Чума война и голод

by:

Орви

Четыре всадника Апокалипсиса

Четыре всадника Апокалипсиса

Четыре всадника Апокалипсиса — термин, описывающий четырёх персонажей из шестой главы Откровения Иоанна Богослова, последней из книг Нового Завета.

Учёные до сих пор расходятся во мнениях, что именно олицетворяет каждый из всадников, однако их часто именуют Завоеватель (Чума, Болезнь), Война, Голод и Смерть (Мор). Бог призывает их и наделяет силой сеять святой хаос и разрушение в мире. Всадники появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной из первых четырёх из семи печатей книги Откровения.

Появлению каждого из всадников предшествует снятие Агнцем (Иисусом) печатей с Книги Жизни. После снятия каждой из первых четырёх печатей тетраморфы восклицают Иоанну — «иди и смотри» — и перед ним поочерёдно появляются апокалиптические всадники.

Четыре всадника Апокалипсиса Править

  • Завоеватель — первый всадник на белом коне, вооруженный луком.
  • Война — второй всадник на красном коне, вооруженный мечом.
  • Голод — третий всадник на черном коне, держащий в руках весы.
  • Смерть — четвертый всадник, вооруженный косой.
  • Претеристская точка зрения Править

    Многие современные ученые и богословы рассматривают Откровение Иоанна Богослова с претеристской точки зрения, рассуждая, что его пророчества и видения относятся только к первому веку в Христианской истории. В этих суждениях, Завоеватель, всадник на белом коне, иногда рассматривается как символ парфянских войск: Всадник несёт лук, а парфянская империя в те времена как раз славилась своими конными лучниками. Парфянцев же в свою очередь часто ассоциировали с белыми всадниками. Некоторые ученые даже указывают конкретно на Вологеза I, Парфянского шаха, который вступал в схватки с Римской Империей, и даже выиграл одну значимую битву в 62 Н. Э.

    Исторический контекст мог также повлиять и на образ Голода, чёрного всадника. В 92 Н. Э. Римский император Домициан пытался обуздать чересчур активное распространение виноградника, при этом стимулируя распространение зерновых, на что последовала бурная реакция протеста со стороны населения, в связи с чем он отказался от задуманного. Цель Голода истощить запасы ячменя и пшена, не трогая вино и елей, вполне может быть иллюстрацией вышеописанного события. Красный всадник, призванный забрать мир с земли, мог олицетворять внутригосударственные раздоры, бушевавшие во времена написания Откровения. Междоусобные конфликты бушевали в Римской империи в 1 веке Н. Э. и за небольшое время до него.

    Другие точки зрения Править

    Есть еще одна трактовка, сопоставляющия всадникам конкретные исторические события и даты. Так, в первые века христианства, в первом всаднике, сидящем на белом коне, толкователи признавали парфянского короля Вологеза, который в 62-ом году Н. Э. принудил римскую армию к капитуляции. Второй всадник был связан с британским восстанием 61-го года, в котором погибло до 150000 человек, или с войнами того же времени в Германии, или со смутами в Палестине. Третьему всаднику соответствовал голод 62-го года в Армении и в Палестине; четвертому — эпидемии 61-го года в Азии и Ефесе; пятой печати — Нероновы гонения на христиан.

    В каждом веке Христианские богословы видят новые трактовки как всадников, так и Откровения в целом. Те, кто считает, что Откровение описывает современность, трактуют всадников по их цветам, используемым в современной истории. Красный, к примеру, часто приписывают Коммунизму, черный -символ Капитализма, зеленый же относят к появлению Ислама. Пастырь Ирвин Бакстер Мл., основатель Пастырства Конца времен, поддерживает такую трактовку.

    Некоторые приравнивают четырех всадников к ангелам четырех ветров. (См. Михаил, Гавриил, Рафаил, и Уриил, эти архангелы часто ассоциируются с четырьмя сторонами света).

    Еще одна интерпретация белого коня говорит, что он — Святой Дух, посланный в наш мир после смерти Христовой. Огненно красный конь — кровь, пролитая Христианскими мучениками. Черный конь олицетворяет разрозненность Еврейского народа во времена Римской Империи в 70 гг. Н. Э. Бледный конь олицетворяет Исламские народы (с прямой связью с Смертью и Адом, оставляемыми им).

    Общее видение св. Андрея дает следующую трактовку всадникам: снятие первой печати — это посольство в мире св. Апостолов, которые, подобно луку, направивши против демонов Евангельскую проповедь, спасительными стрелами привели ко Христу уязвленных и получили венец за то, что истиной победили начальника тьмы — вот что символизирует собою «конь бел» и «седяй на нем» с луком в руках. Снятие второй печати и появление рыжего коня, сидящему на котором «дано бысть взяти мир от земли», обозначает возбуждение неверных против верующих, когда Евангельской проповедью нарушился мир во исполнение слов Христовых: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Матф. 10:34), и когда кровью исповедников и мучеников за Христа обильно была долита земля. «Рыжий конь» — есть знак или пролития крови, или же сердечной ревности пострадавших за Христа. Снятие третьей печати и появление вслед за тем вороного коня со всадником, имевшим «мерило в руке своей», обозначает отпадение от Христа не имеющих твердой веры в Него. Черный цвет коня символизирует «плач об отпавших от веры во Христа по причине тяжести мучений». «Мера пшеницы за динар» означает законно подвизавшихся и тщательно сохранивших данный им Божественный образ; «три меры ячменя» — это те, которые, подобно скотам, по недостатку мужества, покорились гонителям из боязни, но после покаялись и слезами омыли оскверненный образ; «и елея и вина не вреди» означает, что не следует из-за страха отвергать Христово врачевание, оставлять без него уязвленных и «впадших» в разбойники, но приносить им «вино утешения» и «елей сострадания».

    Снятие четвертой печати и появление бледного коня со всадником, имя которому смерть, означает проявление гнева Божия в отмщение за грешников — это различные бедствия последних времен, предсказанные Христом Спасителем (Матф. 24:6-7).

    Согласно Свидетелям Иеговы, видение о четырех апокалиптических всадниках исполняется с 1914 года до уничтожения этой системы вещей. Это согласуется с Откр.1:1,10, где говорится, что события, описываемые в книге Откровение, происходят во «дне Господа». Первый всадник — Иисус Христос, которому был дан венец, символизирующий, что он начал править на небе как Царь (Даниил 7:13,14). Остальные три всадника символизируют войны (красный или рыжый), голод (вороной), болезни, эпидении и другие причины преждевременной смерти (бледный). В подтверждение этому Свидетели Иеговы приводят параллель между видением о четырех всадниках и признаками присутствия Христа и последних дней, о которых говорится в Евангелии от Луки (глава 21) и от Матфея (глава 24).

    Чума, Война, Голод и Смерть Править

    В данной интерпретации образ первого всадника меняется с Завоевателя на Мор (чума/болезнь), отделяемый, в свою очередь, от Смерти. Итак, первым из всадников появляется Мор, скачущий на белом коне. За Мором следует Война на кровавом коне и с огромным мечом. С Войной, в связи с массовыми разрушениями и мором, приходит Голод. Голод жирный, но скачет на дряхлом черном коне, олицетворяя обжорство и голод соответственно. И с голодом грядет Смерть. Её конь бледен. За ней следует Ад, поглощающий все оставшиеся души.

    На этой интерпретации чаще всего базируются образы четырех всадников апокалипсиса в популярной культуре.

    Другие упоминания Править

    Захария также видел четырех коней (Захария 1:8-17, 6:1-8). В его видение первым пришел Красный, затем Черный, Белый и Бледный. Их он называет «четырьмя духами небес, которые когда-то стояли перед самим Владыкой всей земли.» Отличия коней Захарии от тех из Откровения в том, что их цвета, похоже, ничего не обозначают и не символизируют; кроме того, кони у Захарии исполняют роль, скорее, часовых, чем сил разрушения и страшного суда.

    Видения Захарии, скорее всего, были навеяны Иоанном и тем, как тот описывал четырех всадников. Кроме того, летающие божественные всадники в мифологиях, как Иудейской, так и языческой.

    В современной популярной культуре Править

  • Российский художник Юрий Шабельников в 2003 году создал работу «Present?», представляющую собой шелкографическое изображение обработанной особым образом с помощью графических редакторов цифровой копии знаменитой гравюры Альбрехта Дюрера «Четыре Всадника Апокалипсиса».
  • Знаменитый рестлер Рик Флер основал легендарную группировку «Четыре всадника» (англ. Four Horsemen).
  • В вымышленной вселенной комиксов Marvel у одного из злодеев, Апокалипсиса, в подчинении находятся группа могущественных существ, которых он назвал «Всадниками Апокалипсиса», их образы соответствуют распространённой точке зрения — Мор, Война, Голод и Смерть. Четверо всадников и сам Апокалипсис появляются в различных мультфильмах и компьютерных играх о Людях Икс.
  • В игре «World of Warcraft» один из боссов рейдового подземелья Наксрамас представляет собой четырёх всадников, в общих чертах напоминающих всадников Апокалипсиса.
  • В игре «Fallout Tactics: Brotherhood of Steel» можно встретить рассуждающих между собой четырёх всадников Апокалипсиса (англ. Four Horsemen) о том, что люди в процессе самоуничтожения прекрасно обходятся без их вмешательства.
  • В игре «Магия Крови» в дополнении «Время Теней» один из боссов является в виде всадников Апокалипсиса.
  • В пантеоне игр серии «Warlords» четырём народам покровительствуют всадники Апокалипсиса.
  • В игре «Summoner» присутствуют четыре босса-всадника, напоминающие всадников Апокалипсиса (Всадник Призрак, Всадник Феникс, Всадник Змея и Всадник Тигр).
  • В серии форумных игр «Pokemon World Game» один из высокоуровневых боссов предстает в виде библейских четырех всадников Апокалипсиса.
  • В игре «Quake 4» на уничтожение концентратора связи строггов отправляются четыре группы войск, с именами всадников Апокалипсиса.
  • В игре «Darksiders: Wrath of War» главный герой является одним из всадников Апокалипсиса — Войной.
  • В игре «Darksiders II» главный герой является одним из всадников Апокалипсиса — Смертью.
  • В «Hexen II» также появляются сии четыре всадника как боссы локаций.
  • В игре «Nethack» три всадника апокалипсиса являются боссами последнего уровня и узнают в игроке четвертого всадника, Войну.
  • В модификации Fall from Heaven для «Civilization IV» в качестве сюжета игры используется данная мистификация.
  • В игре «Aporkalypse: Pigs Of Doom» главными персонажами являются четыре необычные свиньи, которые пытаются остановить АпоРкалипсис (игра слов, англ. pork — свинина).
  • В игре «Red Dead Redemption: Undead Nightmare» по ходу прохождения, можно овладеть лошадьми, которые принадлежали всадникам Апокалипсиса.
  • В игре «The Binding of Isaac» есть четыре босса, символизирующие всадников Апокалипсиса.
  • В игре «Heroes of Might and Magic IV: Winds of War» в одном дополнении есть игровой сценарий с названием «Четыре всадника». В этом сценарии игроку необходимо за четыре месяца подготовиться к пришествию Всадников Апокалипсиса, заняв города и собрав войска. В этом сюжете Всадники Апокалипсиса предстают игроку в образе Повелителей Смерти.
  • В игре «Peace, Death!» четыре всадника апокалипсиса являются одними из главных персонажей.
  • В вымышленной вселенной Плоский мир Пратчетта существуют Всадники Абокралипсиса — пародийное обыгрывание библейского образа (причем там есть и пятый всадник — Хаос, впоследствии исключенный из числа всадников, которых таким образом осталось четыре). Всадники присутствуют также в совместной работе Пратчетта и Нила Геймана «Добрые предзнаменования», причем место первого всадника занимает Загрязнение, поскольку Мор подал в отставку после изобретения людьми пеницилина. В одной из книг у троих из них крадут коней и Всадники становятся «Одним всадником и тремя пешеходами», а Апокалипсис превращается в Абокралипсис.
  • В книге «Дневной дозор» С. Лукьяненко есть упоминание четырёх коней — аналогия с четырьмя персонажами книги — братьями Регина.
    • Джонни Кэш написал песню «The Man Comes Around» непосредственно о событиях Апокалипсиса, в которой он придерживается точки зрения, что первый всадник — это Иисус.
    • Существует немецкая группа «Die Apokalyptischen Reiter» (нем. Всадники апокалипсиса), поющая в стиле Metal. Всадники апокалипсиса изображены на обложке одного из альбомов этой группы, «Have A Nice Trip», и первая песня этого альбома, «Четыре всадника готовы» (нем. Vier Reiter Stehen Bereit), посвящена их теме.
    • Шестая песня альбома «United Abominations» группы «Megadeth» — «Блаженны мёртвые» (англ. Blessed Are The Dead) повествует о четырёх апокалиптических всадниках.
    • Вторая песня альбома «Kill ‘Em All» группы «Metallica», называющаяся «Четыре всадника» (англ. The Four Horsemen), посвящена апокалиптическим всадникам. В этой песне перечисляются их имена: «Время», «Голод», «Мор» и «Смерть» (англ. Time, Famine, Pestilence, Death).
    • В песне «Всадники» популярной рок-группы «АлисА» поётся именно о всадниках Апокалипсиса, используются цитаты из Нового Завета
    • На обложке четвёртого альбома британской рок-группы «Muse» Black Holes and Revelations изображены четыре всадника Апокалипсиса, олицетворяющие религию, богатство, самолюбование и власть.
    • Последняя песня альбома «Myths of the Near Future» британской нью-рейв-группы «Klaxons» называется «Four Horsemen of 2012».
    • Песня вокалиста Bruce Dickinson «Darkside Of Aquarius» рассказывает о приходе четырех всадников
    • Немецкая блэк-метал группа «Aeba» в качестве названия использует аббревиатуру имен всадников Апокалипсиса.
    • В песне Der Meister немецкой индастриал-металл группы «Rammstein» повествование ведётся от лица Всадников Апокалипсиса.
    • Песня группы «Aphrodite`s Child» альбома под названием «666» называется «The Four Horsemen».
    • Песня российской метал-группы «Континиум» из альбома «Рождённый металлом» «Слишком поздно», повествует о Конце Света, и в ней непосредственно упоминаются Четыре Всадника Апокалипсиса.
    • Песня «Pale Horse Apocalypse» группы «DevilDriver» с альбома «The Fury Of Our Makers Hand», 2005 год.
    • Обложкой альбома «Babylon» американской хард-рок/глэм-метал группы «W.A.S.P.» послужило красочное изображение четырех живых мертвецов верхом на конях, вероятно под этими существами и подразумевались четыре всадника апокалипсиса.
    • В песне «Behold a Pale Horse» aмериканской группы «Saviour Machine» повествуется о пришествии четвертого всадника.
    • В клипе на песню «Getting nowhere» группы «Magnetic man» показываются четверо велосипедистов на BMX, изображающие четырёх всадников Апокалипсиса.
    • Инструментальный альбом шведской группы «Dice», играющей в стиле прогрессив-рок, называется «The Four Riders Of The Apocalypse» (1992, записан в 1977 г.). Он представляет собой концептуальное произведение, поделенное на главы, которые называются «War», «Disease», «Greed» и «Death», и оформлен альбом соответственно — на обложке четыре всадника Апокалипсиса.
    • Тематика всего альбома шведской дэс-метал группы «Demonoid». Непосредственно о всадниках повествует песня «Arrival of The Horsemen» на этом альбоме, а также его обложка.
    • На обложке альбома «Weird Al» Yankovic — Apocalypse, изображены 4 всадника апокалипсиса, на черном коне изображен сам «Странный Эл»
    • Четвёртый альбом финской метал-группы «Lyijykomppania» получил название «Sota, nalka, rutto, kuolema» («Война, голод, мор и смерть»), а на его обложке изображены четыре всадника.
    • «Зачарованные» (США) — Всадники это высшие демоны, которыми управляет Хозяин подземного мира.
    • «Сверхъестественное» (США) — Всадники Апокалипсиса — четыре могущественных существа, вместо лошадей использующие спортивные автомобили.
    • «Удивительные странствия Геракла» (США-Новая Зеландия). Архангел Михаил освобождает Всадников Апокалипсиса, но Гераклу и Иолаю удаётся предотвратить конец света.
    • «Горец» — Всадники Апокалипсиса это четверо могущественных бессмертных, наводивших ужас на древний мир в бронзовом веке. Смертью был один из главных героев сериала — Митос.
    • «Вавилон-5», научно-фантастическоий телесериал. Посол Центавра Лондо Моллари называет трёх своих жён «Чума, Голод и Смерть», тогда как сам выступает зачинщиком войны.
    • «Декстер». В шестом сезоне сериала, профессор Гелар и его помощник Тревис, воссоздают сцены из книги откровений, одной из которых является появление четверых всадников Апокалипсиса.
    • «Секретные материалы» В седьмом сезоне в 4 серии некромант вызывает четырёх всадников Апокалипсиса в виде покончивших с собой бывших агентов ФБР в ожидании конца света. Также в этой серии имеются отсылки к другому сериалу Криса Картера — «Тысячелетие».
    • В телесериале «Сонна лощина» Всадники Апокалипсиса являются одними из главных антагонистов.
    • Фильм «Четыре всадника Апокалипсиса» Висенте Бласко Ибаньеса 1962 года.
    • Фильм «Багровые реки 2. Ангелы Апокалипсиса» (Франция — Великобритания — Италия).
    • Фильм «Всадники» (англ. The Horsemen), режиссер: Йонас Акерлунд (Jonas Akerlund), США, Канада, Mandate Pictures. Недавно овдовевший и всё ещё оплакивающий смерть своей жены, детектив обнаруживает таинственную связь между собой и подозреваемыми в серии кровавых, ритуальных убийств.
    • ru.warriors.wikia.com

      Алкоголизм дает больше опустошения, чем три исторических бича вместе взятых: голод, чума и война

      «Алкоголизм дает больше опустошения, чем три исторических бича

      вместе взятых: голод, чума и война»

      Алкоголизм — одна из проблем современного общества, которая волнует педагогов и конечно же нас, подрастающее поколение. У. Гладстон считает, что алкоголизм наносит обществу больше вреда, чем три исторических бича вместе взятых: голод, чума и война. И я с ним согласен.

      Из медицины известно, что алкоголизм — это хроническое заболевание, развившееся в результате систематического употребления спиртных напитков. Потребление спиртных напитков оказывает вредное влияние на здоровье, быт, трудоспособность человека, благосостояние и уровень нравственности общества. В результате употребления алкоголя развиваются неизлечимые болезни: с нарушениями деятельности желудочно-кишечного тракта, печени и печеночные колики, параличи. Самое главное — наступает быстрое разрушение личности, ее деградация.

      При отсутствии продуктов питания умирают бедные люди, в отдельно взятых странах. Например, в некоторых странах Африки самые бедные, неимущие умирают от голода, а богатые, сытые здравствуют. Алкоголизм убивает и бедных, и богатых, и голодных, и сытых, умных делает безумными. Имеют место примеры, когда у людей образованных было все: и хорошая работа, и достойная зарплата, и благополучная семья. Но постоянное употребление алкоголя лишает их всего. Человек, деградируя, умирает.

      Война также уносит здоровых и крепких людей: и стариков, и взрослых, и детей. Но война не может охватить всю планету разом. Она начинается в одной стране, затем продолжается в другой. Например, Вторая мировая война унесла много жизней, но тем не менее остались здоровые люди, благодаря которым появилось новое поколение.

      Алкоголизм я хочу сравнить с чумой, ведь не зря говорят, что «алкоголизм — чума XX века». Чума — это черная смерть, унесшая много жизней. Но, тем не менее, она была остановлена. Например, в Лондоне в 1664 году разразилась чума, а потом в 1665 году Лондон сгорел, уничтожив всех больных и грязь.

      Алкоголизм поражает и уносит всех, оставляя за собой только черные пятна: нездоровое поколение, нездоровую наследственность и невозможность излечиться. Более того, голод, чума, война касаются людей, которые часто не имели даже отношения к появлению этих бед. В отличие от них алкоголизм человек выбирает сам, идя на поводу своей страсти. Алкоголизм — это добровольное сумасшествие, нанесение вреда себе и обществу. Недаром алкоголизм считается одним из видов отклоняющегося поведения. Алкоголик не соблюдает моральные нормы — он может побить своих собственных детей. Алкоголик нарушает и правовые нормы, бездумно совершая преступления. Так что легче предотвратить болезнь, чем лечить ее, лучше объяснить молодежи, к чему приводит алкоголизм.

      neparsya.net

      Ты думаешь, что я монстр. Но я — алкогольное желе на вечеринке. Я просто убираю запреты.

      Первый раз Война был упомянут Дином, когда они с Сэмом пытались помочь жителям города, которые убивали друг друга, видя в других людях демонов. Дин узнал про то, что рядом с городом упал метеорит-знамение, предвещавшее прибытие всадников Апокалипсиса. Потом он понял, что красный Мустанг на улице это не что иное, как «красный конь» на котором в Библии ездит Война.

      Война активирует кольцо.

      В отличие от русского языка, существительные в английском не имеют рода. Поэтому Война, как и другие Всадники, представлен мужчиной. Как и его остальные собратья (кроме Чумы), Война носит деловой костюм. На безымянном пальце — золотое кольцо Всадника. Примечательно, что Война — единственный Всадник, чьё кольцо сделано из золота. Вероятно потому, что богатство — истинная причина большинства войн.

      Вишнёвый мустанг Войны

      5.02 «О Боже, и Вы тоже!» Править

      — Откровение Иоанна Богослова, глава 8, стих 10.

      По просьбе друга Бобби Сингера, Руфуса, Сэм и Дин прибывают помочь людям. Там они встречают Эллен и других людей, в числе которых был и Роджер. В пустом магазине, куда Сэм пришел за солью, на него нападают два человека с чёрными глазами (чёрные глаза без намёка на белок — верный признак одержимости демоном). Сэм их убивает, но чувствует, что что-то с этими демонами не так. Позже Сэм и Эллен находят убежище демонов. Они видят, что в доме топят камин и Сэм удивляется, ведь демоны не мёрзнут. Также во время боя, Джо, которую они принимают за демона в её теле, называет Эллен черноглазой тварью и требует, чтобы эта «тварь» отпустила её мать. Руфус хватает Сэма, но Эллен удается сбежать. Дин понимает, что люди видят не то, что есть на самом деле, а то, чего они боятся больше всего. И эти галлюцинации — дело рук Войны. Роджер приходит к Сэму, связанному в доме Руфуса, и говорит кто он на самом деле.

      Сэм и Дин поймали Войну.

      После этого он приходит к Дину и остальным и сообщает им, что видел демонов, а когда Дин говорит, что демоны тут ни причем, натравливает остальных на него и Эллен. Тем временем Сэм раскрывает Руфусу правду. Жители города начинают сражаться снова, а Война пытается сбежать. Но Сэм и Дин хватают его и отрубают ему палец с кольцом, и Война сбегает.

      5.20 «Знакомый вам Дьявол» Править

      Дин предлагает демону Брэди кольца всадников Войны и Голода, однако тот говорит, что даже если бы он смог натянуть кольца на их костлявые пальцы, сомневается, что в этом есть смысл, так как от них остались только ссохшиеся скелеты в позе эмбриона.

      Силы и способности Править

      Война использует свою силу.

      Всадники очень могущественные существа, поэтому обладают очень редкими способностями, однако, их сила заключена в кольце. Без них они не смогут нормально контролировать свои способности. Без Кольца он будет обладать всеми силами, однако на людей влиять не сможет.

    • Бессмертие — Всадники будут жить до тех пор, пока соответствующие им атрибуты (голод, болезни, войны и смерть) не перестанут существовать.
    • Неуязвимость — Всадники не могут быть уничтожены пока не отпадёт потребность в них.
    • Невидимость — их нельзя увидеть если они сами того не захотят.
    • Телепортация — Всадники могут переместиться в любое место во Вселенной и от их появления нельзя защитится никаким способом.
    • Телекинез — они способны передвигать предметы силой мысли.
    • Телепатия и Эмпатия — Война способен читать мысли людей и чувствовать их эмоции.
    • Смена формы — Всадники могут менять внешность.
    • Сверхвыносливость — они не устают и им не требуется вода, еда, сон или отдых.
    • Чтение души — все Всадники могут определить состояние души.
    • Влияние на погоду — Возможно всадники могут вызвать любое погодное явление для уничтожения целых городов.( Так сделал Смерть, когда устроил Великий Потоп и собирался уничтожить Чикаго бурей ).
    • Способности Кольца Править

    • Ментальные манипуляции — Война способен вызвать у людей видения и галлюцинации, которые вынуждают их к применению насилия.
    • Несмотря на свое могущество, Всадники имеют слабости:

    • Бог — Господь один из немногих существ, способных убить Всадников.
    • Смерть — силы Смерти превосходят силы Войны.
    • Тьма — первородное зло которое дало отпор четырем архангелам и Богу.
    • Отсутствие кольца — у Всадников сила заключена в кольце, и если их лишить кольца, можно их ослабить.
    • Архангелы — они не могут убить Всадников, но могут их лишить кольца и навредить.
    • Серп Смерти — самое мощное оружие во Вселенной, способное убить кого угодно во Вселенной (без исключений).
    • Заклинания — Возможно, что Люцифер удерживал Всадников заклинанием, похожим на Оковы Смерти.
    • ru.supernatural.wikia.com

      Главная задача Чумы в Апокалипсисе заключалась в распространении вируса Кроатон. Для этого он сначала заразил всех свиным гриппом, а затем, с помощью демона Брэди, изобрёл вакцину от гриппа, которая в действительности содержала вирус Кроатон.

      Характеристика Править

      Больной и усталый.

      Чума, или иначе Мор — живое олицетворение болезней. Он имеет облик седого старика и ездит на Кадиллаке зелёного цвета, что аналогично зелёному коню. Номерной знак на машине содержит слова «SIKN*TRD».

      Кроме этого, Чума носит серебряное кольцо с зелёным камнем.

      Мор очень пренебрежительно относится к людям и даже задаётся вопросом: «Как Бог может изливать свою любовь над такими грязными и слабыми существами?». Сам он говорил, что восхищается бактериями.

      Также можно судить о его упрямом характере, потому что он несмотря ни на что хотел убить Сэма и Дина, которые являлись сосудами архангелов. Сделать это он хотел в отместку за своих братьев-всадников Войну и Голода, которых Винчестеры лишили сил. Тем не менее, Чума всё равно был предан Люциферу и жаждал Апокалипсиса.

      5.19 «Молот богов» Править

      Чума распространяет инфекцию свиного гриппа. Он заходит в магазин в образе больного старика и начинает чихать на еду и продавца. Выйдя из магазина, Мор с довольной улыбкой садится в машину и уезжает.

      5.20 «Знакомый вам Дьявол» Править

      Чума продолжает разносить свиной грипп по стране, и Винчестеры не понимают, почему он действует всего лишь гриппом, ведь у него есть в запасе вирус Кроатон. С помощью Кроули братья находят подручного Чумы, вселившегося в однокурсника Сэма Брэди. Тот раскрывает местоположение Всадника, после чего Сэм его убивает.

      5.21 «Две минуты до полуночи» Править

      Чума вызывает болезнь у Кастиэля

      В этом эпизоде Мор скрывается в больнице под видом доктора Грина и убивает старушек. Когда приходят Сэм и Дин, Чума заражает их различными болезнями, и они становятся не в состоянии действовать, в этот момент приходит Кастиэль, Мор заражает и его, но это не мешает ангелу отрезать палец с кольцом Чумы. Чума говорит, что уже слишком поздно, и исчезает (он имел в виду, что вакцина от гриппа, который распространялся Чумой, содержит вирус Кроатон, и скоро вирусом будут заражены все, кто пройдёт вакцинацию).

      Так как до этого Брэди говорил, что от Войны и Голода остались только ссохшиеся скелеты в позе эмбриона, вероятно, Чума тоже мёртв, так как он не такой могущественный, как Смерть, чтобы обходиться без кольца.

    • Бессмертие — как и другие всадники, Мор потенциально бессмертен и может жить вечно, однако может быть лишен власти над болезнями.
    • Неуязвимость — Всадников очень проблематично уничтожить, лучший способ — забрать кольцо, но даже если его уничтожить, явления не прекратятся.
    • Создание болезней — Чума способен полностью контролировать все болезни (так как фактически он является их создателем), также, он может создавать новые.
    • Контроль болезней — Чума способен заражать любыми болезнями людей на расстоянии, причем даже несколькими, а также исцелять.
    • Контроль насекомых— когда Чума ехал в машине, его окружали мухи, в то же время их не было, когда он был в магазине и в больнице.
    • Электрокинез — когда Брэди разговаривал с Чумой с помощью крови, это вызвало перепады напряжения.
    • Телепортация — Чума способен мгновенно перемещаться из одного место в другое, причём это распространяется и на другие измерения: Рай, Ад, Земля, Чистилище.
    • Невидимость — Чуму способны видеть только те, кому он «разрешит» себя видеть.
    • Перевоплощение — он может менять внешность.
    • Сверхвыносливость — Всадники не устают, и им не требуется отдых.
    • Сверхсила — он гораздо сильнее человека физически.
    • Чтение души — все Всадники могут определять состояние души.
    • Телепатия и Эмпатия — способен читать мысли и чувствовать человеческие эмоции.

    Несмотря на силу, имеет слабости:

  • Бог — Бог всемогущ и с легкостью уничтожит всадника
  • Архангелы — неизвестно, способны ли архангелы его убить, однако они способны ему навредить и лишить сил.
  • Заклинание — заклинание Оков Смерти способно подчинить себе любого Всадника.
  • Отсутствие кольца — способно ослабить и лишить власти над болезнями.
  • ru.supernatural.wikia.com

    Средневековье — это исторический период, который охватывает V – XVI век н.э. Средневековье выступает связывающим звеном между периодом античности и Новым временем. С чем ассоциируется у нас эпоха Средневековья?

    Это величественные соборы, рыцарские турниры, крестовые походы. Вместе с тем нищета и бедность крестьян, неограниченная власть феодалов, огонь священной инквизиции, нашествия чумы. Средние века действительно являются эпохой ярких контрастов. Наверное, Средневековье не ограничилось бы рамками XVI века, если бы на поздний его период не выпали те испытания, которые ему суждено было пережить. Страшный голод 1315- 1317 г. и великая эпидемия чумы стали черными страницами в истории человечества.

    Наступление страшного голода

    Неблагоприятные погодные условия 1315 года произвели к потере фактически всего урожая. Европа погрузилась в пучину великого голода. В желании добыть хоть какую-то пищу, чтобы избежать голодной смерти, люди шли на воровство и каннибализм. Постоянные дожди и наводнения еще два года не позволяли собрать полноценный урожай. Хотя 1317 г. считается завершением голода, недостаток продуктов питания продержался вплоть до 1322 года. Великий голод, который бушевал в странах северной и центральной Европы унес жизни примерно 20% населения. Великий голод стал ознаменованием конца, некогда процветающего исторического периода.

    Пандемия бубонной чумы

    Спустя два десятилетия после голода, общество ждал еще один, по-настоящему трагический удар судьбы – пандемия бубонной чумы. Первая волна страшного заболевания прокатилась Европой в 1346 году. Природный очаг заболевания находился в пустыне Гоби. В первую очередь чума охватила Индию и Китай. Монгольские войска и торговые караваны принесли возбудитель болезни и в Европу. Ситуация усугублялась тем, что медицина того времени была бессильна перед чумой: множество врачей погибло при попытке хоть как- нибудь помочь больным.

    А самые смелые из них, кто рисковал «пустить кровь» больному, нередко оказывались на инквизиционном костре: церковь не приветствовала кровопролитий. Полнейшая антисанитария способствовала размножению крыс и блох, которые, как оказалось позже, были главными переносчиками чумной палочки. Даже тела умерших людей от чумы становили опасность, так как выделяли в воздух палочку Черной смерти. Пандемия унесла жизни более 60 млн. европейцев и каждого третьего жителя азиатских стран. Чума отложила огромный отпечаток на человеческую психику, на политическое и экономическое развитие стран Европы.

    Последним испытанием эпохи Средневековья стала Столетняя война. Несмотря на то, что война представляла собой по сути конфликт двух монархов, в боевые действия были втянуты представители всех сословий, в том числе и крестьяне. Армию обоих сторон снабжали продуктами и денежными средствами представители рабочего класса и крестьяне.

    Неблагоприятные погодные условия, которые были вызваны изменением климата на территории Евразии, материальные затраты на затяжную войну превратили жизнь горожан и крестьян в нищее существование. Некогда процветающая эпоха медленно погибала изнеможенная болезнями, голодом и нищетой. Закат ее приближался все быстрее и быстрее, а на горизонте появлялись первые реформаторские лучи Нового времени.

    www.nado5.ru

    Железнодорожное полотно тянулось вдаль и растворялось в густом тумане. Казалось, в нем можно было обрести надежное убежище, скрыться от посторонних глаз и хоть немного поспать. Но туман был недостижим как горизонт. С каждым шагом он удалялся все дальше и дальше, оставляя двух женщин в широком кольце прозрачной дымки.

    Одна из них больше походила на тряпичный куль. Укутанная в одеяло с головы до пяток, она несла какой-то сверток у своей груди и, склонив голову, вполголоса пела колыбельную. Её потрескавшиеся губы двигались с трудом, а лицо было обезображена язвами. Немного горбатясь, она ступала осторожно и слегка раскачивалась при ходьбе. Когда-то её звали Марией, теперь — Чумой.

    Вторая женщина была одета не по погоде, легко. Впалые глаза и обтянутые кожей кости – метки голода – делали её лицо страшным и лишенным всяких чувств. Когда-то она носила имя Вера, но солдаты прозвали её Голодом.

    Чума и Голод. Под этими прозвищами подруги пережили блокаду и сами перестали пользоваться настоящими именами.

    Голод остановилась, поправила лямки рюкзака и поморщилась, учуяв запах гниющей плоти. Она искоса посмотрела на руки Чумы, покрытые язвами, но ничего не сказала. Чума присела на корточки.

    — Я бы не стала это пить, — сказала Голод, но Чума уже зачерпнула из лужи смешанную с пеплом воду.

    — А ты бы бросила свой груз, — тихо ответила она и, напившись, встала на ноги.

    — Это не груз. Он. важен для меня.

    Голод сжала кулаки на лямках, но Чума лишь кротко кивнула в ответ и начала разматывать свой сверток. Из него вывалилась детская ручонка.

    Голод отступила и осмотрелась по сторонам. Было тихо и безлюдно, но черные, покрытые сажей вагоны и здания, словно вырезанные из цельного куска угля, могли скрывать опасность. И еще, не известно что могло прятаться в тумане так же, как это делали женщины.

    — Сейчас не время, — сказала она Чуме.

    — Но мне нужно покормить сына. Не будь такой бессердечной.

    — Твой сын. — Голод сжала зубы. Её прервал женский крик. Неизвестная просила оставить в покое её детей. Ответом в этом страшном диалоге стала автоматная очередь. Голод схватила подругу за руку и поспешила убраться подальше. Тряпки Чумы, которые с трудом можно было назвать одеждой, не годились для бега. Он мешали и путались в ногах, а Голод все время чувствовала как Чума спотыкается и слышала её вздохи, но ни разу не посмотрела назад. Язвы причиняли Чуме сильную боль при таком темпе.

    Спустя некоторое время они миновали черту города, но даже когда перешли на шаг, Голоду приходилось тянуть за собой подругу. Женщины шли через границу блокады, где теперь лежали обгоревшие останки солдат. Никого живого: ни врагов, ни защитников, ни других беженцев. Дальше были лишь луга и болота, но и здесь встречались следы войны: брошенная техника, воронки от снарядов и мертвецы. Мертвых теперь было куда больше чем живых. Беженки видели машину, её кузов был заполнен солдатами. Мужчины застыли в той самой позе, в какой их застала смерть. Сжимая в руках оружие, казалось, они хоть сейчас готовы броситься в бой. Чуме как-то доводилось видеть подобное.

    Вороны и крысы — истинные победители любой войны — начинали свое чревоугодное пиршество. Для них не существовало ни званий, ни рангов, ни последних почестей. Лиса, застигнутая врасплох, схватила оторванную руку и поспешила убраться подальше от живых людей. Однажды Голоду показалось, что на сгоревшем танке восседает какое-то существо, но то оказалось лишь густым облаком тумана.

    Женщины шли два часа прежде чем Голод решила что опасность миновала. Они устроили привал в лесу, в кабине развороченного взрывом грузовика. Не было никакой возможности развести огонь, так что приходилось мириться с сыростью. Только сырость никак не хотела мириться с беженками: проникала под одежду, обволакивала тело и пускала в него корни холода. Сырость желая изжить, загасить ненавистное тепло, нарушающее её унылую гармонию.

    Голод с жалостью и тоской смотрела, как Чума прижимает к груди безжизненное тело своего ребенка и пытается накормить того, кто уже никогда не будет испытывать потребности в пище. Безумие — одно из многих детищ войны и Чума не избежала страшной участи. Сын Чумы погиб вчера, во время химической атаки. Сначала Голод пыталась убедить в этом подругу, но когда та начала кормить мертвого ребенка грудью, поняла что несчастная мать сошла с ума.

    Голод почувствовала настойчивые толчки в спину и отошла в сторонку. Если кто и нуждался в еде, так это её дочь. В отличии от сына Чумы, девочка выжила, но мать боялась беспокоить подругу видом живого ребенка. Девочка все это время находилась в рюкзаке и вполне комфортно себя чувствовала.

    Устроившись в кузове, под брезентом, Голод открыла рюкзак и маленькие ручки потянулись к матери. Словно карманное солнышко, девочка выглянула из рюкзака и на худом лице Голода появилось некое подобие улыбки. Она перепеленал девочку, очистила её спинку от каких-то крошек, аккуратно собрала их и отправила эту жалкую подачку судьбы в свой рот.

    — Только ради тебя, дочка, я еще живу на этом свете! — тихо сказала мать и принялась кормить ребенка.

    Голод нечаянно уснула. Тяжелый сон, сон-воспоминание, поглотил её и перенес назад во времени. Тогда они с Чумой носили настоящие имена, а бомбежки и лишения войны являлись в их жизнь только картинками на экранах телевизоров. То были времена бесшабашной юности, когда они гуляли до утра, сплетничали о мальчиках и ходили по гадалках в надежде приоткрыть тайну своего будущего.

    Мария и Вера — так их звали до войны — с трепетом смотрели, как цыганка водит дрожащими руками над картами и выдергивает из колоды по одной.

    — Чума, Голод, Бродяга, Мать, Безумец, Ребенок. Странно.

    Цыганка почесала подбородок, видимо, не зная что сказать.

    — Что это значит? — Мария широко открыла глаза, названия некоторых карт пугали её.

    Пламя свечи трепетало, в его свете можно было увидеть лишь часть цыганского шатра: круглый стол, странные предметы из дерева, запечатанные амфоры и полки, на которых располагались баночки с неизвестным содержимым. Старуха еще раз почесала подбородок и перстни на её пальцах заиграли бликами огня.

    — Бродяга – дорога по великой нужде, все карты ложатся вокруг него. Мать с Ребенком лежит отдельно, Безумец – отдельно. А вот Чума и Голод в расклад не вписываются, они в него бессмыслицу вносят. Но если отбросить эти две карты, остальные ложатся странным и страшным образом. Здесь я вижу путешествие безумца и матери с ребенком.

    — Но расклад верен? — с сомнением поинтересовалась Вера.

    — Нет-нет. Не ложатся карты так, что-то я напутала.

    Цыганка закачала головой и принялась заново раскладывать карты. Спустя пару минут лицо её озарилось улыбкой.

    — Вот теперь ладно, теперь хорошо. Вижу суженых ваших, свадьбу и прибыль в имуществе. Дети. У одной дочь будет, у другой сын.

    Девушки захихикали и на долго забыли первое, неправильное гадание. Только старуха уже не улыбалась, а провожала подруг задумчивым, мрачным взглядом.

    Голод вздрогнула. Она не заметила как Чума залезла в кузов.

    — Я знаю одно место. Село из десяти дворов, там у тетки до войны была дача. Сомневаюсь что там будет еда, но вряд ли там будут и солдаты, — сказала Чума.

    Она без всякого интереса скользнула взглядом по девочке, словно это было не живой человек, а некий предмет.

    Голод поспешила убрать спящего ребенка в рюкзак, подальше от взоров безумной женщины. Она подумала о своем сне-воспоминании и теперь могла сама объяснить тот расклад.

    Голод — Вера, она же Мать с Ребенком. Чума — Мария, она же Безумец. И Бродяга — путешествие по великой нужде.

    Дорога, проходившая лесом, была ужасной. На смену туману пришел дождь, холод вгрызался в тело голодными пираньями и царапал лицо. Чума одолжила Голоду одно одеяло, но промокшая ткань не помогала и Голод устало плелась следом, спотыкаясь на каждом шагу. Теперь неторопливая Чума задавала темп. Её тело, укутанное в тряпки, раскачивалось при ходьбе и походило на маятник. Эти движение завораживали Голод, гипнотизировали её ослабевший рассудок. Временами ей казалось что вокруг Чумы собирается тьма, клубится, окутывает. И нет в мире ничего кроме моря тьмы и шатающегося тела безумной женщины, плывущей по его черной глади. А центр этого адского клубка, этого водоворота мрака, у Чумы на руках. Этот мертвый мальчик. Временами тьма пропадала, но Голоду всё равно казалось, что тени тянутся к Чуме, а деревья приветствуют её тоскливым скрипом.

    Чума резко обернулась и Голод вздрогнула от неожиданности.

    — Я думала что ты отстала. Так тихо ты идешь. Словно крадешься за мной.

    — Я не крадусь, — смутилась Голод, — просто, вдруг солдаты рядом.

    — Мы почти пришли. Только не нравится мне здесь, — Чума замолчала и спустя пару секунд добавила, — здесь завелось безумие.

    Голод не поняла этих слов. Дочка несколько раз пнула её в спину, настойчиво требуя молока. Но действительно, с этого холма уже можно было заметить крыши домов. Огороды никто не возделывал с начала войны, их уже начал поглощать лес. Можно было увидеть заросли молодых кленов, подступившие под самые стены домов. Но здесь можно было заметить и следы присутствия людей. Грунтовую дорогу, чистую и прокатанную, не тронула даже трава. В некоторых дворах были проплешины, словно там часто ходили люди и стоял транспорт. Мусор, который еще не поглотила земля, и несколько могил прямо у покосившегося забора.

    Чтобы попасть в деревню, женщинам нужно было перебраться через глубокий овраг. Спустились они легко — цеплялись за отдельные кусты и пучки травы. Противоположная сторона была не такой крутой, но абсолютно лишена растительности. Казалось, что землю здесь насыпали совсем недавно. Не было даже травы, чтобы скрепить раскисшую от дождя почву. Она скользила под ногами, пальцы свободно уходили в грязь и нужно было глубоко вгонять в нее руки чтобы удержаться на склоне. Чуме, у которой были заняты руки, было тяжело в двойне, её одежды пропитались грязью.

    Когда они почти достигли вершины, Голод почувствовала как земля под ней, целым пластом, начала сползать вниз. В последний момент, почти по локоть загнав руку в грязь, она ухватилась за какую-то тряпку. Но неведомый предмет оказался плохим якорем. Быстро и неотвратимо Голод тянула его на себя. Чавкнула грязь и следом за тряпкой на свет вышло нечто ужасное — длинные волосы облепленные грязью, запрокинутая голова с распахнутым ртом. Голод уже поняла, что держит в своих руках, но не смогла удержать хватку. Обдавая женщину ужасным смрадом, покойник издал всего одно слово.

    Крепкая рука схватила её за рюкзак, там где был ребенок, и потянула по грязи. Голод кричала и отбивалась, но хватка оказалась сильна.

    Голод почувствовала что лежит на более-менее твердой, вертикальной поверхности.

    —Чума? — женщина подняла голову и очистила глаза от грязи. — Ты слышала? Эта баба говорила! ЭТА ЧЕРТОВА БАБА СКАЗАЛА ЧТО-ТО!

    Голод вскочила на ноги и посмотрела вниз. Труп женщины увлекла лавина грязи и он медленно перекатывался по склону до тех пор, пока не достиг дна. Теперь можно было увидеть и других. Десятки других. Оползень освободил мертвых из земляной темницы. Несколько тел лежали на дне оврага, еще больше мертвых оставалось в земле, но их конечности торчали наружу. Стеклянными глазами «смотрел» на женщин мертвый старик. По пояс погруженный в землю, он застрял на середине склона, а по его лицу ползал одинокий червь.

    — Что? — Голод с трудом отвернулась от развороченной могилы и посмотрела на Чуму.

    — Газы скапливаются в теле, а потом проходят сквозь голосовые связки. Так получается звук. Этих людей привозили сюда. Во всей деревне не набралось бы столько людей. Видимо, их расстреливали здесь или свозили уже мертвыми.

    Голод ничего не ответила. Её бил озноб — то ли от холода, то ли от отвращения. В любом случае, нужно было найти укрытие. Во дворах и возле дороги тоже лежали мертвые, в основном это были мужчины. Временами попадались старые скелеты и кости, втоптанные в грязь.

    — Нам нельзя здесь долго задерживаться, — стуча зубами сказала Голод, — этих убили не так давно. Уверена, это место используют для захоронений и казней.

    Девочка у неё в рюкзаке заворочалась и тихонько захныкала, давая понять что ей не нравится это место.

    — Есть вещи похуже чем встреча с врагами, — Чума широко улыбалась и поцеловала сына в холодный лоб, — будь моя воля, обошла бы это место. Но мы погибнем если не согреемся. И нужно найти еду.

    Дом который они выбрали для ночевки пустовал уже давно, но там нашлось много тряпья, старой одежды, мебель. Большая часть пошла в костер, когда женщины разломали ветхий пол, расчистили место и обложили его кирпичами, чтобы избежать пожара. Они согрелись и переоделись прежде чем наступила ночь. Дождь к этому времени закончился, в окно заглядывала луна и если бы не пустой желудок, положение беженок можно было бы назвать почти сносным.

    Голод снова кормила дочь подальше от Чумы. И снова заметила хлебные крошки на простыне. Покопавшись в рюкзаке она нашла маленький, величиной с мизинец, кусочек сухаря. Съев находку в один глоток, она улыбнулась малютке, а та тихо угукнула в ответ. Ребенок почти не капризничал, словно осознавая в какой опасности они находятся. Покормив дочь, Голод вернулась к огню.

    — Нужно поискать еду, — сказала Чума, ребенок у нее на руках казался спящим, — у меня кончилось молоко.

    Голод кивнула, решив что не будет спорить с сумасшедшей. Впрочем, Чума была права — еда им необходима. Голод попыталась встать, но ноги не слушались.

    Чума недолго смотрела на подругу то ли изучая, то ли проявляя сочувствие. В своих "обновках" из одеял и простыней, она по прежнему походила на тряпичный куль с лицом прокаженной.

    — Я пойду сама, — сказала она в конце-концов, передавая Голоду мертвого сына. Та вздрогнула и помимо воли отдернула руки. Ребенок словно смотрел на нее немигающими глазами, не дружелюбно смотрел, а со злостью.

    — Голод, береги его. Это мой сын.

    Голод кивнула в ответ и приняла ребенка, но так и не отважилась снова посмотреть ему в глаза.

    Настала ночь, но свет полной луны в достатке орошал землю и тени давали щедрые всходы. Мертвым было бы впору подняться из своих могил и устроить великую жатву. Казалось, что сейчас зазвенят ржавые серпы, заброшенные мельницы закрутятся без единого порыва ветра, перемалывая полуночное зерно, а в покинутых на ночь кухнях, домовые застучат посудой выпекая из черной муки хлеб.

    Как только Чума ушла, Голод осторожно положила мертвого ребенка у костра, стараясь не глядеть. Её малышка крепко спала в рюкзаке, Голод ни на миг бы не оставила её одну. Она подошла к окну. Мертвецы все так же лежали под открытым небом, безучастные ко всему происходящему, не спешили ни жать, ни молоть муку из зерен тьмы. Но что-то было там, под луной, в тени домов и деревьев, копошилось на чердаках и ворочалась в грязи. Голод чувствовала это.

    На подоконнике была затертая надпись — "Пусть поразит моих детей чума и голод".

    — Здесь поселилось безумие, — сказала она шепотом, пытаясь вспомнить, где и когда слышала эти слова.

    Шорох за спиной заставил Голод развернуться. И когда она это сделала, то увидела что ребенка Чумы у огня не было. Маленькое тельце лежало на полу, между окном и костром, простыня была размотана, а безжизненные глаза уставились на прямо на неё.

    Когда Чума вернулась, костер уже не горел. Её силуэт появился в дверном проеме как черная тень, но можно было заметить что-то весьма крупное у неё на плечах.

    — Голод? Ты где? — в квадрате лунного света Чума увидела свое дитя и запнулась. Поклажа рухнула на пол и женщина бросилась к сыну. Укрыв его в своих одеждах, она осмотрелась по сторонам.

    — Оно ползало, — тихий шепот донесся из самого темного угла.

    — Это ведь всего лишь малыш. Мой сын продрог из-за тебя.

    Голод не ответила. Чума принялась разводить огонь, но спохватилась — закрыла дверь и потащила к костру то, что бросила у порога. Из своего темного угла Голод с ужасом наблюдала, как волочатся по полу маленькие ножки.

    — Что ты притащила к костру? — сдавленным голосом спросила она и крепче прижала к себе дочь.

    — Этой девочке нужна помощь, — без тени сомнения ответила Чума и уложила мертвую у костра.

    Голод была слишком напугана чтобы спорить, слишком уставшей чтобы убеждать безумную. Теперь в их компании появился еще один труп.

    — "Интересно, на сколько у нее хватит сил таскать за собой тело этой девчонки", — подумала Голод, а Чума уже пыталась влить дождевую воду в мертвые уста.

    Закончив, Чума уселась возле огня и застыла в одном положении, не отрывая взгляд от дочурки Голода. Проходили минуты, а она все смотрела и смотрела. Воцарившая тишина иногда прерывалась треском горящей мебели.

    — Я не нашла еды, Голод, — сказала она ,— эту девочку я нашла в старом погребе, видимо спряталась там от солдат. Она истощена и еле дышит. Еды совсем нет. Только трупы. Может быть завтра я словлю ворону, а может быть и нет. У меня нет молока.

    Голод не знала что сказать. Тягостное молчание возобновилось, а Чума все смотрела на её дочь, только появилось во взгляде прокаженной что-то, какое-то желание.

    — Мы должны съесть это, — Чума резко встала, не переставая глядеть.

    — Что? Что съесть? Чума, я тебе не понимаю, — Голод поднялась несмотря на слабость в ногах, но стоять могла только прислонившись к стене.

    — То, что у тебя в руках! — Чума сделала шаг и протянула к девочке вонючую руку. Голод нащупала полено у своих ног и крепче прижала к груди дочку. Девочка жалобно захныкала.

    — Ненормальная! Не подходи ко мне. Клянусь, я разобью тебе голову.

    — Это всего лишь еда! — Чума уже вопила во все горло и девочка на руках Голода заплакала громче, а её мать, охваченная праведным гневом, наотмашь ударила поленом. Потом еще. И еще.

    — Прочь! Убери руки от моей дочери!

    Чума упала на колени. Голод перебежала в другой угол, готовясь защищать дочь ценой своей жизни и при первой же возможности проскользнуть к двери. Но не так-то просто подчинялись ей ноги, да и Чума была не в состоянии повторить свою попытку. Голод затаилась, ждала пока успокоится разбушевавшееся сердце.

    — У меня нет молока, — прошептала Чума, сплевывая кровь, — этой девочке тоже нужна еда. Голод, пожалуйста.

    — Нет! Твой сын мертв! Мертв! И эта. которую ты приволокла, тоже мертва! Ты не видишь, что у нее проломлена башка?

    — Хорошо, завтра я словлю ворону.

    Голод уже решила, что ни за что не останется в доме. В ноги снова вернулась сила и она посмотрела в окно, но не увидела ничего опасного, не было даже трупов. Они исчезли.

    Она хотела поделиться этой пугающей новостью с подругой, но поняла что больше не считает Чуму таковой. Голод вспомнила увиденное в овраге, и о мертвом ребенке, лежавшем в пятне лунного света, совсем не там где она его оставила. Она до сих пор не хотела верить в то, что мертвые встают из своих могил, но не могла так просто отмахнуться от очевидного.

    — Не ходи за дверь, — предупредила Чума, — я едва смогла сбежать от стаи собак. или волков. Видимо они утащили несколько трупов, но все еще могут быть там.

    — "Словно читает мои мысли. Дурачит меня, хочет удержать", — подумала Голод. Она распахнула дверь, но на её пути сидела черная тень. Слюна капала с клыков существа, а желтые глаза всего секунду смотрели на женщину. Зверь бросился вперед и за один прыжок оказался в шаге от порога. Голод хлопнула дверью и успела задвинуть засов. Западня захлопнулась.

    Стая долго кружила вокруг, завывала и царапала когтями стены. Они пытались найти слабое место, но дом был неприступен для зверей. Голод наблюдала за ними из окна и для себя решила что это волки, но до конца так и не была в этом уверена. Однако кем бы ни были эти животные, уходить они не собирались, а устроились на ночлег в деревне. Выйти сейчас, означало смерть.

    Чума сидела с отсутствующим взглядом и лишь иногда подбрасывала деревяшки в костер. Теперь её лицо стало еще страшнее, губы были разбиты в кровь, а щека разодрана. Голод не собиралась спать под одной крышей с сумасшедшей, которая считает её дочь всего лишь едой. Но усталость давала о себе знать. Сначала она только присела у костра — погреться. Но тепло разморило её и глаза начали слипаться. Иногда ей казалось что сын Чумы слегка дергает ручкой или девочка с разбитой головой начинает ворочаться. В такие моменты она просыпалась и крепче обняв дочь, убеждалась что всё осталось как было. Но усталость может быть сильнее страха и заставляет игнорировать даже смертельные опасности.

    Голод лишь моргнула глазами и картина изменилась. Чума была на месте, сидела уронив голову на грудь. Но трупа той девчонки, что она притащила, у костра не оказалось. Голод по привычке сжала руки и внезапно поняла — они обнимают пустоту.

    — Что ты сделала с ней, сука! — Голод схватила Чуму за грудки и толкнула на пол. Столовый нож, припрятанный ранее, появился в костлявой руке Голода. Сумасшедшая громко захохотала. По её подбородку тонкими струйками стекала кровь.

    — Почему у тебя кровь на губах? Почему ты вся в крови? Отвечай. — Голод приставила нож к горлу Чумы, но та лишь рассмеялась сильней.

    — Ты же сама. Помнишь? Сама измочалила моё лицо.

    Чума завыла, но не успела ответить. У себя за спиной Голод услышала звуки какой-то возни и обернулась. В соседней комнате, на полу лежа её дочь, а над ней склонилось страшное существо – та самая девочка с проломленной головой. Оно зажало малышке рот, и уже отрывало кусок плоти от маленькой ручки.

    — Хлебушек! — чавкнуло существо и вперило в женщин свои желтые глаза.

    Леденящий крик Голода, безумный смех Чумы, плачь ребенка и визг адской твари смешались воедино. Нож в руках Голода мелькал с быстротой жалящей гадюки и не один живой не смог бы устоять против такого напора. Но ей пришлось изодрать воскресшую в клочья, прежде чем та перестала дергаться.

    — Что ты сделала, Голод? Что ты натворила? Загубила невинное дитя! — Чума отползла в сторону и кричала не своим голосом. Она впервые забыла о своем сыне и оставила его у костра.

    — Здесь завелось безумие. Мертвые жрут здесь живых! — Голод уже было не остановить. Она прижала рыдающую дочурку, а потом схватила мертвого ребенка Чумы за ногу и направилась к двери. Существо завыло и задергалось у неё в руке, не желая принимать страшную смерть. Чума все поняла, но была слишком далеко чтобы помешать. Дверь распахнулась и маленькое тельце полетело прямо туда, где устроилась стая волков. Они повскакивали со своих мест и уставились на непонятный предмет, оценивая его прежде чем сожрать. Тогда Голод побежала вдоль заборов, воспользовавшись кратковременной задержкой хищников.

    Голод бежала через лес, цеплялась за кустарники и ветви, месила грязь в лужах, падала и поднималась. Она видела как мертвые гонятся за ней верхом на черных волках, синие младенцы пляшут в кронах деревьев, ветви хватают за одежду, а где-то за спиной клубится водоворот тьмы с мертвым ребенком в сердцевине.

    Призраки отступили когда встало солнце, но Голод всё бежала и бежала, не в силах остановиться. Она подумала о том, жива ли она еще, или страшные нагрузки давно убили её, разорвали сердце и теперь она уже мертвая продолжала бежать, и не остановится никогда.

    Высокий обрыв подстерегал её, жадно разверзнув пасть, усеянную острыми камнями. Краткий миг падения, удар, еще один и сознание покинуло её.

    Вера не понимала где находится и не знала сколько времени провела без сознания. Она прикоснулась к виску и отдернула руку — боль колоколом отозвалась в голове. Пальцы её были в крови. В голове гудело, боль гнездилась в каждом кусочке тела, мешала ей собраться. Но чувство голода было еще сильнее чем боль. Вера подняла голову и осмотрелась. Кругом была лишь голая, каменистая земля. Взгляд её остановился на крупном объекте, завернутом в кусок белой ткани. Женщина подползла поближе и приподняла уголок. Сладкий аромат защекотал её ноздри, заставляя рот наполняться слюной, а желудок судорожно сжиматься.

    Вера словно испугалась своего робкого голоса и осмотрелась по сторонам. Опасности не было, но неизвестно, откуда появилась эта еда. Она больше не могла ждать и жадно набросилась на хлеб, даже не отерев его от грязи. Чуть черствый, размокший от дождевой воды, хлеб наполнял её рот. Крошки сыпались в грязь, но Вера была слишком голодна — спешила съесть как можно больше до появления опасности. Она жадно отрывала кусок за куском и отправляла в свой рот, забыв даже о боли.

    Когда почти половина была уже съедена, а переполненный желудок скрутило болью, она сделала последний, судорожный глоток и вздрогнула. Её дочери не было рядом. Вспомнив побег и то, как упала с обрыва, она поднялась на ноги и посмотрела вверх, потом на пеленку с остатками хлеба. Ткань была красной от крови.

    Голова словно взорвалась изнутри и колокола боли заставили упасть на колени. А когда они утихли, Голоду захотелось чтобы её голову действительно разорвало в клочья. На дрожащих руках она держала то, что осталось от её дочери.

    Комендант был одет так же как и остальные солдаты, но испытывал неподдельно сочувствие к Марии. Он внимательно слушал женщину, подливал чай, улыбался её сыну и лишь иногда делал какие-то пометки в блокноте.

    — Когда началась химическая атака, мы успели надеть противогазы, но дочь Веры находилась под присмотром бабушки. они и остальная родня Веры погибли. Тогда начался этот ад. Все вокруг города горело, там взрывались снаряды и сам город пылал. Вера хотела чтобы я бросила сына, она убеждала меня что он уже мертв. А сама таскала за собой рюкзак. Я долго не могла понять что она там носит. Называла меня Чумой, а себя просила Голодом называть. Потом, на привале я слышала как она с кем-то разговаривает. Некоторое время я считала что все эти странности из-за того что она глотнула газов, а потом убедилась что Голод. Вера, сошла с ума.

    Мария сделала глоток и замолчала. Потом её глаза прищурились, она как бы вспоминала.

    — Я думаю, это как-то связано с гадалкой. Еще до войны мы ходили к гадалке и она рассказывала нам что-то про голод и чуму. Плохо я эту историю помню. Как бы там ни было, перед хим атакой Вера испекла сладкий каравай в форме человечка, на день рождение дочери. Ей годик должен был исполниться. И теперь она таскала в рюкзаке этот хлеб и думала что это её ребенок. Ей начало чудится что мертвецы оживают. А я ошибку совершила, думала – она одумается если я попрошу. Она подумала что я хочу съесть её дочь и сильно избила меня бревном. Еще я приютила девочку, и она голодна была. тогда.

    По щекам Марии стекали слезы. Она сбивчиво продолжала свой рассказ, комендант отложил блокнот и только сжимал кулаки.

    — Когда мой сын оказался среди волков, я. У меня был пистолет, я скрывала это от Веры. Но тогда я начала стрелять и волки разбежались, а потом на выстрелы пришли наши солдаты.

    Мальчик захныкал и мать начала расстегивать пуговицы на рубахе. Ребенок был на удивление здоровым и кормить его приходилось часто. Комендант с понимание кивнул и вышел покурить.

    Люди приходят в мир и уходят, эпохи сменяются эпохами, железный меч заменяет дубину и копье, пули и бомбы приходят на смену мечам. Но суть войны неизменна. Сироты, вдовы, калеки и мертвецы. Чья участь ужасней? Война — младшая сестра смерти, она никогда не заканчивается. Она перетекает из одной формы в другую, меняет личины, меняет фазы и периоды. Но в каждой эпохе порождает одних и тех же существ. Дети её — это изломы судьбы, безумцы и призраки.

    forum.cimmeria.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *