораторные методы, доктор Стив Уокер (Steve Walker) и его коллеги подтвердили выводы Вейкфиелда путем демонстрации молекулярных изменений в тканях кишечника, которые были ярко выражены и без сомнения аномальны.

Более 10 лет назад доктор Вейкфиелд обнаружил и обнародовал данные о хронических воспалительных заболеваниях кишечника у детей с аутизмом. Опираясь на медицинские истории больных детей, он связал эту патологию, а также сам аутизм, с прививкой от паротита, кори и краснухи.

С тех пор он неоднократно подвергался жестким нападкам со стороны средств массовой информации, правительства, врачей и фармацевтической индустрии. Вследствие заведомо ложных и весьма дискредитирующих заявлений о научном мошенничестве, исходящих от британского журналиста Брайана Дира и Британского Медицинского Журнала, доктор Вейкфиелд до сих пор находится в состоянии судебного разбирательства против них.

В то время как новые исследования со всего мира подтверждают выводы Вейкфиелда о хронической патологии кишечника у больных аутизмом детей и его точку зрения о некорректности исследований по безопасности вакцины MMR, карьера доктора была разрушена ложными обвинениями. Не смотря на это, он продолжает усердно работать с целью помочь справиться с катастрофой аутизма.

Частота заболевания аутизмом в развитых странах стремительно возросла: в наши дни приблизительно 1 из 25 детей страдает от этого недуга. Тем временем правительства, у которых нет никаких объяснений этому явлению и которые боятся потерять доверие населения, продолжают отрицать связь вакцин с аутизмом, и это не смотря на неоднократные решения суда.

Вот что сказал доктор Вейкфиелд, находясь в своем доме в Остине, штат Техас:

«Осталось очень мало сомнений в том, что вакцины могут вызвать и на самом деле вызывают аутизм. В приведенных случаях связь побочной реакции на прививку MMR, которая в итоге привела к поражению мозга и аутизму, весьма убедительна. Теперь вопрос в том, сколько еще детей должно пострадать. Родители были правы все это время. Правительствам пора уже перестать разглагольствовать, ведь детей продолжают калечить».

Доктор Эндрю Вейкфиелд – основатель некоммерческой организации по исследованию аутизма Strategic Autism Initiative (SAI), директор Autism Media Channel.

Еще один пример установленной связи MMR-вакцины с аутизмом — решение суда в итальянском городе Римини, вынесенное 15 марта 2012 года. Суд подтвердил, что вакцина MMR (корь, паротит, краснуха) вызвала аутизм у ребенка, обязав Министерство Здравоохранения выплачивать семье этого ребенка компенсации в течение 15 лет, а также возместить им судебные издержки.

www.baby.ru

Вакцины и аутизм: история лжи

Сегодня многие родители отказываются прививать детей и, сами того не подозревая, следуют распространённой латинской формуле: «post hoc, ergo propter hoc», то есть «после этого — значит, вследствие этого». Попросту говоря, «если событие Б следует за событием А, значит Б — прямой результат А». Это распространённая логическая ошибка.

А также — ловушка для множества людей, считают работники здравоохранения, пытающиеся сдержать недавние вспышки, казалось бы, давно оставшихся в прошлом инфекционных заболеваний. Медики бьют тревогу: слишком много людей отказывается от вакцинации детей из-за уверенности в том, что прививки опасны.

Некоторые считают, что вакцины могут вызвать аутизм, просто потому, что эту болезнь иногда диагностируют у детей не до, а после вакцинации. Post hoc, ergo propter hoc. По мнению многих медиков, связывать эти два факта ошибочно как с точки зрения медицины, так и с точки зрения логики.

Независимая информационная организация Retro Report, снимающая документальные фильмы о событиях прошлого и их последствиях, подготовила специальный выпуск, освещающий поворотный момент в истории антипрививочного движения, — заявление британского врача в 1998 г. о якобы найденной связи между действием вакцины MMR (от кори, свинки и краснухи) и возникновением аутизма.

Обычно прививка MMR делается младенцам примерно в 12 месяцев и ещё раз в возрасте 5 или 6 лет. Тот врач, Эндрю Вейкфилд (Andrew Wakefield), написал, что по результатам его исследования с участием 12 детей три взятые вместе вакцины могут изменить иммунную систему и вызвать проблемы с кишечником, приводящие затем к повреждениям мозга.

В весьма короткие сроки его исследования были отклонены и признаны, откровенно говоря, ахинеей. Десятки эпидемиологических исследований не нашли подтверждения результатов его работы, основанной на крошечной выборке. The British Medical Journal даже назвал это исследование фальсификацией. Британский журнал Lancet, изначально опубликовавший работу Вейкфилда, выпустил опровержение. Британская служба здравоохранения лишила врача лицензии.

Несмотря на свою несостоятельность, идея о связи вакцины и аутизма принимается некоторыми людьми на веру. Среди наиболее видных приверженцев — Дженни МакКарти, бывшая телеведущая и фотомодель журнала Playboy, связавшая аутизм своего сына с вакцинацией: «ему сделали прививку, после этого он заболел». Post hoc и всё такое.

С течением времени очаги антипрививочного сопротивления дали о себе знать. В то время как общий по стране охват вакцинацией против детских болезней оставался на уровне 90% и выше, в некоторых частях страны он заметно снизился. Довольно часто это были районы, жители которых ни в чём не нуждались и были хорошо образованы, но родители отказывались от прививок по религиозным или иным личным мотивам.

Идея заключается в концепции так называемого «коллективного иммунитета». Общенациональный уровень вакцинации — не единственный важный показатель. Уровень вакцинации должен быть высоким в каждом отдельном сообществе, чтобы гарантировать защиту практически каждого от внезапной болезни, включая непривитых. Высокий коллективный иммунитет снижает вероятность того, что в определенном городе инфицированный человек столкнется — не говоря уже о том, чтобы подвергнуть опасности, — с кем-то уязвимым, например, с 9-летним ребенком, чьи родители отказались от прививок, или младенцем, который ещё слишком мал для вакцины MMR. Специалисты в области здравоохранения говорят, что для эффективной защиты сообщества уровень вакцинации должен быть около 95%. Если показатели значительно снизятся, могут начаться проблемы.

Массовая вакцинация была признана Центром по контролю и профилактике заболеваний США одним из «10 великих достижений в области общественного здравоохранения» в XX веке, она предотвратила десятки тысяч смертей в Соединенных Штатах. Однако заболевания, которые, казалось, уже взяты под контроль, снова возвращаются. Пример — коклюш. Корь привлекает большое внимание ещё и из-за высокой заразности. Инфицированный может просто чихнуть в комнате, а вирус задержится в воздухе на два часа. Любой непривитый рискует заразиться и распространить болезнь дальше. Вспышка кори в Диснейленде показала, насколько тесен мир.

Что заставляет родителей отказываться от вакцин? Одним из факторов может быть сама их эффективность. Например, у нескольких поколений американцев нет того внутреннего животного страха перед полиомиелитом, какой был у их родителей, дедушек и бабушек. Таких людей «вы могли бы с таким же успехом защищать от пришельцев — эти вещи им просто незнакомы», — считает Сет Мнукин (Seth Mnookin), преподаватель научной журналистики в Массачусетском технологическом институте и автор книги «Вирус паники» (The Panic Virus, 2011), посвященной вакцинации и её противникам.

В своем интервью для Retro Report г-н Мнукин сказал, что недоверие к вакцинации — «одна из проблем, волнующих людей всех политических взглядов». Она усугубляется повсеместным недоверием ко многим национальным институтам: правительству, говорящему, что прививки необходимы, новостным агентствам, повторяющим эту идею, фармацевтическим компаниям, делающим деньги на вакцинах, учёным, которым свойственно ошибаться.

К тому же, говорит Мнукин, научность языка не всегда способствует донесению мыслей, ведь, как правило, учёные избегают крайностей и чаще используют фразы вроде: «Насколько нам известно, связи между аутизмом и вакцинацией не существует». Такие оговорки оставляют недоверчивой публике место для сомнений касательно уверенности учёных в своих словах.

Вакцины всё же не связаны c аутизмом

Мифы обычно довольно устойчивы, и их необходимо время от времени развенчивать. Движение против вакцинации стало столь стремительно развиваться в последнее время, вероятно, благодаря успешному распространению страхов, что вакцины в целом, и особенно тривакцина против кори, эпидемического паротита и коревой краснухи (КПК), а также вакцинальный консервант тимерозал приводят к аутизму. Это утвержение никогда не основывалось на научных данных и за последние 15 лет было полностью опровергнуто результатами многочисленных независимых исследований.

Гораздо проще распространять страхи, чем успокоить взволнованных родителей при помощи абстрактных научных данных, но мы всё же попытаемся. Создаётся впечатление, что предоставление людям информации не является эффективным способом изменить их мнение или поведение. Но, по крайней мере, я надеюсь донести информацию до приверженцев научно-обоснованного подхода, и, вероятно, мы сможем достучаться до тех, кто дезинформирован, но все ещё способен изменить своё мнение.

Новый мета-анализ кажется хорошей возможностью напомнить общественности о том, что вакцины безопасны и эффективны и никак не связаны с неврологическими патологиями развития. Работа под названием «Вакцины не вызывают аутизм: научно-обоснованный мета-анализ исследований по типу “случай-контроль” и когортных исследований», авторами которой являются Тейлор, Швердфегер и Эслик, опубликована в журнале Vaccine.

Вот что они обнаружили:

«Было проанализировано пять когортных исследований 1,256,407 детей и пять исследований “случай-контроль” 9920 детей. Групповые данные показали отсутствие связи между вакцинацией и аутизмом (отношение шансов (ОШ): 0,99; 95% доверительный интервал (ДИ): 0,92 до 1,06), расстройствами аутического спектра (РАС) (ОШ: 0,91: 95% ДИ: 0,68 до 1,20), КПК (ОШ: 0,84; 95% ДИ: 0.70 до 1,01), или тимерозалом (ОШ: 1,00; 95% ДИ: 0,77 до 1,31) или ртутью (Hg) (ОШ: 1,00; 95% ДИ: 0,93 до 1,07). Аналогичным образом, данные исследований типа “случай-контроль” не обнаружили свидетельств увеличения риска развития аутизма (или РАС) вследствие КПК, воздействия ртути или тимерозала с разбивкой на состояние (ОШ: 0,90; 95% ДИ: 0,83 до 0,98; p-значение = 0,02) или по типу воздействия (ОШ: 0,85; 95% ДИ: 0,76 до 0,95; p = 0,01)».

Конечно, невозможно доказать отсутствие, но все эти p-значения, интервалы доверия и отношения шансов выглядят довольно обнадёживающе. Всё это вместе (и это суть мета-анализа) является обширным доказательством отсутствия связи аутизма и РАС с вакцинами в целом, и, в особенности, с тривакциной КПК, тимерозалом или ртутью.

Частично страх по поводу того, что условия окружающей среды являются причиной аутизма, происходит из устойчивого роста уровня заболеваемости за последние 20 лет. Согласно Центру контроля и профилактики заболеваний, в 2000 году частота заболеваемости равнялась 1 случаю из 150, а в 2010 возросла до 1 случая из 68. Причина, по которой мы отслеживаем рост уровня заболеваемости (новые случаи за год) и частоту заболеваемости (количество единовременных случаев), заключается в том, что это работает как система оповещения о возможном новом риске. Вполне резонно задаваться вопросом о возрастающей частоте заболеваемости, которая, без сомнения, наводит на мысль о причинах, связанных с окружающей средой.

Вопрос – растёт ли число диагнозов из-за фактического роста уровня заболеваемости, или же их рост обусловлен проблемами с терминологией при постановке диагноза и отношением врача к пациенту. Я подробно анализировал этот вопрос ранее. Кратким ответом является то, что в значительной степени рост количества диагностированных случаев может объясняться расширением понятия, определяющего заболевание, усиленным наблюдением и заменой диагнозов.

Этих данных недостаточно для исключения предположения, что часть прироста происходит благодаря реальному росту уровня заболеваемости, однако последний также не был однозначно зафиксирован. Возможно, всё это является следствием диагностики.

Более того, повляется всё больше научных свидетельств того, что аутизм – это преимущественно генетическое заболевание. Изучение близнецов выявило значительную генетическую составляющую. Аутизм связан с многими индивидуальными мутациями, дупликациями и делециями генов. Неудивительно, что множество определённых генов, связанных с аутизмом, участвуют в развитии головного мозга – это именно те гены, о которых логично было бы предположить, что они приводят к данному заболеванию. На этом этапе не вызывает сомнений то, что аутизм преимущественно представляет собой группу сложных генетических отклонений, влияющих на организацию и связи нейронов в головном мозге. Это само по себе не исключает фактор окружающей среды – среда обитания способна изменять проявление и последствия определённых генетических изменений. Значение фактора окружающей среды, тем не менее, совершенно точно преуменьшается очевидной преимущественной ролью генетики.

Наконец, последние исследования по проблеме аутизма продемонстрировали возможность диагностики заболевания на всё более ранних стадиях при внимательном подходе. Несколько исследований показали, что признаки аутизма могут быть выявлены уже в шестимесячном возрасте, а предварительные результаты допускают такую возможность и в возрасте двух месяцев. Ещё более значительным является исследование, которое даёт основание для предположения о том, что изменения головного мозга, характерные для аутизма, могут начинаться на раннем этапе развития плода – еще в утробе матери.

Вкратце, полученные данные наталкивают на мысль о том, что реальный уровень заболеваемости аутизмом не возрастает (хоть небольшой прирост не может быть исключён), что заболевание носит преимущественно генетический характер (несмотря на то, что нельзя исключать фактор окружающей среды), что аутизм наблюдается у детей в очень раннем возрасте, и он, вероятно, возникает на раннем этапе развития плода — до любой вакцинации. Все эти факты ставят под большое сомнение связь между аутизмом и вакцинацией.

Тривакцина КПК и тимерозал стали основными объектами нападок противников вакцинации, хотя в действительности они сосредоточены на обвинении вакцин в целом. Причиной боязни КПК послужила (уже после отзыва публикации) скандально известная работа в журнале Lancet, написанная дискредитировавшим себя исследователем Эндрю Вейкфилдом. Эта история звучала повсюду множество раз. Вкратце, небольшое предварительное исследование Вейкфилда было, вероятно, сфальсифицированным. Повторные исследования не нашли связи между вакциной против КПК и аутизмом.

Пока история с КПК агонизировала, антивакцинаторы взялись за ещё одну страшилку в обличии тимерозала, консерванта, основанного на ртути, входящего в состав некоторых вакцин (и никогда в вакцину КПК). Тимероза как объект нападок позволил объединить движения против вакцинации и против ртути, а также привлечь некоторых ярых защитников окружающей среды (в особенности, Роберта Френсиса Кеннеди мл.). Страх перед тимеразолом также усилился благодаря книге «Доказательство вреда» Девида Кирби.

В начале 2000-х годов Кирби вместе с другими противниками вакцинации утверждал, что увеличивающееся воздействие тимерозала в ходе обязательной вакцинации являлось реальной причиной наблюдаемого роста уровня аутизма. За последние 14 лет, тем не менее, эту «гипотезу» удалось опровергнуть. Многочисленным исследованиям не удалось доказать хоть какую-то зависимость между действием тимерозала, ртути или экскреции ртути и риском развития аутизма. Здесь просто нет взаимосвязи.

Но последней каплей стали результаты устранения тимерозала из обязательных профилактических прививок приблизительно в 2001 году. К 2002 году дети в Соединённых Штатах больше не получали вакцин с содержанием тимерозала в качестве консерванта в профилактических прививках. Некоторые многократные прививки против гриппа всё еще содержат тимерозал, но они не обязательны, и в большинстве вакцин против гриппа в США он не содержится. Его также всё еще используют при производстве некоторых вакцин, так что незначительное количество может оставаться в готовой процукции.

Это, разумеется, снимает ответственность с убеждённых антивакцинаторов. Но неоспоримая истина заключается в том, что контакт с тимерозалом через вакцины был зннчительно снижен к 2002 году – до ничтожно малых доз для большинства детей. В то время Кирби и остальные предсказывали резкое падение уровня аутизма, подкрепляя свою позицию утверждением, что тимерозал был причиной наблюдаемого роста уровня заболевания. Это единственный довод, с которым мы согласимся – если бы тимерозал был значительным фактором риска развития аутизма и к тому же был причиной роста числа диагнозов, тогда эти уровни должны были резко снизиться в течении 4–7 лет после устранения тимерозала из обязательных прививок в 2002 году.

Сейчас прошло уже 12 лет, и уровень заболеваемости аутизмом не снизился. В действительности, нет ни малейшего отклонения в устойчивом росте заболеваемости за последнее десятилетие. Устранение тимерозала из обязательных профилактических прививок не произвело никакого заметного влияния на диагностирование аутизма.

Это стало окончательным ударом по провальной тимерозально-ртутной гипотезе об аутизме. Лишь обоснованные доказательства приверженцев антивакциации смогут опровергнуть этот очевидный факт.

Рассмотренный мета-анализ является «вишенкой на торте» совокупности научных доказательств, демонстрирующих отсутствие какой-либо связи между вакцинами в целом, КПК или тимерозалом и аутизмом или РАС. Научные исследования предоставляют нам множество независимых поводов усомниться в этой связи.

Здесь нет места научной полемике. Как бы ни сокрушались идеологи – наука вынесла окончательный вердикт. Это, разумеется, не удержит особо рьяных приверженцев от нагнетания страха с помощью ошибочных доводов и псевдонауки для продвижения своих взглядов.

brights-russia.org

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *