Синдром бреда

by:

Вирусы

Человек часто использует в своей речи слово «бред». Однако понимает он под этим бессмысленное высказывание мыслей, которые не связаны с расстройством мышления. В клинических проявлениях симптомы бреда и его стадии напоминают умопомрачение, когда человек действительно говорит о том, что лишено логики и осмысленности. Примеры бреда помогают в установлении вида заболевания и его лечении.

Бредить можно, даже будучи здоровыми. Однако клинические проявления бреда зачастую оказываются более серьезными. Интернет-журнал psytheater.com рассматривает серьезное психическое расстройство под простым словом бред.

Бредовое расстройство и его триаду рассмотрел К. Т. Ясперс в 1913 году. Что такое бред? Это психическое расстройство мышления, когда человек совершает немыслимые и нереальные выводы, размышления, представления, которые не поддаются коррекции и в которые человек безоговорочно верит. Его невозможно переубедить или поколебать в его вере, поскольку он полностью подвержен собственному бреду.

Бред основывается на патологии психики и в основном затрагивает такие сферы его жизни, как эмоциональная, аффективная и волевая.

В традиционном понимании слова, бред является расстройством мышления, сопровождающимся совокупностью представлений, выводов и рассуждений болезненного характера, овладевшего разумом человека. Они не отражают действительности и не поддаются коррекции извне.

Бредовыми состояниями занимаются психотерапевты и психиатры. Дело в том, что бред может выступать как самостоятельным заболеванием, так и следствием другой болезни. Главная причина появления – поражение головного мозга. Блейлер, изучающий шизофрению, выделял в бреде главную особенность – эгоцентричность, основанную на аффективных внутренних потребностях.

В разговорной речи слово «бред» используется немного в искаженных значениях, что не может быть использовано в научных кругах. Так, под бредом понимается бессознательное состояние человека, что сопровождается бессвязной и бессмысленной речью. Часто такое состояние наблюдается при сильной интоксикации, в период обострения инфекционных болезней или после передозировки алкоголем или наркотиками. В научном кругу подобное состояние называется аменцией, которая характеризуется нарушением сознания, а не мышления.

Еще под бредом понимается видение галлюцинаций. Третьим бытовым значением бреда является бессвязность речи, которая лишена логичности и действительности. Однако данное значение также не употребляется в психиатрических кругах, поскольку оно лишено триады бреда и может указывать лишь на наличие заблуждений в рассуждениях психически здорового человека.

Примерами бреда может выступать любая ситуация. Зачастую бред связан с чувственным восприятием и зрительными галлюцинациями. К примеру, человек может думать, что он может подзаряжаться от электроэнергии. Кто-то может утверждать, что он живет тысячу лет и участвовал во всех значимых исторических событиях. Некоторые бредовые идеи связаны с инопланетной жизнью, когда человек утверждает, что общается с инопланетянами либо сам является пришельцем с другой планеты.

Бред сопровождается яркими образами и повышенным настроением, что еще больше подкрепляет бредовое состояние.

Бред можно определить по характерным симптомам, которые ему соответствуют:

  • Влияние на аффективное поведение и эмоционально-волевое настроение.
  • Убежденность и избыточность бредовой идеи.
  • Паралогичность – ложное умозаключение, что проявляется в несоответствии реальности.
  • Ослабленность интеллекта.
  • Сохранение ясности сознания.
  • Изменения в личности, что происходит под влиянием погруженности в бред.
  • Необходимо четко отличать бред от простого заблуждения, которое может возникать у психически здорового человека. Это можно определить по таким признакам:

    1. Бред основан на некой патологии, заблуждение не имеет психических расстройств.
    2. Бред невозможно скорректировать, поскольку человек даже не замечает объективных доказательств, опровергающих его. Заблуждение поддается коррекции и изменениям.
    3. Бред возникает на основе внутренних потребностей самого человека. Заблуждения основываются на реальных фактах, которые просто неправильно восприняты или до конца не изучены.

    Выделяют различные виды бреда, которые основываются на тех или иных причинах, имеют свои проявления:

  • Острый бред – когда идея полностью подчиняет поведение человека.
  • Инкапсулированный бред – когда человек может адекватно оценивать окружающую действительность и контролирует свое поведение, однако это не относится к тематике бреда.
  • Первичный бред – нелогичное, иррациональное познание, искаженное суждение, подкрепленное субъективными доказательствами, которые имеют свою систему. Восприятие не является нарушенным, однако отмечается эмоциональное напряжение при обсуждении темы бреда. Имеется своя система, прогрессия и стойкость к лечению.
  • Галлюцинаторный (вторичный) бред – нарушение восприятия окружающей среды, из-за чего возникают галлюцинации и иллюзии. Бредовые идеи фрагментарны и непоследовательны. Нарушение мышления является следствием возникновения галлюцинаций. Умозаключения носят форму инсайтов – ярких и эмоционально окрашенных озарений. Выделяют такие типы вторичного бреда:
  • Образный – бред представления. Характеризуется отрывочными и разрозненными представлениями в виде фантазий или воспоминаний.
  • Чувственный – паранойя, что происходящее вокруг является спектаклем, организованным неким режиссером, который управляет поступками как окружающих, так и самого человека.
  • Бред воображения – основывается на фантазиях и интуиции, а не на искаженном восприятии или ошибочном суждении.
  • Голотимный бред – нарушение при аффективных расстройствах. При маниакальном состоянии возникает мания величия, а во время депрессии – мания самоуничижения.
  • Индуцированный (заражение идеей) бред – присоединение здорового человека к бреду больного индивида, с которым он постоянно контактирует.
  • Катестетический бред – возникновение на фоне галлюцинаций и сенестопатии.
  • Сенситивный и кататимный бред – возникновение при сильных эмоциональных расстройствах у чувствительных людей или страдающих личностными нарушениями.
  • Бредовые состояния сопровождаются тремя бредовыми синдромами:

  • Параноидный синдром – отсутствие систематизации и наличие галлюцинаций и прочих нарушений.
  • Парафренный синдром – систематизированный, фантастический, сопровождается галлюцинациями и психическими автоматизмами.
  • Паранойяльный синдром – монотематический, систематизированный и интерпретативный бред. Отсутствует интеллектуально-мнестическое ослабление.
  • Отдельно рассматривают параноический синдром, который характеризуется сверхценной идеей.

    В зависимости от фабулы (главной идеи бреда), выделяют 3 основные группы бредовых состояний:

  • Бред (мания) преследования:
    • Бред ущерба – идея о том, что человеку кто-то причиняет вред или обворовывает.
    • Бред воздействия – идея о том, что на человека влияют некие внешние силы, что подчиняет его мысли и поведение.
    • Бред отравления – убежденность в том, что человека кто-то желает отравить.
    • Бред ревности – убежденность в неверности партнера.
    • Бред отношения – идея о том, что все люди имеют какое-то отношение к человеку и оно обусловлено.
    • Эротический бред – убежденность в том, что человека преследует некий партнер.
    • Бред сутяжничества – склонность человека постоянно бороться за справедливость через суды, письма руководству, жалобы.
    • Бред одержимости – идея о том, что в человека вселилась некая живая сила, злобное существо.
    • Бред инсценировки – убежденность в том, что все вокруг разыгрывается как спектакль.
    • Пресенильный бред – идеи осуждения, гибели, виновности под влиянием депрессивного состояния.
      1. Бред (мания) величия:
      2. Бред реформаторства — создание новых идей и реформ во благо человечества.
      3. Бред богатства – убежденность в наличии у себя несметных сокровищ и богатств.
      4. Бред вечной жизни – убежденность в том, что человек никогда не умрет.
      5. Бред изобретательства – желание делать новые открытия и создавать изобретения, выполнение разных нереальных проектов.
      6. Эротический бред – убежденность человека в том, что в него кто-то влюблен.
      7. Бред происхождения – убежденность в том, что родители или предки являются знатными или великими людьми.
      8. Любовный бред – убежденность в том, что в человека влюблена известная личность или все, с кем он хоть раз общался или встречался.
      9. Антагонистический бред – убежденность человека в том, что он является наблюдателем войны неких двух противоборствующих сил.
      10. Религиозный бред – идея человека о том, что он является пророком, может творить чудеса.
      11. Депрессивный бред:
      12. Нигилистический бред – наступил конец света, человека или окружающего мира не существует.
      13. Ипохондрический бред – убежденность в наличии серьезной болезни.
      14. Бред греховности, самообвинения, самоуничижения.
      15. перейти наверх

        Бред делится на такие стадии течения:

      16. Бредовое настроение – предчувствие беды или убежденность в изменении окружающего мира.
      17. Нарастание тревоги из-за бредового восприятия, вследствие чего начинают возникать бредовые объяснения различных явлений.
      18. Бредовое толкование – объяснение явлений бредовым мышлением.
      19. Кристаллизация бреда – законченное, стройное формирование бредового умозаключения.
      20. Затухание бреда – критика в отношении бредовой идеи.
      21. Резидуальный бред – остаточные явления после бреда.
      22. Таким образом формируется бред. На любом этапе человек может застрять либо пройти все стадии.

        Лечение бреда подразумевает под собой специальное воздействие на головной мозг. Это осуществимо антипсихотиками и биологическими методами: электрошоком, лекарственным шоком, атропиновой или инсулиновой комой.

        Психотропные средства выбираются врачом в зависимости от содержания бреда. При первичном бреде используются избирательные лекарства: Трифтазин, Галоперидол. При вторичном бреде используются широкого спектра нейролептики: Аминазин, Френолон, Меллерил.

        Лечение бреда проводится стационарно с последующей амбулаторной терапией. Амбулатория назначается при отсутствии агрессивных тенденций к редуцированию.

        Можно ли избавить человека от бреда? Если речь идет о психическом заболевании, то можно лишь купировать симптоматику, ненадолго позволив человеку ощутить реальность жизни. Клинический бред дает неблагоприятные прогнозы, поскольку оставленные без присмотра больные могут нанести себе или окружающим людям вред. Лишь бытовое понимание бреда может поддаваться лечению, позволяя человеку избавляться от естественных для психики заблуждений.

        psytheater.com

        Рыбальский М. И., Бред., 1993

        Синдромы преимущественно чувственного бреда

        Проблеме классификации многообразных бредовых переживаний, в частности дифференциации чувственного и интеллектуального бреда, уделено много внимания выше. Здесь мы не будем касаться дефиниций соответствующих понятий, повторим лишь, что феноменологические элементы чувственного бреда могут сочетаться с основным интеллектуальным бредом и, наоборот, элементы интеллектуального бреда нередко прослеживаются одновременно с основным чувственным бредом. В связи с этим при установлении «чувственного» или «интеллектуального» класса бреда принимают во внимание психопатологическую структуру и характер развития ведущего бредового синдрома, составляющего «стержень» заболевания, указывающего на его этиологию, патогенез, особенности течения и исход. Если примером «интеллектуального бреда» может быть «шизофренический бред», то наиболее характерным примером «чувственного бреда» служит «экзогенный бред непомраченного сознания».

        Многочисленные синдромы чувственного бреда в одних случаях типичны, а в других специфичны для разнообразных бредовых состояний экзогенной природы. При этом так называемый симптоматический бред [Дереча В. А., 1982] по общему генезу и механизму бредообразования более всего связан с «витально-аффективным» уровнем и системой сон — бодрствование. В его структуре превалируют расстройства познавательной сферы и сенсорные, чувственные элементы. Клинические проявления такого бреда весьма полиморфны, он характерен для разных симптоматических психозов. С понятием «симптоматический бред» в большей или меньшей степени перекликаются все варианты чувственного бреда.

        Бредовой психогенный синдром. Генез психогенного бреда всегда связан с острым или хроническим воздействием психогенно-травмирующего фактора. Такой бред может проявляться в двух вариантах: при первом сюжет, содержание бредовых переживаний соответствуют сущности психогении (например, персекуторные бредовые идеи, возникшие после нападения); при втором тематика бреда связана с психогенно-трав- мирующим фактором, а конкретное содержание противоположно ему (например, бред оправдания у человека, осужденного на длительный срок).

        П Б. Ганнушкин (1901, 1904) понимает механизм психогенного бредообразования как одну из форм реакции личности на психогению, при которой «личность» больного сознательно или бессознательно пытается компенсировать недостаточность, возникшую в результате психической травмы. При этом выявляются черты психики больного, которые до того находились в латентном состоянии (агрессивность, склонность к переоценке тех или иных идей, бредовым построениям, фантазии, навязчивое мышление). В связи с этим следует напомнить, что Е. Блейлер (1911) придавал большое значение участию во всяком бредообразовании психогенного фактора, который, по его мнению, особенно при хроническом воздействии, прежде всего влияет на мыслительный процесс, вызывая ошибки суждения, а затем ошибки умозаключения в виде бредовой идеи. С этим согласуется установка К. Бирибаума (1908) на то, что всякое бредообразование в значительной степени зависит от многих экзогенных, в том числе психогенных, факторов.

        В. А. Гиляровский (1954) рассматривает психогенный бред как своеобразную защитную реакцию больного от окружающей психогенно-травмирую- щей действительности. На влияние психогении на бредообразование при па- раноиде внешней обстановки наряду с соматогенией, переутомлением, бессонницей указывает С. Г. Жислин (1940).

        При психогенном бреде нередко наблюдается нарушение сознания истерического генеза. В таких случаях клиническая картина бреда целиком зависит от степени помрачения сознания.

        От бредовых синдромов психогенной природы существенно отличаются бредовые состояния, развившиеся на почве расстройства настроения (дистимии) различной полярности. Во всех случаях это «вторичный бред».

        Голотимный аффективный бред [Блейлер Е., 1920]—форма аффективного бреда, развившегося на почве обычно затяжного патологически измененного настроения.

        Тематика голотимного бреда отражает настроение больного— гипо- или гипертимическое. Однако сюжет такого бреда соответствует основному фону настроения, доминирующему аффекту лишь по его структуре, а не по конкретному содержанию, которое опосредуется другими переживаниями больного, участ вующими в бредообразовании. В качестве одного из вариантов аффективного голотимного бреда можно рассматривать ката- тимный бредовой синдром [Майер Г. В., 1912], развивающийся на фоне пониженного (гипотимного) настроения.

        Кататимное бредообразование, по мнению Г. В. Майера, основывается на бредовой односторонней интерпретации происходящего вокруг, осуществляемой под влиянием комплекса негативного (пониженного) аффекта, причем состояние аффекта в данном случае полностью доминирует над объективностью и логикой. Е. Блейлер (1920) подчеркивает стойкость кататимных бредовых идей, что отличает их от «простой аффективной формы бреда». Примером кататимного бредообразования может быть, как полагает И. Н. Введенский (1934), процесс возникновения любовного бреда, в котором активное участие принимает гипотимический аффективный фактор. B.

        М. Морозов (1939) находит, что истоки появления бреда и его характер при корсаковском синдроме связаны не с амнестическим синдромом, а с личностью, в сознании которой формируется доминирующий аффективный комплекс, предопределяющий кататимный механизм бредообразования. Р. Я. Вовин (1959), отмечая, что создание и развитие учения о кататимном бреде основывается на теории 3. Фрейда, выделяет два типа построения кататимного бреда — открытый (экстравертированный) и закрытый (интравертнро- ванный), в основе которых лежит настроение подозрительности, недоверия, недовольства, неудовлетворенности. К кататимным бредовым синдромам можно отнести «острые бредовые состояния», наблюдавшиеся Г. И. Зальцманом (1975) и характеризующиеся малосистематизированными, преимущественно образными, бредовыми переживаниями с выраженными расстройствами. Такой бред (моно- или политематический) по содержанию остается в рамках практически возможного или фантастическим.

        Депрессивно-параноидные синдромы в значительной своей части также могут быть условно отнесены к группе кататимного бреда. В частности, это соображение касается «депрессивнобредового помешательства» [Крепелин Э., 1910, 1912], «смешанных» форм психозов [Корсаков С. С., 1901], а также инволюционных «депрессивно-параноидных реакций», изучавшихся C.

        Г. Жислиным (1965), считавшим характерным для таких реакций обязательный ситуационный фактор, а предрасполагающим — соматогению.

        Немецкие психиатры в последние годы высказывают сомнение в обособленном рассмотрении в качестве самостоятельного заболевания «бредовых депрессий». Они полагают, что «депрессии с бредом» — это «подтип монополярной эндогенной депрессии» [Фёндрих Э., Гауг Г., 1988]. Отнесение в последние годы понятия «депрессивно-параноидный» синдром только к случаям своеобразного сочетания персекуторного бреда с депрессией вряд ли оправданно, поскольку с депрессией могут сочетаться также ипохондрический бред, бред ревности, обнищания, физического дефекта и т. п. Достаточно характерным для депрессивно-параноидного синдрома можно считать полиморфность симптоматики, включающей в различных сочетаниях бредовые, депрессивные, ипохондрические, сенсорные компоненты. Депрессивная симптоматика всегда присутствует при бреде самообвинения, самоуничижения, греховности, ущерба и т. п.

        Бред воображения [Дюпре Э., 1907]. Французские психиатры называют этот бред фабуляторным бредом, а немецкие— конфабуляторным бредом. Синонимами термина «бре^ воображения» также признаются: «грезоподобный бред», «острая клиническая парафрения», «бред представления», «фантастический парафренный бред величия», «бред вдохновения и счастья», «имажинативный бред», «мегаломаническое болезненное воображение», «бредовой вымысел», «бред фантастической псевдологии», «психогенные бредовые идеи», «фантастическая конфабуляция», «бредоподобное фантазирование».

        Г. Н. Киндрас (1974) со ссылкой на Дюпре так формулирует понятие «бред воображения»: это не ошибка логического характера, не ошибка суждения или умозаключения, не следствие паралогического мышления или нарушения восприятия, а следствие вымысла, субъективного творчества, во многом зависящего от склонности личности к фантазированию, спонтанной ассоциации образов и идей, приводящей к новым построениям и комбинациям (наиболее часто при так называемой ми- фоманической конституции), при фантастической, нереальной, красочной фабуле бреда. У таких больных отмечаются ин- тактность интеллекта и памяти, а также прагматизм суждений.

        Дефиниции бреда воображения, формулируемые разными авторами, наряду с однозначными нередко включают весьма противоречивые признаки. Так, не встречает возражений мнение о том, что эта форма бреда основывается не на интерпретации происходящего вокруг, а на переработке пережитого в прошлом и давно забытого [Ясперс К., 1923]; развивается не путем паралогичных индукций и дедукций, а «путем нарастания последовательного возникновения сцен», появляющихся как будто в рассказе, когда «реальность дает только тему, на которой воображение по своей прихоти творит более или менее фантастические вариации и импровизации личного характера» [Морозов В. М., 1975, цит. Поро и Бардена]; отличается бредообразованием по «интуиции», «вдохновению», «озарению» [Блейхер В. М, 1984].

        Кроме того, характерным для бреда воображения разные авторы признают: наличие галлюцинаций [Соколова Б В , 1970] или их полное отсутствие [Блейхер В. М., 1984]; не типичность, но возможность галлюцинации. Наряду с этим бред воображения признают формой: входящей в класс чувственного бреда [Дементьева Н. Ф., 1974] или самостоятельной [Кпид- рас Г. Н, 1974]; промежуточный между чувственным и интеллектуальные бредом, содержащей только фантастические идеи или включающей наряду с фантастическими обыденные переживания По-разному формулируется клиническое определение острой и хронической форм бреда воображения.

        По нашему мнению, различие суждений об особенностях и характере проявлений феномена, называемого «бред воображения», связано с тем, что этим термином обозначают психопатологические образования, неоднозначные по нозологической принадлежности — шизофренической или экзогенно-органической. Этой же причиной можно объяснить множество перечисленных выше синонимов термина «бред воображения» и приписываемых этому феномену указанных выше противоположных признаков.

        Достаточно полное и разностороннее исследование бреда воображения в структуре шизофренического процесса провела Г. Н. Киндрас (1976). К признакам бреда воображения, выделенным Дюпре и Логром (отсутствие глубоких нарушений памяти, галлюцинаций, психосенсорных расстройств при ясности восприятия, хорошей ориентировке, развитом зрительном воображении), она добавляет отсутствие выраженной растерянности и грубых нарушений сознания, явления психического автоматизма, бреда преследования. Кроме того, определяя бред воображения как разное по масштабу «мега- ломаническое» и болезненное фантазирование, развивающееся на основе активного вымысла, относящегося к прошлому, настоящему и будущему, автор называет следующие его характерные особенности: мгновенность возникновения и зависимость от различных факторов; относительная произвольность и очевидный оттенок импровизации, выдумывания, «сочинительства на ходу», однообразный аффект, благодушие, временами с легкой гневливостью и раздражительностью, полптематнчность, нестойкость, изменчивость фабулы; периодически возникающие фрагментарные бредовые идеи величия и иногда обыденное содержание бреда; нередко любовно-эротическая тематика; «отсутствие у больных твердой убежденности в реальности вымышленных бредовых фактов» «с преобладанием не абсолютной, а относительной уверенности»; изменение характера, содержания, фабулы бредовых высказываний под влиянием «подсказки», внушаемость; осознание больным своей активности в бредовой продукции и некоторой произвольности в бредовых построениях.

        Все перечисленные признаки в той или иной степени укладываются в предлагаемые Г. Н. Киндрас четыре варианта, согласно которым бред воображения может характеризоваться: монотематической симптоматикой в «чистом» виде; идеаторной оценкой содержания конкретных образов (основное в структуре бреда) и ошибочной оценкой вымышленных образов, психопатологически отличающихся от псевдогаллюцинаторных и галлюцинаторных феноменов; яркими и наглядными образными представлениями; особо высокой конкретностью в характеристике образных переживаний. Приведенные варианты дополняются тем, что «чистый» вымысел основывается на образных представлениях без бредовой интерпретации происходящего вокруг и фабула развивается по типу «спонтанных ассоциаций», «мысленных представлений». При «фантастических бредовых интерпретациях» в основе фабулы лежат факты «происходящего вокруг». Основой фабулы «ретроспективного фабулярного бреда» [Поро А., 1952] служат воспоминания о реальных фактах прошлого.

        В. М. Морозов (1975) выделяет бред воображения с острым и хроническим течением. Хронический бред воображения он отождествляет с кон- фабуляторным бредом при непрерывно текущей параноидной шизофрении, острый же бред считает идентичным конфабуляторному с элементами острых, чувственных переживаний в рамках шубообразной шизофрении. В. Н. Мамцева и соавт. (1977) относят к бреду воображения бредовые построения типа конфабуляций с участием ложных воспоминаний, наблюдающиеся при аффективно-бредовых «шубах» у детей, страдающих приступо- образно-прогредиентной шизофренией.

        По поводу отличия бреда воображения от галлюцинаторного бреда отметим, что бред воображения «порождает» представление, которое является следствием указанного бреда. При галлюцинаторном бреде, наоборот, галлюцинации лежат в основе бреда, являющегося их следствием.

        Некоторые разновидности бреда, отождествляемые с бредом воображения, заслуживают особого внимания, так как, по нашему мнению, не могут быть полностью идентифицированы с этим видом бреда и отличаются от него клиническими проявлениями, а не только терминологическим обозначением.

        Конфабуляторный бред [Крепелин Э., 1910] основывается на ложных воспоминаниях, всегда нереалистичных, но сопровождающихся верой больного в их реальность. Признаки кон- фабуляторного бреда наблюдаются при заболеваниях, при которых отмечаются более или менее длительные периоды амнезии, заполняемые конфабуляциями. К таким заболеваниям относят сенильные, пресенильные и реже атеросклеротические психозы. Этот бредовой синдром может также встречаться при некоторых органических психозах, характеризующихся нарастанием слабоумия или эпизодическими конфабуляциями (например, при корсаковском психозе).

        К феноменологическим особенностям конфабуляторного бреда можно отнести ретроспективность его фабулы, стойкую неколебимую убежденность в действительности вымысла, его фантастичность, длительное сохранение в памяти бредового вымысла, его фабулы и образов, невозможность коррекции или суггестивного влияния, аффективное сопровождение, придающее бредовому вымыслу существенную значимость, сочетание элементов фантастического вымысла с фактами и событиями, действительно имевшими место.

        С. Г. Жислин (1965) выделяет два типа конфабуляторного бреда в зависимости от нозологической принадлежности: возникающий при органических психозах позднего возраста, сопровождающихся нарастающим слабоумием, особенно снижением памяти («старческие конфабулезы», «старческая парафрения»), и появляющийся при парафренных психозах, не сопровождающихся снижением интеллекта и нарушением памяти. Согласиться с таким разделением трудно, поскольку второй вариант принципиально отличается не только «картиной» бреда, но и его течением, характеризующимся тенденцией к генерализации и систематизации бреда.

        В. М. Морозов (1975) соглашается с К. Ясперсом, выделяющим три варианта конфабуляторного бреда, включающего ложные воспоминания’ с сознанием воспоминания, пережитого ранее и потом забытого; со связыванием необычных воспоминаний с состояниями, похожими на сновидения или гипноз, с чувством сделанности вспоминаемых переживаний. А. Эй и соавт. (1967) напоминают, что Э. Крепелин наряду с прямым конфабуляторным вымыслом (бредом) описал бред, основывающийся на «ассоциативных кон- фабуляциях», связанных по смыслу с воспоминаниями о давно услышанном или прочитанном.

        Фабуляторный бред, или «ретроградная мифомания» [Се- рье П., Капгра Ж-, 1902, 1923], большинством авторов отождествляется с конфабуляторным бредом, близким по механизму возникновения с бредом воображения, индуцированным бредом [Морозов В. М., 1975]. Однако между конфабх ляторпым бредом немецких и фабуляторпым бредом французских психиатров можно уловить некоторую разницу в расстановке акцентов: первые основным в клинической картине психоза считают конфа- буляторные расстройства, а вторые — расстройства воображения.

        Синдромы ложного узнавания и бред двойника. Эти синдромы обычно считают феноменами, относящимися к чувственному бреду, и отождествляют их с бредом воображения. Вместе с тем обе эти психопатологические формы можно считать занимающими промежуточное положение между чувственным и интеллектуальным бредом.

        Общее понятие «синдромы ложного узнавания» [Капгра Ж-, 1923] объединяет группу симптомокомплексов, разнородных по патогенезу и феноменологическим проявлениям.

        Первое описание феномена «узнавания двойников» в психиатрической литературе привел К. Кальбаум (186G). В. П. Сербский (1907) этот феномен описал под названием «синдром смешивания личности». Еще через 17 лет ^го подробно проанализировал Ж- Капгра (1923), именем которого он назван по предложению Ж. Леви-Валенси (1927). Французские психиатры подразделяют феномен Капгра на синдромы «положительного» и «отрицательного» двойника. К первому относят случаи, когда больной узнает в окружающих его людях двойников родственников, знакомых, Известных писателей, артистов, ко второму — случаи, когда родственников и знакомых больной считает подставными лицами, загримированными под родственников и знакомых — их двойниками.

        Переживания больного, замечающего, что окружающие его люди, встреченный им человек или собеседник непрерывно меняет лицо, «перевоплощается», имеет то мужское, то женское, то молодое, то старое лицо, выглядит та негром, то японцем, то индусом, названы Ж. Виэ (1930) синдромом .Фреголи (итальянский комик-трансформатор XIX в.). В психиатрической литературе синдром Фреголи отождествляют с бредом интерметаморфозы .[Домезон Г., 1936; Курбон П., Тюск Ж., 1937] или отграничивают от него. В последнем случае бред охватывает не одно лицо, а несколько лиц, причем больной убежден не только во внешнем, но и во внутреннем (духовном) их перевоплощении. 3. И. Зыкова (1954) все подобные переживания относит К острому чувственному бреду, к которому разные авторы причисляют также «ундулирующий бред», отличающийся от бреда интерметаморфозы, названный В А. Гиляровским (1938) осциллирующим бредом, при котором бредовые идеи то появляются, то исчезают.

        Одни психиатры объединяют все феномены, близкие к синдрому «ложного узнавания», другие — разобщают их, одни относят этот синдром к бредовым (острый чувственный бред), другие — к иллюзорным и т. д. Так, Н. Ф. Дементьева (1973) расценивает ложные узнавания как «компонент чувственного бреда»; А. Симе и А. Вите, на которых она ссылается, понимают этот феномен как самостоятельный синдром, сочетающийся с феноменами психического автоматизма; Э. Ф. Лаврецкая (1970) объединяет в единый психопатологический синдром бред «положительного» и «отрицательного двойника», бред интерметаморфозы, синдром Фреголи, синдром «мертвецов и уродов»; А. Эй (1973) разграничивает эти феномены. Можно лишь добавить, что все формы бреда, включаемые в синдром иллюзии ложного узнавания или бред «отрицательного двойника», привносят в структуру психотических переживаний феномены, которые необходимо дифференцировать от признаков расстроенного сознания.

        Бред ложного узнавания («отрицательный двойник» Капгра) или палингностический бред, бред узнавания Менделя, возникает яри непомраченном сознании чаще у больных шизофренией в стадии перехода от параноидного к парафренному этапу. При этом феномене имеется бредовое убеждение в том, что родственник или знакомый, с которым видится больной, «не настоящий», а «подставной», «подмененный», «загримированный двойник настоящего». Подобный бред ложного узнавания нередко «перекликается» по сюжету с общей бредовой концепцией больного. Таким образом, иллюзорный компонент, типичный для иллюзий ложного узнавания, здесь фактически отсутствует.

        К бреду ложного узнавания относится феномен, при котором бред обычно характеризуется нелепым содержанием, нестойкостью, частой сменяемостью, мимолетностью: больной называет окружающих именами давно умерших великих людей; утверждает, что видел людей с фантастической внешностью или умершего писателя одновременно молодым, старым и мертвым и т. п. Эти высказывания почти всегда нелепы, не сообразуются с какой-либо реальной действительностью. Создается впечатление, что больной говорит не о действительных переживаниях, а о вымышленных, что обусловливает сходство этого вида бреда с конфабуляторным бредом. Нередко трудно установить, связаны ли вообще бредовые высказывания больного с какими-либо галлюцинаторными переживаниями. По структуре бреда и характеру шизофренического дефекта этот вариант бреда ложного узнавания имеет большее сходство с синдромом бредового ложного узнавания, возникающего на парафренном этапе шизофрении, и отличается от него только отсутствием иллюзорного компонента.

        Феноменологически к бреду и иллюзорно-бредовому синдрому ложного узнавания примыкает бред «двойника». Этот бредовой феномен относится к классу интеллектуального бреда и подлежит рассмотрению при описании указанного класса.

        От бреда ложного узнавания следует отличать иллюзорнобредовой синдром ложного узнавания, который обычно сопровождается большим или меньшим помрачением сознания.

        Бредовой синдром «обыденных отношений». Синонимами этого термина считают бред «малого размаха», «кухонный», «маломасштабный». Данный бредовый синдром обычно встречается в позднем возрасте, включает идеи отношения и преследования, характеризуется скудностью правдоподобной фабулы без тенденции к генерализации бредовых построений. Иногда наблюдаются восприятия, которые трудно отличить от иллюзий, но галлюцинаций, как правило, не бывает.

        Ю. р. Тарнавский (1975) ечитает, что для возникновения маломасштабного бреда обязательно наличие трех факторов: сензитивность эмоциональной сферы, затрудненность контакта с окружающими и оторванность от жизни; ситуационные неблагополучия в виде одиночества, частичной социальной депрйвации, зависимого, подчиненного положения по отношению к окружающим; инволюционный возраст.

        Правильность отнесения бредовых идей «малого размаха» к классу чувственного бреда не вызывает сомнений, так как-в данном случае признаки, элементы интеллектуального бреда сведены к минимуму.

        Пресенильный бред ущерба [Крепелин Э., 1921]. Клинически бред ущерба почти идентичен бреду обыденных отношений, однако патогенетически он не всегда связан с пре- сенильным возрастом и не всегда развивается на фоне «ослабо- умливающего» процесса.

        Е. С. Жислина (1965) наблюдала бред ущерба при различных органических, функциональных заболеваниях и шизофрении. Клинические проявления бреда в значительной степени зависят от характера основного заболевания- в случаях сенильного психоза он носит рудиментарный характер и содержит не подкрепленные аргументацией (интерпретациями) бредовые утверждения, в формировании которых, помимо нарастающего слабоумия, участвуют расстройства памяти; при психопатии, декомпенсирующейся в позднем возрасте, чаще возникают идеи ущерба обыденного характера с мыслями о «порче, краже, подмене»; при органических психозах, возникающих в позднем возрасте, бред ущерба включает идеи морального ущерба и ревности; при поздней шизофрении бред ущерба сочетается, переплетается с бредовыми переживаниями данного периода болезни (паранойяльного, параноидного), приобретая оттенок этих переживаний.

        Сутяжный бред, бред кверулянтов, по структуре близок к бреду «малого размаха», отличаясь от него при каждом новом сюжете монотематической направленностью. Это не сутяжные тенденции, сутяжные действия, наблюдаемые при психопатии, а бред, по содержанию сходный с бредом «преследуемого преследователя». Такой бред проявляется в двух вариантах. При первом механизм возникновения бреда имеет психогенную природу: формирование борьбы с противником, имеющей сутяжный характер, является ответной реакцией на предполагаемые или действительные враждебные действия сослуживцев, соседей, родственников. При втором варианте кверулянтские действия больного, его сутяжная борьба начинаются без видимой причины, только на почве конституциональной психопатической структуры личности. Однако и при этом варианте в процессе развития бреда сутяжные действия и переживания больного быстро приобретают психогенный оттенок, обусловленный ответными реакциями окружающих на поведение больного. Эти ответные реакции развиваются в плане идей отношения, преследования и «побуждают» больного к дальнейшей бредовой разработке. Возникает порочный круг, и бред по своим клиническим проявлениям все больше приближается к систематизированному паранойяльному бреду, но имеет психогенную окраску и моноте- матическое содержание.

        Бред одержимости [Крафт-Эбинг, 1881; Корсаков С. С., 1901]. В группу бредовых синдромов, объединенных общим названием «идеи одержимости», входят демономанический бред, зооантропия, бред метаморфозы (метаболический), бред околдования, дерматозойный бред. Бредовой сюжет при соответствующих переживаниях основывается на том, что в организм больного, его голову, сердце, живот, суставы «внедрилось» ка кое-то живое существо, иногда человек, иногда фантастическое животное, черт и т. д.

        А. М. Рыбальский (1983) упоминает, что в психиатрической литературе существенное внимание бреду одержимости уделяли многие психиатры, обозначая его различными терминами: «внутренняя зоопатия» [Дюпре Э., Леви Г., 1906]; «наружная зоопатня», или «ограниченная ипохондрия» [Шварц 3., 1959]; «бред отрицания» [Каубиш К., 1964], «бред метаморфозы» и др. Автор соглашается с Э. Крепелином (1912) и Л. JI. Рохлиным (1976) в том, что все эти формы бреда имеют ипохондрический характер, но собственно ипохондрическим правомерно называть лишь бред болезни.

        Некоторые авторы обозначают термином «бред одержимости» лишь конкретные бредовые идеи или галлюцинаторные переживания: демономани- ческий бред одержимости бесом [Сербский В. П., 1912]; иллюзорные искажения висцеральных ощущений [Бумке О., 1948]; висцеральные галлюцинации или чувственный бред фантастического содержания [Снежневский А. В., 1970]. В зависимости от характера заболевания, при котором наблюдается бред одержимости, в нем могут преобладать проявления бреда преследования или ипохондрического бреда. По мнению Е. Н. Каменевой (1940), бред одержимости относится к формам бреда, все реже встречающимся в психиатрической практике.

        В начале XX в. была особенно распространена демономания, чаще наблюдавшаяся при истерических приступах («кликушестве») и массовых «эпидемиях» одержимости. В современной психиатрической клинике бред одержимости бесом встречается при шизофрении и эпилептическом психозе. При шизофрении бред одержимости имеет более вычурный характер и его клиника в значительной степени зависит от остальной паранойяльной или параноидной симптоматики, наличия галлюцинаций или псевдогаллюцинаций. Настоящие демономанические переживания, встречающиеся при шизофрении, отличаются от аналогичных по феноменологической картине переживаний, наблюдающихся при истерии и эпилепсии, отсутствием связи с пароксизмальными приступами помрачения сознания.

        На парафренном этапе развития шизофренического процесса бред одержимости нередко приобретает вычурный, фантастический, нелепый характер, иногда сочетается с аутоскопическими, висцероскопическими галлюцинациями и псевдогаллюцинациями, а также речедвигательными обманами, полностью тематически связанными с сюжетом бреда.

        При бреде одержимости больные чаще ощущают присутствие в теле не «одушевленных машин», чертей или людей, а мелких животных (змеи, ящерицы, ужи, черви и т. п.).

        Бред метаморфозы, или метаболический бред [Сегла Ж-, 1905], наблюдается в современной психиатрической клинике очень редко. По данным литературы и собственным наблюдениям, бред метаморфозы может быть представлен в трех вариантах, при которых существует убежденность больного в том, что: он превратился в животное; оставаясь внешне человеком, он приобретает инстинкты, повадки и другие качества животного; кем-то изменяются его мысли или взгляды с целыо усо вершенствования, «перемены политической ориентировки» и т. д. Все эти варианты нередко сочетаются с идеями «околдования». Бред «метаморфозы убеждений» в подавляющем большинстве случаев сочетается с псевдогаллюцинациями и особенно часто — с психическими галлюцинациями.

        Бред колдовского влияния, околдования, порчи наряду с упоминавшимися выше идеями колдовского превращения в другое существо включает широкий спектр разнообразных переживаний. Вначале возникают суеверные (не бредовые) установки на то, что некоторые люди способны «нагнать порчу», «сглазить», «повредить» здоровью, карьере «силой своего биополя» и т. п. Промежуточное положение занимают монотематические бредовые идеи, заключающиеся в том, что в судьбу и жизнь больного вмешался конкретный колдун (колдунья) и причинил непоправимый вред. На другом конце спектра — бредовые идеи, близкие к бреду гипнотического очарования [Бехтерев В. М., 1905]

        , включающие убежденность в постороннем воздействии, постороннем влиянии (ксенопатический бред), «чтении и вкладывании мыслей», «воспитании мыслей» и т. п.

        Дерматозойный бред — бред поражения паразитами, энтеро- зоонозный бред, поверхностная зоопатия. Эта форма бреда входит в общую группу бреда одержимости или примыкает к ней. Он заключается в убежденности больного в том, что его кожа или «подкожная клетчатка мышц» поражена паразитами, проникшими туда и живущими там. Изредка дерматозойный бред возникает на парафреннОй стадии параноидной шизофрении, и тогда содержание его более нелепое. Чаще же дерматозойный бред имеет примитивное содержание и встречается при поздних органических заболеваниях мозга и в параноидной стадии шизофрении.

        По мнению В. М. Блейхера (1984), наиболее полно изучен дерматозойный бред при инволюционной парафрении [Визер С., Кайзер Н., 1966] и пресенильном психозе [Экбом К. А., 1937, 1938]. Г. Губер и Г. Гросс (1973) наблюдали дерматозойный бред у больных эндогенной депрессией и ипохондрической шизофренией.

        Большинство психиатров считают, что существенную роль в образовании дерматозойного бреда играют сенестопатии [Осипов В. П., 1923; Гиляровский В. А, 1938, и др.]. Г. Хопкинс (1970) признает, что бред поражения паразитами, встречающийся при маниакально-депрессивном психозе, шизофрении, токсических состояниях и др., представляет собой группу сложных расстройств, различных по этиологии, но сходных по клинической картине. К этой группе, по его мнению, примыкают аналогичные переживания сверх- ценного или бредоподобного характера, наблюдаемые у больных, не страдающих психическими заболеваниями. П. Сизаре и Ж-П. Симон (1976) отмечают, что «бред наружных паразитов» был описан при шизофрении и парафрении, алкогольной и кокаиновой интоксикациях, а также как самостоятельный синдром. Авторы наблюдали эту форму бреда у больной 87 лет, соматически здоровой, интеллектуально и профессионально сохранной, заболевшей после психогенни. Признавая указанную форму «эквивалентом депрессивного бреда», онн относят к ее характерным признакам внезапность возникновения, стойкость не поддающихся разубеждению бредовых идей, отсутствие влияния на структуру личности, возможность излечения или рецидивирующего течения, а также трудность квалификации патологических восприятий, относимых к тактильному галлюцинозу или иллюзорно-тактильным представлениям. А. Мунро (1978), наоборот, считает наблюдавшийся им «бред заражения червями» при такой же клинической картине моносимпто- матическим ипохондрическим психозом и признает депрессию вторичным явлением. Г. В Майер (1887), приводя описание картины психоза, близкое к тем, которые давали указанные выше авторы, обозначает этот психоз как «синдром паразитарного бреда», выражающийся «в проприоцептивных и зрительных восприятиях», и относит его «к контактным параноидам».

        Дерматозойный бред, возникающий в параноидной стадии шизофрении, менее примитивен, чем наблюдающийся при органических заболеваниях мозга, но, возникнув, он редко приобретает дальнейшее творческое развитие.

        Индуцированный бред. Этим термином принято обозначать наблюдаемые одновременно у 2 больных бредовые синдромы одинаковой структуры и содержания, возникшие сначала у одного, а затем у другого.

        Первым из отечественных психиатров феномен индуцированного . бреда достаточно полно описал В. И. Яковенко в работе «Индуцированные помешательства как один из видов патологического подражания» (1887)-. Среди основных признаков такого помешательства он называет: совместное

        проживание индуктора и индуцируемого и родство между ними; общность их интересов и взглядов; внушаемость индуцируемого и более высокое умственное развитие индуктора; наличие у индуцируемого менее сильной воли, внушаемости, истеричности, душевной слабости, веры в правоту и подлинность высказываний партнера; наиболее частое индуцирование бредового синдрома, включающего идеи преследования; близость к состоянию религиозного экстаза; участие элемента подражания в механизме бредообразования и др. Почти то же пишут Г. Губер и Г. Гросс (1973), отмечающие, что «индуцированная реакция»— это ненормальная реакция суггестивной личности, охваченной переживаниями бреда (чаще преследования или дермато- зойного), со следующими значимыми предпосылками для ее возникновения: более высокий интеллект и воля индуцирующего партнера; интимный контакт партнеров; замкнутость окружающего мира и относительная изолированность от него индуцируемого партнера; наиболее частая встречаемость в семьях с двумя и более членами, например у родителей и детей; соответствие содержания бреда общей жизненной ситуации.

        Клинике индуцированных психозов посвятили свои исследования И. А. Сикорский (1892), А. А. Токарский (1893), Р. Е. Люстерник. и Я. П. Фрумкин (1934), Н. И. Погибко (1970), И. В. Константиновский (1982) и др.

        Мы предлагаем различать формы и варианты индуцированного бреда по механизму его образования и психопатологиче ской структуре. Это предложение основывается на том, что при разных вариантах соотношения психических состояний индуктора и индуцируемого в каждой паре, или дуэте, больных, высказывающих «индуцированный бред», его клиническое проявление меняется. К таким вариантам мы относим:

        www.med24info.com

        Бред — расстройство мышления, которое отличается появлением не соответствующих реальности и не поддающихся коррекции болезненных представлений, суждений и выводов, представляющихся больному абсолютно логичными и верными.

        Данная триада сформулирована в 1913 г. К. Т. Ясперсом, который отмечал, что выделенные им признаки являются поверхностными, поскольку не отражают сущности расстройства и не определяют, а только предполагают наличие расстройства.

        Согласно определению Г. В. Груле, бред – это совокупность идей, представлений и умозаключений, возникших без основания и не поддающихся коррекции при помощи поступающих сведений.

        Бред развивается только на патологической основе (сопровождает шизофрению и другие психозы), являясь симптомом поражения головного мозга.

        Наряду с галлюцинациями бред относится к группе «психопродуктивных симптомов».

        Бред как патология мыслительной деятельности еще во времена античности отождествлялся с понятием сумасшествия. Пифагор для обозначения правильного, логического мышления использовал термин «дианойя», которому противопоставлял «паранойю» (схождение с ума). Широкое значение термина «паранойя» постепенно сузилось, но восприятие бреда как расстройства мышления сохранилось.

        Немецкие врачи, опираясь на мнение директора открытой в 1834 г. психиатрической больницы Виненталь Э. А. фон Целлера, до 1865 г. полагали, что бред развивается на фоне мании или меланхолии и поэтому всегда является вторичной патологией.

        В 1865 г. директор психиатрической лечебницы Гильдесгейм Людвиг Снелль на съезде естествоиспытателей в Ганновере прочитал доклад, основанный на многочисленных наблюдениях. В этом докладе Л. Снелль отметил, что существуют первичные, независимые от меланхолии и мании бредовые формы.

        Немецкий психиатр и невропатолог Вильгельм Гризингер (1881) также считал бред самостоятельным заболеванием, называя его первичным помешательством.

        Первой попыткой классифицировать паранойю и отделить ее от других форм стала опубликованная в 1868 г. работа В. Зандера «Об одной особой форме первичного помешательства». В своей работе В. Зандер отметил, что в некоторых случаях заболевание развивается постепенно, напоминая процесс развития нормального характера. Для таких случаев В. Зандер предложил использовать термин «прирожденная паранойя», связывая формирование бредовой системы с характером и личностью больного.

        Постепенное развитие в ряде случаев бреда преследования, бреда отношения и особого значения отмечал и Э. Ласег.

        Новые данные позволили разделить бред по способу возникновения на:

      23. первичный (интерпретативный или паранойяльный), который описан в 1909 г. P. Sereux, J. Capgras;
      24. вторичный (чувственный бред), который возникает на фоне меланхолии или мании (измененного аффекта).
      25. К вторичному бреду стали относить описанный в 1900 г. К. Вернике бред объяснения, галлюцинаторный бред и описанный в 1938 г. В. А. Гиляровским катестезический бред, который возникает при наличии болезненных ощущений.

        В 1914 г. французскими психиатрами Е. Dupre и В. Logre был описан бред воображения.

        Персекуторный бред (бред преследования) впервые описал Е. Ласег в 1852г. Эту форму бреда описывали также затем Ж. Фальре-отец (1855) и Л. Снелль (1865).

        Этапы формирования бреда впервые были описаны в 1855 г. Ж. П. Фальре.

        На существование острых форм бредового расстройства указал в 1876 г. Карл Вестфаль — от хронической паранойи описанный Вестфалем первичный бред ничем, кроме течения заболевания, не отличался.

        В рамках исследования шизофрении бред и его характеристики рассматривали Э. Блейлер и Э. Крепелин.

        Согласно исследованиям, общие черты бреда и механизм его развития не имеют выраженных национальных и культурологических особенностей, но наблюдается определенный культуральный патоморфоз (изменение признаков отдельной болезни) — в Средневековье бредовые идеи были в основном связаны с магией и одержимостью, а в наше время преобладает бред, связанный с «воздействием телепатией, биотоками или радаром».

        В быту бредом называют возникающее у соматических больных при повышенной температуре бессознательное состояние, которое сопровождается бессмысленной и бессвязной речью. Поскольку это состояние является качественным расстройством сознания, а не расстройством мышления, для его обозначения правильнее использовать термин «аменция».

        В зависимости от клинической картины данного расстройства мышления, выделяют:

      26. острый бред, который полностью завладевает сознанием больного, вследствие чего поведение пациента полностью подчиняется бредовой идее;
      27. инкапсулированный бред, при наличии которого больной адекватно анализирует не касающуюся тематики бреда окружающую действительность и способен контролировать свое поведение.
      28. В зависимости от причины возникновения расстройства мышления выделяют бред первичный и вторичный.

        Первичный бред (интерпретативный, примордиальный или словесный) является непосредственным выражением патологического процесса. Этот вид бреда возникает сам по себе (не вызывается аффектами и другими психическим нарушениями) и отличается первичным поражением рационального и логического познания, поэтому имеющееся искаженное суждение последовательно подкрепляется рядом специфически систематизированных субъективных доказательств.

        Восприятие больного не нарушается, работоспособность сохраняется на протяжении длительного времени. Обсуждение тем и предметов, затрагивающих бредовую фабулу, вызывает аффективное напряжение, которое в некоторых случаях сопровождается эмоциональной лабильностью. Первичному бреду свойственна стойкость и существенная резистентность к лечению.

        Также наблюдается тенденция к:

      29. прогрессированию (в бредовую систему постепенно втягиваются все бо?льшие части окружающего мира);
      30. систематизации, которая выглядит как субъективно стройная система «доказательств» бредовых идей и игнорирование фактов, не вписывающихся в эту систему.
      31. Данная форма бреда включает:

      32. Паранойяльный бред, который является самой легкой формой бредового синдрома. Проявляется в виде первичного систематизированного монотематического бреда преследования, изобретательства или ревности. Может быть ипохондрическим (отличается стеничностью аффекта и обстоятельностью мышления). Лишен нелепости, развивается при неизмененном сознании, расстройства восприятия отсутствуют. Может образовываться из сверхценной идеи.
      33. Систематизированный парафренный бред, который является наиболее тяжелой формой бредового синдрома и отличается сочетанием грезоподобного бреда величия и бреда воздействия, наличием психического автоматизма и повышенного фона настроения.

    Согласно К. Ясперсу, первичный бред подразделяется на 3 клинических варианта:

  • бред восприятия, при котором воспринимаемое человеком в данный момент непосредственно переживается в контексте “иного значения”;
  • бредовые представления, при которых воспоминания приобретают бредовое значение;
  • бредовые состояния сознания, при которых в реальные впечатления внезапно вторгается бредовое знание, не связанное с чувственными впечатлениями.
  • Вторичный бред может быть чувственным и образным. Этот вид бреда возникает в результате других психических нарушений (сенестопатии, обманов восприятия, парамнезии и др.), то есть нарушение мышления является вторичной патологией. Отличается фрагментарностью и непоследовательностью, наличием иллюзий и галлюцинаций.

    Для вторичного бреда характерна бредовая интерпретация имеющихся галлюцинаций, яркие и эмоционально насыщенные озарения (инсайты) вместо умозаключений. Лечение основного симптомокомплекса или заболевания приводит к устранению бреда.

    Чувственный бред (бред восприятия) отличается появлением внезапной, наглядной и конкретной, полиморфной и эмоционально насыщенной яркой фабулы. Фабула бреда тесно связана с депрессивным (маниакальным) аффектом и образными представлениями, растерянностью, тревогой и страхом. При маниакальном аффекте возникает бред величия, а при депрессивном аффекте возникает бред самоуничижения.

    К вторичному бреду относится также бред представления, проявляющийся наличием разрозненных, отрывочных представлений по типу фантазий и воспоминаний.

    Чувственный бред подразделяется на синдромы, включающие:

  • Острый параноид, который отличается идеями преследования и воздействия и сопровождается резко выраженными аффективными расстройствами. Возникает при расстройствах органического происхождения, соматогенных и токсических психозах, шизофрении. При шизофрении обычно сопровождается психическими автоматизмами и псевдогаллюцинозом, образуя синдром Кандинского-Клерамбо.
  • Синдром инсценировки. Больной при данном типе бреда убежден, что вокруг него разыгрывается инсценировка, сюжет которой имеет отношение к больному. Бред в данном случае может быть экспансивным (бредовое повышение самооценки) или депрессивным в зависимости от имеющегося аффекта. Симптомами является наличие психического автоматизма, бреда особого значения и синдрома Капгра (бреда отрицательного двойника, заменившего его самого или человека из окружения больного). К данному синдрому относится и депрессивно-параноидный вариант, отличающийся наличием депрессии, бреда преследования и осуждения.
  • Антагонистический бред и острую парафрению. При антагонистической форме бреда мир и все происходящее вокруг больного рассматривается как выражение борьбы добра и зла (враждебных и доброжелательных сил), в центре которой находится личность больного.
  • Острая парафрения, острый антагонистический бред и бред инсценировки может вызвать синдром интерметаморфозы, при котором происходящие при больном события воспринимаются в ускоренном темпе (симптом крайне тяжелого состояния больного).

    При шизофрении синдромы чувственного бреда поэтапно сменяют друг друга (от острого параноида до острой парафрении).

    Поскольку вторичный бред может отличаться особым патогенезом, выделяют бред:

  • голотимный (всегда чувственный, образный), который возникает при аффективных расстройствах (бред величия при маниакальном состоянии и т.д.);
  • кататимный и сенситивный (всегда систематизированный), который возникает у страдающих расстройствами личности или очень чувствительных людей при сильных эмоциональных переживаниях (бред отношения, преследования);
  • катестетический (ипохондрический бред), который обусловлен возникающими в различных органах и частях тела патологическими ощущениями. Наблюдается при сенестопатиях и висцеральных галлюцинациях.
  • Бред иноязычных и тугоухих является разновидностью бреда отношения. Бред тугоухих проявляется в убеждении, что окружающие больного люди постоянно критикуют и осуждают больного. Бред иноязычных встречается довольно редко и проявляется уверенностью больного, находящегося в иноязычном окружении, в негативных отзывах о нем окружающих.

    Индуцированный бред, при котором человек при тесном контакте с больным заимствует у него бредовые переживания, некоторые авторы считают вариантом вторичного бреда, но в МКБ-10 эта форма выделяется как отдельное бредовое расстройство (F24).

    Отдельной формой считается также бред воображения Дюпре, при котором бредовые идеи основаны на фантазиях и интуиции, а не на расстройствах восприятия или логической ошибке. Отличается полиморфностью, изменчивостью и плохой систематизированностью. Может быть интеллектуальным (преобладает интеллектуальный компонент воображения) и наглядно-образным (преобладают патологическое фантазирование и наглядно-образные представления). К этой форме относят бред величия, бред изобретательства и любовный бред.

    Отечественная психиатрия выделяет 3 основных бредовых синдрома:

  • Паранойяльный, который обычно бывает монотематическим, систематизированным и интерпретативным. При этом синдроме отсутствует интеллектуально-мнестическое ослабление.
  • Параноидный (параноидальный), который во многих случаях сочетается с галлюцинациями и другими нарушениями. Систематизирован незначительно.
  • Парафренный, отличающийся систематизированностью и фантастичностью. Для данного синдрома характерны галлюцинации и психические автоматизмы.
  • Галлюцинаторный синдром и синдром психического автоматизма часто являются составной частью бредового синдрома.

    Некоторые авторы к бредовым синдромам также относят параноический синдром, при котором в результате патологического развития личности формируются стойкие сверхценные образования, которые в значительной степени нарушают социальное поведение пациента и его критическую оценку этого поведения. Клинический вариант синдрома зависит от содержания сверхценных идей.

    Согласно мнению Н. Е. Бачерикова, параноические идеи являются либо начальным этапом развития паранойяльного синдрома, либо бредоподобными аффективно насыщенными оценками и интерпретациями фактов, затрагивающих интересы пациента. Такие идеи часто возникают у акцентуированных личностей. При переходе в стадию декомпенсации (при астенизации или психотравмирующей ситуации) возникает бред, который может исчезнуть на фоне терапии или самостоятельно. Параноические идеи отличаются от сверхценных идей ложностью суждений и большей насыщенностью аффекта.

    Фабула бреда (его содержание) не относится в случаях интерпретативного бреда к признакам заболевания, поскольку зависит от культурных, социально-психологических и политических факторов, влияющих на конкретного больного. При этом обычно у больных возникают бредовые идеи, свойственные всему человечеству на данном временном отрезке и характерные для определенной культуры, уровня образованности и т.д.

    Все виды бреда, исходя из общей фабулы, делятся на:

  • Бред преследования (персекуторный бред), который включает разнообразные бредовые идеи, содержанием которых является собственно преследование и умышленное нанесение ущерба.
  • Бред величия (экспансивный бред), при котором больной в крайней степени переоценивает себя (вплоть до всемогущества).
  • Депрессивный бред, при котором содержание возникшей на фоне депрессии патологической идеи составляют мнимые ошибки, несуществующие грехи и болезни, несовершенные преступления и т.д.
  • Фабула о преследовании кроме самого преследования может включать:

  • Бред ущерба, основанный на убеждении больного о том, что его имущество разворовывают или намеренно портят какие-то люди (обычно соседи или близкие люди). Больной убежден, что его преследуют с целью разорить.
  • Бред отравления, при котором больной ест только пищу собственного приготовления или консервы в жестяной банке, поскольку уверен, что его хотят отравить.
  • Бред отношения, при котором вся окружающая действительность (предметы, люди, события) приобретает для больного особое значение – больной во всем видит послание или намек, адресованный лично ему.
  • Бред воздействия, при котором больной уверен в существовании физического или психического воздействия на него (разнообразные лучи, аппараты, гипноз, голоса) с целью управления эмоциями, интеллектом и движениями для того, чтобы больной совершал «нужные поступки». Часто встречающийся бред психического и физического воздействия входит в структуру психических автоматизмов при шизофрении.
  • Бред кверулянтства (сутяжничества), при котором больному кажется, что его ущемили в правах, поэтому он при помощи жалоб, судебных разбирательств и тому подобных методов активно борется за восстановление «справедливости».
  • Бред ревности, который заключается в уверенности в измене сексуального партнера. Больной во всем видит следы измены и ищет ее доказательства «с пристрастием», превратно толкуя тривиальные поступки партнера. В большинстве случаев наблюдается бред ревности у мужчин. Характерен для хронического алкоголизма, алкогольных психозов и некоторых других психических расстройств. Сопровождается снижением потенции.
  • Бред инсценировки, при котором больной все происходящее воспринимает как спектакль или эксперимент над собой (все подстроено, медперсонал – это бандиты или сотрудники КГБ и пр.).
  • Бред одержимости, при котором больной полагает, что в него вселилась другая сущность, в результате чего пациент эпизодически теряет контроль над своим телом, но своего «Я» не теряет. Это архаическое бредовое расстройство часто сочетается с иллюзиями и галлюцинациями.
  • Бред метаморфозы, который сопровождается «трансформацией» больного в одушевленное живое существо и в редких случаях – в предмет. При этом «Я» больного теряется и пациент начинает себя вести соответственно этому существу или предмету (рычит и т.д.).
  • Бред двойника, который может быть положительным (больной считает незнакомых друзьями или родственниками) или отрицательным (больной уверен, что друзья и родственники – посторонние люди). Внешнее сходство объясняется удачным гримом.
  • Бред чужих родителей, при котором больной убежден, что его биологические родители – это воспитатели или двойники родителей.
  • Бред обвинения, при котором больному кажется, что все окружающие постоянно обвиняют его в различных трагических происшествиях, преступлениях и других неприятностях, поэтому пациенту приходится все время доказывать свою невиновность.
  • К данной группе примыкает пресенильный дерматозойный бред, который наблюдается преимущественно при психозах позднего возраста и выражается в возникающем у больных чувстве «ползания насекомых» в коже или под кожей.

    Бред величия объединяет:

  • Бред богатства, который может быть правдоподобным (больной уверен, что у него на счету имеется солидная сумма) и неправдоподобным (наличие домов из золота и т.д.).
  • Бред изобретательства, при котором пациент создает разнообразные нереальные проекты.
  • Бред реформаторства, при наличии которого больной пытается преобразовать существующий мир (предлагает пути изменения климата и т.д.). Может иметь политическую подоплеку.
  • Бред происхождения, сопровождающийся уверенностью в том, что больной – потомок знатного рода и т. п.
  • Бред вечной жизни.
  • Эротический или любовный бред (синдром Клерамбо), которому подвержены преимущественно женщины. Больные убеждены, что к ним неравнодушен недоступный из-за более высокого социального положения (возможны другие причины) человек. Возможен эротический бред без позитивных эмоций – больной убежден, что его преследует партнер. Этот тип расстройства встречается редко.
  • Антагонистический бред, при котором больной считает себя центром борьбы добра и зла.
  • Альтруистический бред (бред мессианства), при котором больной мнит себя пророком и чудотворцем.
  • Бред величия может быть комплексным.

    Депрессивный бред проявляется умалением собственного достоинства, отрицанием способностей, возможностей, уверенностью в отсутствии физических данных. При данной форме бреда больные сознательно лишают себя всех человеческих удобств.

    Данная группа включает:

  • Бред самообвинения, самоуничижения и греховности, составляющий единый бредовой конгломерат, наблюдающийся при депрессивных, инволюционных и старческих психозах. Больной обвиняет себя в мнимых грехах, непростительных проступках, болезни и смерти близких, оценивает свою жизнь как череду сплошных преступлений и считает, что заслуживает самого строгого и страшного наказания. Такие больные могут прибегать к самонаказанию (членовредительство или самоубийство).
  • Ипохондрический бред, при котором больной убежден в наличии у себя какого-то заболевания (обычно тяжелого).
  • Нигилистический бред (обычно наблюдается при маниакально-депрессивном психозе). Сопровождается уверенностью в том, что сам больной, другие люди или окружающий мир не существуют, либо уверены в близком конце мира.
  • Синдром Котара — нигилистически-ипохондрический бред, при котором яркие, красочные и нелепые идеи сопровождаются нигилистическими и гротескно преувеличенными утверждениями. При наличии выраженной депрессии и тревоги доминируют идеи отрицания внешнего мира.
  • Отдельно выделяется индуцированный бред, который часто носит хронический характер. Реципиент при тесном контакте с больным и отсутствием критического отношения к нему заимствует бредовые переживания и начинает высказывать их в той же форме, что и индуктор (больной). Обычно реципиентами являются лица из окружения больного, связанные с ним семейно-родственными отношениями.

    Как и в случае других заболеваний психического характера, точные причины развития бредовых расстройств на сегодняшний день не установлены.

    Известно, что бред может возникать как результат воздействия трех характерных факторов:

    • Генетического, поскольку бредовое расстройство чаще наблюдается у тех людей, родственники которых имели психические нарушения. Поскольку многие заболевания носят наследственный характер, в первую очередь этот фактор влияет на развитие вторичного бреда.
    • Биологического — формирование бредовых симптомов по мнению многих врачей связано с дисбалансом нейромедиаторов в головном мозге.
    • Воздействия окружающей среды – согласно имеющимся данным, пусковым механизмом развития бреда могут быть частые стрессы, одиночество, злоупотребление алкоголем и наркотическими веществами.
    • Бред развивается поэтпапно. На начальном этапе у больного появляется бредовое настроение – больной уверен в том, что вокруг происходят какие-то изменения, у него возникает «предчувствие» надвигающейся беды.

      Бредовое настроение в связи с нарастанием тревоги сменяется бредовым восприятием – больной начинает давать бредовое объяснение некоторым воспринимаемым явлениям.

      На следующем этапе наблюдается бредовое толкование всех воспринимаемых больным явлений.

      Дальнейшее развитие расстройства сопровождается кристаллизацией бреда – у больного образуются стройные, законченные бредовые идеи.

      Этап затухания бреда характеризуется появлением у больного критики к имеющимся бредовым идеям.

      Последний этап — резидуальный бред, который характеризуется наличием остаточных бредовых явлений. Выявляется после делирия, при галлюцинаторно-параноидных состояниях и при выходе из эпилептического сумеречного состояния.

      Основным симптомом бреда является наличие у пациента ложных, не обоснованных убеждений, не поддающихся коррекции. При этом важно, что появившиеся бредовые идеи до расстройства больному были не свойственны.

      Признаками острых бредовых (галлюцинаторно-бредовых) состояний являются:

    • наличие бредовых идей преследования, отношения и воздействия;
    • наличие симптомов психического автоматизма (чувства отчужденности, неестественности и искусственности собственных поступков, движений и мышления);
    • быстро нарастающее двигательное возбуждение;
    • аффективные нарушения (страх, тревога, растерянность и др.);
    • слуховые галлюцинации (не обязательный признак).
    • Окружающее приобретает для больного особый смысл, все события интерпретируются в контексте бредовых идей.

      Фабула при остром бреде изменчива и неоформлена.

      Первичный параноидальный бред отличается сохранением восприятия, стойкостью и систематизированностью.

      Для вторичного бреда характерно нарушение восприятия (сопровождается галлюцинациями и иллюзиями).

      Диагностика бреда включает:

    • изучение анамнеза пациента;
    • сопоставление клинической картины расстройства с диагностическими критериями.
    • Использующиеся в настоящее время критерии бреда включают:

    • Возникновение расстройства на патологической почве (бред — проявление заболевания).
    • Паралогичность. Бредовая идея подчинена собственной внутренней логике, которая основана на внутренних (аффективных) потребностях психики больного.
    • Сохранность сознания (исключение — некоторые варианты вторичного бреда).
    • Несоответствие и избыточность суждений по отношению к объективной реальности в сочетании с непоколебимой убежденностью в действительности бредовых идей.
    • Неизменность бредовой идеи при любой коррекции, включая суггестию.
    • Сохранность или незначительную ослабленность интеллекта (значительное ослабление интеллекта приводит к распаду бредовой системы).
    • Наличие глубоких нарушений личности, обусловленных центрированием вокруг бредовой фабулы.
    • Бред отличается от бредоподобных фантазий наличием стойкой убежденности в их достоверности и доминирующим влиянием на поведение и жизнь субъекта.

      Важно учитывать, что заблуждения наблюдаются и у психически здоровых людей, но они не обусловлены психическим расстройством, в большинстве случаев касаются объективных обстоятельств, а не личности человека, а также поддаются коррекции (коррекция при стойких заблуждениях может вызывать затруднения).

      Бред в различной степени затрагивает все сферы психики, особенно заметно сказываясь на эмоционально-волевой и аффективной сфере. Мышление и поведение больного полностью подчинено бредовой фабуле, но эффективность профессиональной деятельности не снижается, поскольку мнестические функции сохраняются.

      Лечение бредовых расстройств основано на комплексном применении медикаментозного и психотерапевтического воздействия.

      Медикаментозная терапия включает применение:

    • Нейролептиков (рисперидон, кветиапин, пимозид и др.), блокирующих расположенные в головном мозге рецепторы дофамина и серотонина и снижающих психотические симптомы, тревогу и беспокойство. При первичном бреде препаратами выбора являются нейролептики с избирательным характером действия (галоперидол и др.).
    • Антидепрессантов и транквилизаторов при депрессии, угнетенном состоянии и тревожности.
    • Для переключения внимания пациента с бредовой идеи на более конструктивную применяют индивидуальную, семейную и когнитивно-поведенческую психотерапию.

      При тяжелых формах бредовых расстройств пациенты госпитализируются в медицинское учреждение до нормализации состояния.

      liqmed.ru

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *