Синдром дабина-джонсона

by:

Как лечить?

Синдром Криглера-Найяра характеризуется:

  • крайне высоким содержанием в крови непрямого (несвязанного) билирубина;
  • отсутствием или снижением активности глюкуронилтрансферазы, переводящей свободный билирубин в связанный.
  • Впервые это нарушение обмена билирубина было описано в 1952 году у новорождённых американскими педиатрами Crigler John Fielding, Jr. (Кри’глер Джон, младший) и Najjar Victor Assad (На’йяр).

    Различают две генетически гетерогенные формы синдрома:

  • Синдром Криглера-Найяра I типа встречается очень редко, имеет аутосомно-рецессивный тип наследования. Гипербилирубинемия обусловлена полным отсутствием глюкуронилтрансферазы вследствие генетического дефекта. Непрямой билирубин превышает норму в 15-50 раз. Непрямой билирубин является нейротропным ядом: повышенный уровень билирубина вызывает повреждение центральной нервной системы (базальные и стволовые ядра головного мозга) и может приводить к развитию билирубиновой энцефалопатии (ядерной желтухи). Уровень непрямого билирубина, при котором возникает угроза энцефалопатии — 340 мкмоль/л. Прогноз неблагоприятный, больные обычно погибают в младенчестве (ребёнок редко доживает до 1,5 лет).
    • Синдром Криглера-Найяра II типа встречается редко, имеет аутосомно-доминантный тип наследования. Активность глюкуронилтрансферазы резко снижена, непрямой билирубин превышает норму в 5–20 раз. Для индукции микросомальной активности фермента можно применять фенобарбитал. Больные доживают до среднего возраста (36-44 года) и более. В отдалённом периоде могут встречаться глухота, хореатетоз и другие неврологические повреждения, но в большинстве случаев клинические последствия отсутствуют.
    • Дифференциальный диагноз

      Синдром Криглера-Найяра необходимо отличать от следующих состояний:

    • Физиологическая желтуха новорождённых и желтуха недоношенных детей. Причина — физиологическая незрелость ферментных систем печени. Желтуха наблюдается у 50% доношенных и более чем у 80% недоношенных новорождённых. Желтуха развивается на 2-3 день жизни и проходит в течение 7-10 дней без какого-либо вмешательства. Уровень непрямого билирубина обычно не превышает норму в 5-10 раз и не сопровождается симптомами повреждения ЦНС (мышечная гипертония, нистагм, атетоз, судороги). У недоношенных уровень билирубина обычно выше, а желтуха сохраняется дольше (до 14-15 дня жизни).
    • Синдром Люси-Дрисколла (Lucey-Driscoll). В отечественной литературе часто пишут, как синдром Люцея-Дрисколла. Это транзиторная семейная гипербилирубинемия новорождённых, связанная с присутствием в у некоторых женщин в грудном молоке ингибиторов конъюгации билирубина (производные прегнандиола). Желтуха обычно исчезает через несколько дней после прекращения грудного вскармливания.
    • Гемолитические желтухи новорождённых обусловлены гемолизом различного генеза (резус-конфликт, врождённые аномалии гемоглобина или эритроцитов).
    • Общие рекомендации — см. синдром Жильбера. Фенобарбитал увеличивает содержание глюкуронилтрансферазы, поэтому его приём уместен в период обострения синдрома Криглера-Найяра II типа в дозе 30-200 мг/сут. в течение 2-4 недель.

      Синдром Дубина-Джонсона

      В 1954 году американцы Dubin I. Nathan (Ду’бин) и Johnson F. (Джо’нсон) описали доброкачественную желтуху с повышением прямой фракции билирубина.

      Синдром Дубина-Джонсона (в отечественной литературе часто обозначается, как синдром Дабина-Джонсона) характеризуется:

    • умеренным повышением в крови прямого (связанного) билирубина вследствие нарушения механизмов его транспорта из гепатоцитов в желчь;
    • повышенным выделением с мочой желчных пигментов;
    • отложением в гепатоцитах тёмно-коричневого или буро-оранжевого липохромного пигмента (устанавливается при пункционной биопсии печени);
    • аутосомно-рецессивным типом наследования.

    Синдром Дубина-Джонсона распространён среди иранских евреев в ассоциации с недостаточностью VII фактора свертывания крови.

    Симптоматика более ярко выражена, чем при других формах гипербилирубинемии. Пациенты жалуются на повышенную утомляемость, плохой аппетит, боль в правом подреберье. Печень при синдроме Дубина-Джонсона не может адекватно экскретировать билирубин и контрастные препараты, используемые для холецистографии, поэтому частой находкой является отсутствие тени желчного пузыря при холецистографии.

    Выраженность желтухи может варьировать, усиливаясь на фоне инфекционных заболеваний, при приёме оральных контрацептивов и беременности. Во время ремиссии желтуха почти полностью исчезает. Зачастую синдром Дубина-Джонсона не замечают до наступления беременности или приёма оральных контрацептивов.

    Прогноз благоприятный. Медикаментозного лечения не существует, хотя в определённой степени повышенный уровень билирубина поддаётся коррекции фенобарбитолом. Общие рекомендации — см. синдром Жильбера.

    В 1948 году филиппинский терапевт Rotor Arturo B. (Ро’тор) описал вариант доброкачественной желтухи с повышением прямой фракции билирубина, но с нормальной морфологической картиной печени. Подобное состояние получило название синдром Ротора, хотя некоторые считали его лишь вариантом синдрома Дубина-Джонсона.

    Синдром Ротора очень редкое состояние, первичный биохимический дефект в отличие от других функциональных гипербилирубинемий не идентифицирован.

    Синдром Ротора характеризуется:

    • умеренным повышением в крови прямого (связанного) билирубина вследствие нарушения механизмов его транспорта из микросом гепатоцитов в желчь,
    • повышенным выделением с мочой желчных пигментов,
    • отсутствием тёмно-коричневого пигмента в гепатоцитах при пункционной биопсии и визуализацией желчного пузыря при холецистографии,
    • Прогноз благоприятный. Медикаментозного лечения не существует. Общие рекомендации — см. синдром Жильбера.

      Содержание файла Функциональная гипербилирубинемия

      • Синдромы Криглера-Найяра, Дубина-Джонсона, Ротора.

      www.spruce.ru

      Синдром дабина-джонсона

      Синдром Дабина—Джонсона — это хроническая или интермиттирующая, доброкачественная, семейная, идиопатическая желтуха, связанная с нарушением экскреции с желчью билирубина и других холефильных соединений [Berthelot, Dhumeaux, Schmid, McDonagh]. Ее описали впервые Dubin и Johnson и в том же году Spinz и Nelson.

      Мужчины болеют несколько чаще женщин, а последние иногда не замечают болезни, пока не начинают пользоваться противозачаточными препаратами или не забеременеют [Arias, Cohen et al.]. У больных с синдромом Дабина — Джонсона несколько повышено содержание в сыворотке билирубина, преимущественно конъюгированного, необычно долго задерживается введенный краситель сульфобромфталеин натрия (СФН), не виден желчный пузырь и паренхиматозные клетки печени содержат необычный меланиноподобный пигмент [Butt et al., Shani et al.]. Уровень желчных кислот в сыворотке крови нормальный.

      Природа печеночного пигмента до сих пор не выяснена [Swartz et al., Arias, Blumberg]. Больных с синдромом Дабина — Джонсона отличает также профиль копропорфиринов в моче [Wolkoff et al., Kondo et al.]. С синдромом Дабина — Джонсона очень сходен синдром Ротора, отличающийся только отсутствием патологического пигмента в печени. Из-за клинического сходства синдром Ротора долго считали вариантом синдрома Дабина — Джонсона [Arias]. Проведенное недавно исследование экскреции копропорфиринов [Wolkoff et al.] и метаболизма СФН [Wolpert et al.] показало различие патофизиологии этих двух патологических состояний [см. также Namihisa, Namihisa, Nambu].

      Твердо установлено, что синдром Дабина — Джонсона наследуется по аутосомно-рецессивному типу. В ранних семейных исследованиях [Butt et al.] предполагали аутосомно-доми-нантное наследование со значительной вариабельностью и муль-тифакториальную детерминацию. Авторы находили у нескольких клинически здоровых родственников пробандов повышенные уровни несвязанного билирубина и патологическую пигментацию печени.

      Sham и сотр. представили обширную коллекцию родословных с синдромом Дабина — Джонсона. Болезнь чаще всего встречается у евреев и выходцев из Ирана, где ее распространенность достигает 1:3000. Эти авторы оказались среди первых, кто твердо настаивал на аутосомно-рецессивном типе наследования. В описанных ими семьях была обнаружена высокая степень кровного родства, с чем и были связаны случаи болезни детей от больных родителей.

      Пораженными оказались около 30% сибсов пробандов, что и следует ожидать в случае рецессивного заболевания, высокой частоты гена и способности больного родителя к воспроизведению потомства. У обязательных гетерозиготных носителей мутантного гена концентрация билирубина в сыворотке крови, способность накапливать СФН и максимальный транспорт нормальны [см. также Shani et al., Cohen et al.]. Wolkoff и сотр. исследовали суммарную экскрецию с мочой изомеров I и II копропорфирина у больных с синдромом Дабина — Джонсона, их юдных и у здоровых в контроле.

      Экскреция изомера I самая высокая у больных, самая низкая — в контроле и промежуточная — у родственников, как и должно быть, если нарушение аутосомно-рецессивно и у обязательных гетерозигот экспресси)уется частично. Еще одно подтверждение рецессивной модели находим в генетическом исследовании Edwards. В этом сообщении речь идет о том, что функциональные печеночные пробы были нормальными у всех 20 родителей и всех 64 детей пробандов с синдромом Дабина — Джонсона.

      У 17 из 44 сибсов пробандов было повышено содержание в сыворотке крови связанного билирубина и СФН. Не случайно высокой оказалась и частота кровного родства родителей. Все эти данные — поражение одного поколения, повышенная частота среди сибсов больных и кровное родство — являются свидетельствами аутосомно-рецессивного наследования. Важно отметить, что если, как полагают, частота синдрома Джилберта составляет около 5%, не исключено появление гена (или генов) этого синдрома в родословных, отягощенных синдромом Дабина — Джонсона или синдромом Ротора [Odell, Chillds]. Это может вносить путаницу в семейные исследования, в которых не проводится четкой дискриминации указанных форм патологии (см. ниже обсуждение синдрома Джилберта).

      Следует ожидать, что беременность должна усилить желтуху у женщины с синдромом Дабина — Джонсона обычно в III триместре. Однако клиническое течение болезни при беременности вариабельно; имеются сообщения об отсутствии нарастания симптомов и даже о ремиссии [Haverback, Wirtschafler, Haemmerli]. Предполагается влияние болезни на исход для плода, но имеющиеся данные не позволяют сделать окончательных выводов. Вскоре после того, как синдром Дабина — Джонсона был описан впервые, Nelson описал доношенную беременность у женщины с этим синдромом, завершившуюся рождением здорового ребенка. Во второй выборке, включавшей 53 случая синдрома Дабина — Джонсона [Dubin], у 7 женщин было 17 беременностей.

      Из них 8 закончились абортами, 1 — рождением мертвого ребенка, 1 — смертью новорожденного, 1 — преждевременными родами и 6 — нормальными родами. В большом обзоре, посвященном желтухе в поздние сроки беременности, Ikonen упоминает о 2 женщинах предположительно с синдромом Дабина — Джонсона. У одной из них было 3 беременности, завершившиеся самопроизвольным выкидышем, рождением незрелых нежизнеспособных близнецов и преждевременным рождением нормального ребенка. Friedlaender и Osier включили одну женщину с синдромом Дабина— Джонсона в выборку из 135 больных с желтухой во время беременности. В их наблюдении желтушность усилилась уже в начале беременности, и в III триместре родился мертвый ребенок. Большая выборка семей с синдромом Дабина—Джонсона, описанная Shani и сотр., включала 11 женщин, которым диагноз был впервые поставлен во время беременности, однако авторы ничего не сообщают об исходах беременности у этих больных.

      Cohen и сотр. сообщили о 9 женщинах с синдромом Дабина — Джонсона и желтухой при беременности, но катамнестические данные не включали сведения о детях.

      Di Zoglio и Cardillo описали женщину с синдромом Дабина—Джонсона, единственная беременность которой закончилась рождением здорового доношенного ребенка. Для окончательного суждения об исходах беременности у больных женщин необходима дополнительная информация.

      medicalplanet.su

      Синдром Дабина — Джонсона

      Синдром Дабина — Джонсона

      Синдром Дабина-Джонсона — энзимопатическая желтуха, редкий пигментный гепатоз, характеризующийся нарушением экскреции связанного билирубина из гепатоцитов в желчные капилляры , что приводит к регургитации билирубина. Встречается преимущественно у мужчин. Причина заболевания обусловлена наследственным дефектом АТФ-зависимой транспортной системы канальцев гепатоцитов. Задержка билирубина в гепатоцитах связанна с извращением в них метаболизма адреналина, в результате чего происходит не только накопление билирубина, но и меланина, с дальнейшим развитием меланоза печени.

      Синдром Дубина-Джонсона распространён среди иранских евреев в ассоциации с частотой 1:1300.

      У 60% больных выявляется снижение активности протромбина вследствие низких значений фактора коагуляции VII.

      В 70% случаев синдром Дабина-Джонсона проявляется в молодом возрасте, очень редко у людей старше 50 лет.

      Заболевание не влияет на продолжительность жизни пациентов.

      Синдром Дабина-Джонсона имеет аутосомно-рецессивный тип наследования. Генетический дефект заключается в появлении мутации гена, детерминирующего протеин, который является канальцевым транспортером органических анионов (cMOAT).

      В результате гепатобилиарный транспорт билирубина и органических анионов нарушается. В крови увеличивается содержание фракции конъюгированного билирубина, в моче — билирубинурия.

      Конъюгационная желтуха (конъюгированная гипербилирубинемия) диагностируется, если содержание прямой фракции билирубина превышает 0,3 мг/дл (5,2 мкмоль/л), а показатель общего сывороточного билирубина более 2,0 мг/дл (34,2 мкмоль/л) или если содержание прямой фракции билирубина составляет более 15% от показателя общего сывороточного билирубина, который превышает 2,0 мг/дл.

      Особенностью этого синдрома является изменение цвета печени: она становится зеленовато-серой или коричневато-чёрной. Макроскопически в ткани печени определяются темные пятна («шоколадная печень, чёрная печень»), появление которых связывают с нарушением секреции метаболитов тирозина, триптофана, фенилаланина. Структура печени остаётся нормальной. Отложение пигмента также происходит в селезёнке. Гепа­тоциты и клетки Купффера заполнены тёмным пигментом, который выявляется при окрашивании на липофусцин, преимущественно в центре долек. При электронной микроскопии пигмент выяв­ляется в плотных тельцах, связанных с лизосома­ми, выявля­ются нормальные жёлчные канальцы с ин­тактными микроворсинками. Лизосо­мы имеют неровные контуры, увели­чены, заполнены зернистым содержимым и часто — жировыми капельками, связан­ными с мембраной.

      Физикальные методы обследования

      • осмотр – желтушность кожных покровов и слизистых.

      • общий анализ крови;

      • общий анализ мочи;

      • билирубин крови – повышение конъюгированного билирубина;

      • билирубин мочи — повышен

      • проба с фенобарбиталом – снижение уровня билирубина на фоне приема фенобарбитала;

      • ферменты крови (АсНТ, АлАТ, ГГТП, ЩФ) – возможно умеренное повышение;

      • бромсульфалеиновая проба – повышение уровня в сыворотке кривой выведения через 90 мин в сравнении с таковым через 45 мин;

      • уровень общего копропорфирина в суточной моче – не изменен;

      • уровень изомера копропорфирина типа I в суточной моче – увеличение. При наличии показаний:

      • маркеры вирусов гепатита В, С, D – для исключения вирусных гепатитов.

      Инструментальные и другие методы диагностики

      • УЗИ органов брюшной полости (определение размеров и состояния паренхимы печени – обычно умеренно увеличены; размеры, форма, толщина стенок желчного пузыря и желчных протоков – не изменены, конкременты отсутствуют; размеры селезенки – нередко бывают увеличены);

      • пероральная или внутривенная холецистография – запаздывание или полное отсутствиe контрастирования желчного пузыря и желчных протоков. При наличии показаний:

      • пункционная биопсия печени – обнаружение в гепатоцитах печени характерного пигмента;

      • диагностическая лапароскопия – характерное черное окрашивание печени.

      При наличии показаний:

      • клинический генетик – с целью верификации диагноза.

      Проводится с другими гипербилирубинемиями (синдром Криглера-Найяра, Жильбера, Ротора), вирусным гепатитом, хроническим гепатитом проявляющимся холестатическим синдромом, механической желтухой, первичным билиарным циррозoм. В диагностике помогают особенности бромсульфанеиновой пробы, малоизменены другие функциональные пробы, чaсто семейный характер и начало болезни в детстве или юношеском возрасте. При необходимости — лапароскопия, пункционная биопсия.

      1. Стремление избежать провоцирующих факторов (инфекции, физические и психические нагрузки, употребление алкоголя и гепатотоксичных лекарств)
      2. Противопоказана инсоляция
      3. Диета с ограничением тугоплавких жиров и продуктов содержащих консерванты. Витамины группы В.
      4. Рекомендуются желчегонные средства.
      5. Санация хронических очагов инфекции и лечение имеющейся патологии желчевыводящих путей.

      Критерии эффективности лечения

      Уменьшение интенсивности или устранение желтухи. Нормализация (достоверное уменьшение) уровня билирубина в крови. Продолжительность лечения – в течение всей жизни.

      Родители, имеющие детей, страдающих этим синдромом, должны проконсультироваться у генетика перед планированием очередной беременности. Аналогичным образом следует поступать, если у родственников семейной пары, собирающейся иметь детей, диагностирован.

      dic.academic.ru

      Синдромы Дабина—Джонсона и Ротора

      Синдромы Дабина—Джонсона и Ротора. Заболевания представляют собой наследственные доброкачественно текущие конъюгированные гипербилирубинемии. Предполагают аутосомно-доминантный тип наследования.

      Этиология и патогенез. Основное звено патогенеза при синдроме Дабина—Джонсона—парциальное нарушение экскреторной функции гепатоцитов, интимные механизмы которого неизвестны (постмикросомальная гепатоцеллюлярная желтуха). Дефект этой функции распространяется на выделение из клетки билирубина, холецистографических средств, бромсульфалеина, бенгальского розового, но не распространяется на желчные кислоты. Нарушение проявляется хроническим приблизительно одинаковым повышением в сыворотке крови уровня как конъюгированного (прямого), так и неконъюгированного (непрямого) билирубина. Обычно повышение содержания общего билирубина сыворотки крови достигает 68,4— 138,8 мкмоль/л.

      Конъюгационная функция печени при синдроме Дабина — Джонсона не нарушена. Продукция билирубина в организме не изменена.

      Вследствие нарушения экскреторной функции гепатоцита в клетке накапливается ряд субстратов, что, вероятно, и лежит в основе образования характерного для синдрома Дабина—Джонсона внутригепатоцитарного пигмента. Количество пигмента в гепатоцитах характеризуется большим постоянством на протяжении длительного времени (годы). Пигмент исчезает при развитии острого интеркуррентного гепатита. Точная природа пигмента неизвестна, очень вероятно, что основой его является меланин.

      Клиника. Первые клинические проявления заболевания могут обнаружиться в период от рождения до 40-летнего возраста, чаще встречается у мужчин.

      Основной симптом — хроническая или интермиттирующая желтуха, обычно выраженная нерезко. У большинства больных отмечается умеренное увеличение печени, периодически наблюдаются светлый кал и темная моча.

      У трети больных синдром протекает без субъективных нарушений. У остальных больных выявляют повышенную слабость, утомляемость, плохой аппетит, боль в правом подреберье. В целом, как и при синдроме Жильбера — Мейленграхта, больные предъявляют жалобы, характерные для невроза и вегетативной дистонии.

      Гематологические показатели не изменены. Синдром Дабина— Джонсона можно отличить от других форм гипербилирубинемии по повышению концентрации бромсульфалеина в крови через 2 ч после начала исследования.

      Особенностью данного синдрома является необычный цвет печени при лапароскопии: от зеленовато-серого до коричнево-черного.

      Патогенез синдрома Ротора аналогичен таковому при синдроме Дабина—Джонсона, но при синдроме Ротора дефект экскреции менее выражен. Поэтому при наличии многих сходных клинических признаков и нарушений пигментного обмена отсутствуют характерные нарушения экскреторной функции при проведении бромсульфалеиновой пробы, оральная холецистография дает положительный результат.

      Макроскопически печень обычно не изменена, в гепатоцитах не содержится неидентифицированный пигмент, характерный для синдрома Дабина—Джонсона.

      Заболевание одинаково поражает как мужчин, так и женщин. Первые клинические проявления возможны уже в детском возрасте. Основной клинический симптом — нерезко выраженная желтуха. У части больных печень несколько увеличена в размерах. Периодически наблюдается потемнение мочи.

      Течение синдрома Ротора благоприятное, заболевание длится много лет. По-видимому, изменения, происходящие при синдроме Ротора, не влияют на продолжительность жизни.

      Лечение больных с синдромами Дабина — Джонсона и Ротора не разработано, но общими являются рекомендации избегать физических и эмоциональных перегрузок, приема алкоголя, придерживаться режима питания.

      medpuls.net

      4.3. СИНДРОМ ДАБИНА—ДЖОНСОНА И РОТОРА

      Заболевания представляют собой наследственные доброкачественно текущие конъюгированные тииербилирубинсмии. Предполагают аутосомно-доминантный тип наследования. Основным звеном патогенеза является нарушение экскреции пигмента из гепатоцитов. приводящее к регургитации билирубина.

      Синдром Дабина — Джонсона — очень редкое заболевание, встречающееся преимущественно у мужчин молодого возраста, в некоторых случаях — с рождения. Клиническая симптоматика более ярко выражена, чем при других формах гипербилирубинемии. Отмечают повышенную утомляемость, плохой аппетит, боли в правом подреберье вплоть до колик, поносы. Желтуха у наблюдавшихся нами больных была постоянной и сопровождалась нерезким кожным зудом. Диспепсические кризы возникали чаще, самочувствие всегда

      плохое. В двух наблюдениях диспепсическим расстройствам предшествовал 2—3-дневный продромальный период с легкой гиперемией зева, субфебрильной температурой. У некоторых больных заболевание десятилетиями протекает бессимптомно. Печень нормальных размеров или выступает на 1—2 см из-под края реберной дуги.

      Печень больных не может адекватно экскротировать билирубин, бромсульфалсин и контрастные препараты для холецистографии. Вследствие этого выявляют отклонение от нормы содержания билирубина, бромсульфал ей новой пробы и активности щелочной фос-фатазы, а также частое отсутствие тени желчного пузыря при холецистографии. При раздельном исследовднии фракции билирубина преобладает прямой билирубин. В соответствии с этим при синдроме Дабина—Джонсона наблюдается билирубинурия.

      Синдром Дабина-Джонсона можно отличить от других форм гипербилирубинемии по повышению концентрации бромсульфале-ина в крови через 2 ч после начала исследования. С нарушением экскреции бромсульфалсина в желчные канальцы согласуется также удлинение полупериода выведения бенгальской розовой, меченной I (до 7 ч). Общее количество копропорфиринов в моче нормальное или незначительно повышено, 80% составляет изомер I типа.

      Особеижотъю дйи^ото олйдрома ^ге-ляется необычный и&№ пемелга при лапароскопии: от зелено-серого до коричнево-черного. При гистологическом исследовании пунктатов обнаруживают значительное количество перибилиарно расположенного темного пигмента, что является характерным признаком синдрома, Описана неодинаковая степень метаболизма и экскреции различных субстратов при синдроме Дабина—Джонсона. В связи с этим могут наблюдаться пациенты с нерезко измененными показателями бромсульфалеиновой пробы или положительными данными холецистографии, или незначительным количеством пигмента в гепатоцитах.

      Патогенез синдрома Ротора аналогичен таковому при синдроме Дабина—Джонсона, однако при синдроме Ротора дефект экскреции менее выражен. Поэтому при наличии многих сходных клинических признаков и нарушений пигментного обмена отсутствуют характерные нарушения экскреторной функции при проведении бромсульфалеиновой пробы; оральная холецистография даст положительные результаты. Содержание копропорфиринов в моче повышено, 50— 80% составляет изомер I типа. При исследовании пунктатов печени накопления темною пигмента не выявляют. В изученных бионтатах многие печеночные клетки содержали мелкие и средние капли жира. Мелкие капли обычно локализуются по ходу желчных капилляров. В остальном структура печени не была изменена.

      Дифференциальная диагностика. О трудностях разграничения пигментных гепатозов с другими заболеваниями печени свидетельствует тот факт, что у большинства наблюдаемых нами больных во время первой госпитализации в другие лечебные учреждения был диагностирован хронический гепатит или гемолитическая желтуха, в ряде случаев предполагался, но был отвергнут в инфекционных стационарах острый вирусный гепатит. Из анализа имеющегося материала следовало, что наибольшее число диагностических ошибок было допущено в разграничении синдрома Жильбера с хроническим персистирующим гепатитом,

      Диагноз синдрома Жильбера основывается на выявлении нерезко выраженной хронической или интермиттирующей желтушности склер и кожных покровов, гипербилирубинемии с повышением преимущественно или исключительно непрямой фракции. При этом билирубинурия отсутствует, количество уробилиновых тел в кале и моче не изменено, выраженные признаки гемолиза нехарактерны.

      Дифференциальный диагноз необходимо проводить в первую очередь с гемолитическими желтухами, главным образом наследственным микросфероцитозом. При разграничении их следует принимать во внимание, что первые клинические проявления синдрома Жильбера чаще всего появляются в юношеском возрасте, а при гемолитической желтухе значительно чаще наблюдаются в детском возрасте (до 10 лет); для наследственного микросфероцитоза характерны спленомсгалия и умеренная анемия, обычно не имеющие места при синдроме Жильбера; степень повышения билирубина при синдроме Жильбера обычно ниже, чем при гемолитической желтухе.

      Важно учитывать следующие признаки последней: снижение осмотической резистентности и значительное ускорение продолжительности жизни эритроцитов, изменение их морфологии, ретику-лоцитоз и повышение экскреции уробилиновых тел. В сложных случаях, особенно для разграничения синдрома Жильбера с хроническим персистирующим гепатитом, проводят пункционную биопсию печени.

      Дифференциальная диагностика при синдроме Криглера—Найяра проводится с двумя типами желтух, наиболее часто встречающимися у новорожденных. Первый тип обусловлен нарушением глюкурони-дизации билирубина. Это физиологическая желтуха новорожденных и желтуха недоношенных детей, при которой желтушное окрашивание появляется на 2—3-й день жизни, достигает максимума к 4—5-му дню и проходш в течение 7—10 дней без врачебного вмешательства. В отличие от синдрома Криглера—Найяра I типа уровень повышения билирубина значительно ниже, превышает норму в 5—10 раз и не сопровождается симптомами повреждения ЦНС. Преходящая семейная гипербилирубинемия новорожденных (синдром Люси—Дрисколла) связана с наличием ингибиторов конъюгации билирубина материнского происхождения в сыворотке крови ребенка. Желтуха может быть чрезвычайно интенсивной, ядерного характера и приводить к смерти. При благоприятном течении выздоровление наступает через 1—2 мсс. У ряда больных фактор, тормозящий конъюгацию билирубина, содержится в молоке матери. Длительность этой формы желтухи 1—2 мес, гипербилирубинемия достигает значительной степени и исчезает по прекращении кормления. При желтухах этого типа вопросы диагностики решаются на основании оценки тяжести течения и длительности желтухи.

      Второй тип желтухи, с которым разграничивают синдром Криглера—Найяра, представляют желтухи новорожденных, обусловленные усиленным гемолизом различного генеза — изоиммунизацией матери вследствие несовместимости групп крови матери и ребенка, наследственным микросфероцитозом, недостаточной активностью ферментов эритроцитов и т. д.

      Дифференциальная диагностика проводится на основании выявления признаков повышенного гемолиза (анемия, рстикулоцитоз, укорочение продолжительности жизни эритроцитов и др.) наряду с признаками названных заболеваний (несовместимость групп крови матери и ребенка, изменение морфологии и активности ферментов эритроцитов).

      Диагноз синдрома Дабина—Джонсона основывается на выявлении следующих патогномоничных симптомов и лабораторных данных: хроническая или интермиттирующая желтуха, обусловленная преимущественным повышением содержания связанного (прямого) билирубина в сыворотке крови, позднее повторное повышение содержания бромсульфалеина (бромсульфалеиновая проба) при неизмененных или малоизмененных других функциональных пробах печени. Критериями достоверного диагноза являются данные пункци-онной биопсии печени, выявляющие при синдроме Дабина—Джонсона отложение крупнозернистого меланинподобного пигмента тем но-коричневого цвета (рис. 8). Дифференциальная диагностика проводится с хроническим гепатитом, особенно с холестатическим компонентом, первичным билиарным циррозом. Вопросы дифференциального диагноза решаются с помощью лапароскопии и пункционной биопсии печени.

      Диагноз синдром Ротора ставят при наличии хронической или интермиттирующей желтухи, обусловленной преимущественным повышением количества связанного билирубина в сыворотке крови при незначительном и непостоянном нарушении функции печени, не связанном с обменом билирубина, нормальных показателях гистологической картины печени при пункционной биопсии. Дифференциальный диагноз — см. синдром Дабина—Джонсона.

      Дифференциально-диагностические признаки различных форм пигментных гепатозов приведены в табл. 7.

      Прогноз. Прогноз при I типе синдрома Криглсра—Найяра плохой. Большинство больных умирают в младенческом или детском возрасте вследствие ядерной желтухи или интеркуррентных заболеваний. При II типе синдрома больные достигают зрелого возраста, неврологические нарушения не выражены. Прогноз при синдромах Жиль-бера, Дабина—Джонсона, Ротора благоприятный. Из 70 наблюдаемых нами больных давность заболевания до 10 лет у 30 человек, от 15 до 20 лет — у 27, более 20 лет — у 13 человек. В литературе описаны больные доброкачественной гипербилирубинемией в возрасте 70—80 лет, которые наблюдались с этим диагнозом несколько десятков лет.

      Из 43 больных, наблюдавшихся нами диспансерно в течение 5—15 лет и получивших профилактические курсы витаминотерапии и желчегонных препаратов, 15 не имели обострений. У остальных пациентов обострения возникали через 1 — 10 лет. Провоцирующими факторами являлись значительные физические и психические нагрузки, простудные заболевания, обострения инфекции в желчных путях. Вне периодов ухудшения все больные сохраняли хорошую ра ботоспособ ность.

      Лечение. Режим у больных доброкачественной гипербилирубинемией должен быть облегченным. Запрещается работа со значительной физической и психической нагрузкой. Следует исключить алкоголь, резко ограничить употребление лекарств, инсоляцию.

      Диета. В периоды ремиссии лицам без сопутствующих заболеваний желудочно-кишечного тракта допустимо назначение диеты № 15у но без жирных сортов мяса и консервов, при строгом соблюдении режима питания в период обострений. При сопутствующих заболеваниях желчного пузыря показана диета (стол. № 5).

      Витаминотерапия (витамины группы В) проводится 20-дневным курсом 1—2 раза в год парентерально.

      При наличии инфекции в желчном пузыре рекомендуются желчегонные препараты, лечебные дуоденальные зондирования и короткие курсы антибиотиков широкого спектра действия. При выявлении сопутствующего хронического тонзиллита хороший эффект даст санация миндалин.

      В последние годы доказана способность многих лекарств индуцировать синтез микросомальных ферментов и особенно ферментов, осуществляющих конъюгацию. Такими лекарствами являются фе нобарбитал и зиксорин. В эксперименте они увеличивают содержание глюкуронилтрансферазы, В период обостреняи синдрома

      Жильбсра* и синдрома Криглсра—Найяра II типа рекомендуется назначение фенобарбитала или зиксорина в дозе 30—180 мг/сут в течение 2—4 нед. Больным с синдромом Криглсра—Найяра I типа рекомендуются терапия с использованием ламп дневного света, солнечного света, вливания растворов альбуминов, обменные гемотран-сфузии. Лечение синдромов Дабина—Джонсона и Ротора не разработано. Специальное курортное лечение пигментных гепатозов не показано, тепловые процедуры на область печени вредны.

      www.rusmedserver.ru

      Синдром Дабина-Джонсона: описание, диагностика, симптомы и лечение

      Несмотря на то что современная медицина шагнула далеко вперед и многие заболевания больше не приговор для пациентов, некоторые из болезней еще не изучены до конца. Одним из них является синдром Дабина-Джонсона. Клиника, диагностика, лечение этого недуга представляет для медиков определенный интерес. Рассмотрим этот вопрос подробнее.

      Синдром Ротора и синдром Дабина-Джонсона — редкие наследственные заболевания печени, похожие между собой формы желтухи.

      Причины возникновения

      Синдром Дабина-Джонсона имеет также другое название: энзимопатическая желтуха печени. Возникает он в связи с нарушением доставки в желчь из клеток печени билирубина.

      Данное вещество появляется в организме для удаления из него поврежденных или полностью разрушенных эритроцитов. Вывод билирубина происходит двумя путями:

    • большее количество вещества выходит через желчь;
    • небольшие объемы уходят с мочой.
    • Синдром Дабина-Джонсона проявляется, когда нарушается транспортировка билирубина через желчь. Этому крайне редкому заболеванию подвержены в большей степени мужчины молодого возраста (примерно от 20-30 лет). Иногда встречаются случаи возникновения болезни с рождения. Риск заражения после достижения человеком возраста 50 лет и старше минимален.

      Генетическая причина возникновения синдрома Дабина-Джонсона объясняется мутацией гена, участвовавшего в экспорте билирубина в печень и кодирующего белки.

      Синдром Дабина-Джонсона, симптомы которого свойственны и другим болезням, как, к примеру, повышенная утомляемость, имеет и собственные отличающие признаки:

    • болевые ощущения в области ребер с правой стороны;
    • полное отсутствие аппетита;
    • может наблюдаться небольшой зуд кожи;
    • увеличение размеров печени;
    • колики, которые иногда усиливаются;
    • рвота;
    • увеличение температуры.
    • Проявления усиливаются в связи с перенесенными инфекционными заболеваниями, тяжелыми физическими и эмоциональными перегрузками. Для женщин обострение возможно после приема контрацептивов.

      Какой группе людей следует опасаться возникновения синдрома?

      Болезнь носит наследственный характер. Если в семье родились дети с этим заболеванием, паре на этапе планирования беременности необходимо пройти все обследования, сдать необходимые анализы и проконсультироваться со специалистом. Те же рекомендации актуальны для тех пар, среди которых кто-то супругов либо их ближайшие родственники перенесли синдром Дабина-Джонсона.

      Географически это заболевание больше всего распространено среди евреев иранского происхождения. Их численность достигает 70% от общей массы заболевших пациентов.

      Важно, что практически не опасен для жизни синдром Дабина-Джонсона. Пример с пациентами это подтверждает. Врачи изучили среднюю продолжительность жизни больных этим недугом и пришли к выводу, что он не ведет к летальному исходу.

      Около 25% заболевших испытывают боли в области правого подреберья. Структура печени при синдроме не страдает, не происходит ее деформации. Но при этом в ее тканях появляются черные пятна, в результате чего орган изменяет свой цвет на зеленый или темно-коричневый. Такая особенность синдрома получила название шоколадной печени. Этот эффект достигается в результате нарушения секреции метаболитов.

      Заболевание имеет благоприятный прогноз, несмотря на то что может продолжаться в течение всей жизни пациента.

      В таблице, приведенной ниже, отражены данные о состоянии внутренних органов пациентов.

      fb.ru

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *