Псевдотуберкулез инвитро

by:

Орви

Псевдотуберкулез – это достаточно распространенная инфекционная патология зоонозного профиля, сопровождающаяся развитием тяжелого интоксикационного синдрома, специфической экзантемой и выраженной лихорадкой. Изучая научные труды различных специалистов в области инфекционных заболеваний заболевание «псевдотуберкулез» часто именуется пастереллезом, дальневосточной скарлатиноподобной лихорадкой, внеинтестинальным иерсиниозом и острым мезентериальным лимфаденитом. Различные формы псевдотуберкулеза отличаются поражением тех или иных органов человеческого организма.

Болезнь «псевдотуберкулез» развивается у человека только при наличии переносчиков инфекции, в роли которых чаще всего выступают дикие, а реже домашние животные. Главным источником распространения инфекции при псевдотуберкулезе считаются мышевидные грызуны, которые выделяют испражнения, инфицированные возбудителем, тем самым способствуя развитию клинической картины заболевания среди людей. Возбудители псевдотуберкулеза могут длительное время сохранять признаки жизнедеятельности в условиях холодных температур.

Последние научные исследования, посвященные рассмотрению вопроса возможного заражения человека псевдотуберкулезом, закончились выводами, что в некоторых ситуациях заболевание «псевдотуберкулез» развивается без участия животного-переносчика, а посредством заражения почвы. Кроме того, возбудитель псевдотуберкулеза выделяется из различных сред (воздух, вода, продукты питания растительного и животного происхождения).

Продолжительность жизни возбудителя псевдотуберкулеза в водной среде составляет в среднем полгода, в то время как в почве данный инфекционный возбудитель может сохранять жизнеспособность больше года. Основным известным в настоящее время способом передачи псевдотуберкулеза является алиментарный, то есть с употреблением в пищу человеком зараженных продуктов питания. Данная патология редко вызывает эпидемию, а чаще всего имеет спорадический характер.

Болезнь «псевдотуберкулез» одинаково часто развивается среди различных возрастных групп, за исключением детей новорожденного возраста. Минимальные показатели заболеваемости псевдотуберкулезом наблюдаются среди детей грудного возраста, ввиду особенностей их пищевого рациона, при правильном соблюдении которого исключена возможность приема зараженных продуктов питания.

Развитие любой формы псевдотуберкулеза возможно круглогодично, однако, инфекционистами отмечается повышение уровня заболеваемости в ранние весенние месяцы, что связано с употреблением в пищу овощных и фруктовых культур без предварительной термической обработки. Ежегодный уровень заболеваемости псевдотуберкулезом у детей составляет 20 на 1000 населения детского возраста.

Причины и возбудитель псевдотуберкулеза

Специфическим возбудителем псевдотуберкулеза является Yersinia pseudotuberculosis, представляющая собой грамотрицательную палочку, располагающуюся в форме длинной цепочки, не склонной к образованию спор, и заключенная в капсулу. Губительным для данного микроорганизма состоянием является длительное высушивание и воздействие прямых ультрафиолетовых лучей. Воздействие повышенной температурой более 60?С ингибирует возбудитель псевдотуберкулеза в течение получаса, а кипячение зараженной воды в течение десяти секунд способствует гибели 100% возбудителей. Также губительным для возбудителя псевдотуберкулеза является даже кратковременное воздействие дезинфицирующих средств в виде раствора Лизола, Сулемы, 2% рас­твора Хлорамина.

Наиболее благоприятными для Yersinia pseudotuberculosis условиями, при которых микроорганизм не только растет, но и активно размножается, является низкая температура окружающей среды от 1 до 4°С, что предопределяет места, в которых чаще всего наблюдается рост возбудителя (холодильники, овощехранилища, склады). Учитывая антигенный состав возбудителя псевдотуберкулеза, выделяется 8 серотипов Yersinia pseudotuberculosis , однако наибольшей патогенностью в отношении к человеку обладают первый и третий серовар. Развитие выраженного интоксикационного синдрома у человека при псевдотуберкулезе обусловлено способностью возбудителя продуцировать как эндотоксины, так и экзотоксин.

Патогенез развития псевдотуберкулеза начинается с момента попадания Yersinia pseudotuberculosis в ротовую полость человека вместе с зараженными продуктами питания или водой. Верхние отделы желудочного тракта возбудитель проходит без изменений, а при попадании в тонкий отдел кишечника микроорганизм внедряется в поверхностные клетки слизистой оболочки кишечной стенки, а также в межклеточ­ные пространства, тем самым провоцируя развитие энтеральной клинической фазы болезни.

Дальнейшее распространение инфекции способствует попаданию возбудителя в лимфатичес­кие узлы брыжейки, провоцируя развитие местного воспалительного процесса (фаза регионарной псевдотуберкулезной инфекции). После того, как возбудитель начинает продуцировать эндо — и экзотоксины происходит массивное его поступление в общий кровоток и генерализация интоксикационного синдрома. В этой патогенетической стадии заболевания у инфицированного человека развивается специфическая яркая клиническая симптоматика.

С током крови часть возбудителей попадает в органы ретикулоэндотелиальной системы, поражая печеночную и селезеночную паренхиму (псевдотуберкулезная паренхиматоз­ная фаза), что провоцирует не только увеличение данных органов в размерах, но и нарушение их нормальной функции. Рецидив псевдотуберкулеза возникает в случае повторной генерализации патологического процесса. Конечным звеном патогенеза псевдотуберкулеза является формирование стойкой фиксации и элиминации возбудителя посредством активации клеточных реакций иммунитета и выработки защитных антител, что клинически проявляется периодом реконвалесценции.

Немаловажное значение в этиопатогенезе псевдотуберкулеза имеет и сенсибилизация организма человека, которая связана с реинфицированием. Последствие псевдотуберкулеза в виде летального исхода заключаются в развитии острого генерализированного инфекционного ретикулеза, поражающего лимфатический аппарат кишечника, селезенку и печень. Смертельный исход в этой ситуации развивается в результате развития геморрагического отека, перибронхита и эндоваскулита.

Патоморфологические изменения тонкого кишечника носят постоянный характер и наблюдаются преимущественно в терми­нальных его отделах, наблюдаются признаки эрозивно-язвенно илеита, лимфангита и острого аппендицита.

Симптомы и признаки псевдотуберкулеза

Средняя продолжительность инкубационного периода при псевдотуберкулезе составляет десять суток, а клинические проявления особенно в ранней стадии заболевания могут быть самыми различными. Дебют клинической симптоматики при псевдотуберкулезе, как правило, острый, проявляющийся в высокой лихорадке и молниеносном нарастании интоксикационных симптомов, значительно ухудшающих состояние пациента. Самыми частыми жалобами больного псевдотуберкулезом человека в этом периоде являются: болевой синдром в мышцах и голове, снижение трудоспособности и прогрессирующая слабость. Присоединение кашля, заложенности носа и чувства першения в горле, составляют так называемую триаду «катаральных проявлений», симулирующих клинику любого респираторного инфекционного заболевания.

Нарастание интенсивности интоксикационного синдрома при псевдотуберкулезе сопровождается появлением у пациента тошноты и рвоты, не связанной с приемом пищи, абдоминального болевого синдрома, го­ловокружения. У части пациентов отмечается появление жидкого стула с частотой 2-3 раза в день.

При объективном осмотре пациента, страдающего псевдотуберкулезом, обращает на себя внимание одутловатость и гиперемия кожных покровов на лице и передней поверхности шеи, инъекция сосудов склер, конъюнктивит. При осмотре ротовой полости и зева отмечается наличия «герпетических высыпаний на губах», ги­перемия слизистой оболочки миндалин, ее отечность и наличие энантемы. Поверхность языка при псевдотуберкулезе, как правило, покрыта серова­то-белым налетом, сохраняющимся в течение нескольких суток, после исчезновения которого, отмечается яркая гиперемия языка и гипертрофия сосочков.

У части пациентов стадии разгара клинических проявлений псевдотуберкулеза отмечается развитием специфической экзантемы по типу «симптома перчаток», «симптома ка­пюшона» и «симп­тома носков», позволяющего на этом этапе достоверно верифицировать диагноз даже без применения лабораторной диагностики. Экзантема при псевдотуберкулезе развивается одномоментно, а элементы сыпи напоминают таковые при скарлатине и располагаются на гиперемированных участках кожных покровов. Длительность псевдотуберкулезной экзантемы составляет 3-7 суток.

Часть пациентов отмечает появление артралгии на пике развития болезни, сопровождающейся припухлостью периартикулярных мягких тканей. Локализация патологического процесса чаще всего приходится на мелкие суставы конечностей. Расстройства деятельности кишечника носят непостоянный характер и заключаются в незначительном учащении и разжижении стула при условии полного сохранения калового характера.

Гепатоспленомегалия наблюдается не во всех случаях псевдотуберкулеза, однако при ее развитии отмечается сопутствующая иктеричность кожных покровов и склер. Неспецифическая лабораторная диагностика псевдотуберкулеза в этой ситуации позволяет обнаружить в сыворотке крови увеличение количества прямого билирубина и повышение активности гепатоцеллюлярных ферментов.

Влияние интоксикации на органы сердечно-сосудистой системы при псевдотуберкулезе проявляется относительной брадикардией, глухостью сердечных тонов, артериальной гипотензией.

При типичном классическом варианте течения псевдотуберкулеза отмечается полное или час­тичное сочетание клинических симптомов, характерных для данной патологии. Кроме того, может наблюдаться скарлатиноподобный, абдоминальный, генерализованный, артралгический, смешанный и септический псевдотуберкулез. Самым распространенным вариантом течения псевдотуберкулеза является комбинированный.

Атипичное течение псевдотуберкулеза наблюдается при субклиническом, стертом и катаральном варианте течения. В большинстве случаев псевдотуберкулез имеет благоприятное течение, заканчивающееся полным выздоровлением пациента с восстановлением нормальной функции внутренних органов. У части пациентов развиваются последствия псевдотуберкулеза в виде пластинчатого шелушения кожных покровов в местах ранее локализующейся экзантемы. Средняя продолжительность клинического течения псевдотуберкулеза составляет 45 суток, при условии отсутствия рецидивов.

Псевдотуберкулез у детей

Заражение ребенка псевдотуберкулезом происходит чаще всего через инфицированные возбудителем продукты питания, а реже через воду. Максимальный уровень заболеваемости наблюдается в весенний период года. Непосредственно в организм ребенка возбудитель попадает через желудочно-кишечный тракт, а размножение возбудителя осуществляется в лимфатических узлах брыжейки.

Дети новорожденного периода не подвержены развитию псевдотуберкулеза, так как согласно рекомендациям по грудному вскармливанию в рацион питания ребенка должно входить исключительно грудное молоко или специальные адаптированные молочные смеси. Дети в возрасте от одного года становятся крайне восприимчивыми к возбудителю псевдотуберкулеза, так как у них еще не сформировались адекватные реакции иммунной системы.

Особенностью псевдотуберкулеза у детей является продолжительный в сравнении со взрослыми людьми инкубационный период, составляющий более одного месяца, в течение которого часто наблюдаются так называемые продромальные симптомы заболевания. Начальные проявления псевдотуберкулеза у детей крайне неспецифичны, что становится причиной ложного установления диагноза «острой респираторной инфекции».

Только при появлении покраснения и шелушения кожных покровов шеи и лица, распространенной мелкоточечной сыпи, расстройств деятельности органов желудочно-кишечного тракта в виде диареи с выделением зловонного кровянистого жидкого стула, желтухи и гепатомегалии, увеличения печени, микроабсцессов, можно заподозрить наличие псевдотуберкулеза у ребенка.

При наблюдении за ребенком необходимо учитывать, что имеющиеся у малыша клинические проявления могут являться симптомами других заболеваний (скарлатина, ангина, краснуха, вирусный гепатит, гастроэнтерит, аппендицит, острый ревматизм, полиартрит), поэтому залогом успешного лечения ребенка является проведение дифференциальной диагностики. Самой распространенной клинической формой псевдотуберкулеза у детей является абдоминальный, в клинике которого на первый план выступают желудочно-кишечные расстройства.

Все случаи псевдотуберкулеза у детей являются основанием для госпитализации больного в стационар инфекционного профиля и применения комплексного лечения. В качестве антибактериальной терапии при псевдотуберкулезе у детей препаратом выбора является Левомицетин по 125 мг трижды в сутки в пероральной форме. Тяжелое течение псевдотуберкулеза у детей является основанием для назначения короткого курса глюкокортикостероидной терапии.

Псевдотуберкулез у взрослых

Псевдотуберкулез у взрослой категории лиц по этиологическим характеристикам, патогенезу, патологоанатомическим изменениям, эпидемиологии и клиническим проявлениям сходен с кишечным иерсиниозом, поэтому многие инфекционисты отождествляют оба эти понятия.

Впервые возбудитель псевдотуберкулёза был идентифицирован открыт в 1883 году, в то время как возбудитель кишечного иерсиниоза был открыт лишь спустя сорок лет. Первой клинической формой данной патологии, которая была зарегистрирована в 1953 году был абсцедирующий мезаденит, описанный В. Массхофом и В. Кнаппом. Единственной крупномасштабной эпидемией псевдотуберкулеза среди взрослого населения была дальневосточная в 1959 г.

В настоящее время вспышки псевдотуберкулеза у взрослых практически не регистрируются, а отдельные спорадические случаи наблюдаются при употреблении в пищу зараженных сырых овощей. Принципиальным отличием псевдотуберкулеза от иерсиниоза у взрослой категории населения является его латентный характер протекания.

Рецидивирующее течение псевдотуберкулеза у взрослых наблюдается в 8% случаев, а хроническое течение встречается в 3-10% случаев. В связи с высоким риском развития ранних рецидивов в начале 3-й недели от начала клинических проявлений, выписка из стационара реконвалесцентов должна осуществляться не ранее чем через 21 сутки от начала болезни. Возникновение рецидива чаще всего возникает в результате применения неадекватной схемы антибактериальной терапии, а также ранней выписки из инфекционного стационара. Рецидив псевдотуберкулеза сопровождается развитием аналогичных клинических проявлений, протекающих в более легкой форме.

Исход псевдотуберкулеза у взрослых, как правило, благоприятный, за исключением генерализованного септического варианта, при котором отмечается 50% показатель летальности. Средняя продолжительность клинической картины псевдотуберкулеза не превышает 1,5 месяца, однако следует учитывать, что данная инфекционная патология склонна к развитию хронизации процесса. В некоторых ситуациях псевдотуберкулез у взрослых даже становится провокатором развития заболеваний аутоиммунного характера ввиду негативного влияния на функцию иммунного аппарата.

Диагностика и анализ на псевдотуберкулез

В некоторых ситуациях установление диагноза «псевдотуберкулез» возможно только на основании данных анамнеза, а также анализа специфических жалоб и данных объективного осмотра в виде острого дебюта клинических проявлений, общеинтоксикационного синдрома, высокой лихорадки, специфической экзантемы, катарального воспаления слизистых оболочек полости рта, признаков поражения органов пищеварительного тракта, артропатии, аллергических симптомов.

Вспомогательную роль в диагностике псевдотуберкулеза играет оценка эпидемиологического анамнеза. И все же наибольшей информативностью в отношении верификации диагноза обладает лабораторная диагностика псевдотуберкулеза в виде бактериологических и серологических анализов.

В стадии острой клинической картины при псевдотуберкулезе возможно выделение специфического возбудителя из биологических жидкостей (фекалии, моча, слизь из ротоглотки), а также при исследовании удаленного аппендикса и мезентериальной группы лимфатических узлов. В качестве бактериологического анализа чаще всего используется методика Паттерсона и Кука, основанная на том, что Y. pseudotuberculosis благополучно растет в условиях пониженной температуры на обогащенных питательных средах в виде стерильного фосфатно-солевого буфера рН 7,4, среды Серова. Не следует забирать кровь на псевдотуберкулез для осуществления прямого посева на питательную среду, так как в большинстве случаев получить гемокультуру не представляется возможным.

В качестве серологических методик исследования при псевдотуберкулезе применяются такие как реакция агглютинации (диагностический титр 1:200) и реакция непрямой гемагглютинации (диагностический титр 1:100). Для достоверного подтверждения диагноза «псевдотуберкулез» обязательным критерием динамическое нарастание титра антител в четыре и более раз при анализе парных сывороток. Ограничением для широкого использования в практике серологических методов лабораторной диагностики псевдотуберкулеза является невысокая специфичность метода и трудоемкость выполнения исследования.

В последнее время в качестве экспресс-диагностики псевдотуберкулеза начали широко применяться реакции непрямой иммунофлюоресценции, латекс-агглютинация и иммуноферментный анализ, которые используют очищенную псевдотуберкулезную гипериммунную сыворотку в качестве диагностикума. Данные методики предпочтительно применять на ранних стадиях клинической картины заболевания, так как они подразумевают обнаружение антигенов возбудителя в различных биологических выделениях пациента.

Самыми информативными методиками лабораторного анализа при псевдотуберкулезе, как и при других инфекционных патологиях являются иммуноблотинг и ПЦР-диагностика, для осуществления которых достаточным является обнаружение нескольких молекул ДНК возбудителя в исследуемом материале.

Лечение псевдотуберкулеза

Ввиду того, что псевдотуберкулез в ряде случаев носит благоприятное течение, лечение пациента допускается в амбулаторных условиях при соблюдении строгого постельного режима и рационализации пищевого поведения пациента.

Основополагающим звеном этиотропной медикаментозной терапии является применение антибактериальных лекарственных средств в ранней фазе заболевания. Выбор необходимого антибактериального препарата напрямую зависит от клинической формы псевдотуберкулеза и данных анализа на чувствительность возбудителя к тому или иному антибиотику.

Так, при псевдотуберкулезном менингите препаратом выбора является Хлорамфеникол по 1 г четыре раза в сутки перорально. Абдоминальная форма псевдотуберкулеза в большинстве ситуаций требует хирургического вмешательства, а дополнительная антибактериальная терапия проводится Цефотаксимом по 0,5 мг дважды в сутки парентерально, Доксициклином в суточной дозе 200 мг, Тетрациклином по 0,25 мг шесть раз в сутки, Гентамицином в расчетной дозе 5 мг на кг веса пациента, Цефазолином в максимальной суточной дозе 4 г.

Генерализованный псевдотуберкулез является основанием для назначения пациенту Цефоперазона в суточной дозе 2 г, Пефлоксацина в максимальной суточной дозе 1,2 г.

К патогенетически обоснованным медикаментозным средствам при псевдотуберкулезе относятся коллоидные растворы (Реополиглюкин парентерально в объеме 400 мл), антигистаминные препараты (Цетрин по 1 таблетке в сутки), нестероидные противовоспалительные средства (Ибуфен по 1 капсуле 1 раз в сутки), иммунокорректоры (Протефлазид по 2 капли в сутки), действие которых направлено на купирование интоксикационного синдрома.

При условии полного отсутствия медикаментозной коррекции псевдотуберкулеза создается благоприятный фон для развития осложнений со стороны различных органов, проявляющихся в виде инфекционно-токсического шокового состояния, миокардита, синдрома Кавасаки, спаечной или паралитической кишечной непроходимости, инвагинации, перфорации кишечной стенки, менингоэнцефалита, пиелонефрита и пневмонии.

Профилактика псевдотуберкулеза

В качестве основы профилактики псевдотуберкулеза применяются целенаправленные санитарные, противоэпидемические и гигиенические мероприятия. Первостепенно необходимо обеспечить обеззараживание продуктов питания, а в частности – плодовых культур, соблюдая элементарные санитарные правила содержания их в овощехранилищах, а также поддержания температурно-влажностного режима в помещении, где хранятся продукты.

Взрослой категории людей следует резко ограничить потребление овощных и фруктовых культур без предварительной термической обработки, особенно в весенний период времени. Ограничение возможного заражения возбудителем псевдотуберкулеза домашних животных становится возможным при строгом соблюдении ветеринарно-санитарных норм, которые направлены на создание максимально благоприятных условий для содержания животных, а также на предотвращение возможного их заражения через факторы внешней среды.

Существенную благоприятную роль в профилактике псевдотуберкулеза является дератизация на предприятиях, занимающихся пищевой промышленностью, а также проведение активной санитарно-просветительной работы на данных предприятиях и за их пределами. На каждом овощехранилище обязательно необходимо осуществлять ежемесячные бактериологические и серологические анализы. Специфическая профилактика псевдотуберкулеза не применяется ввиду отсутствия склонности к эпидемическому распространению инфекции.

В плане мероприятий в эпидемиологическом очаге следует контролировать соблюдение условий выписки реконвалесцентов из стационара инфекционного профиля, хотя следует учитывать, что не каждый случай псевдотуберкулеза является основанием для госпитализации. Кровь на псевдотуберкулез сдается перед выпиской только в случае кишечной его формы.

В случае, когда у пациента отмечалось тяжелое течение псевдотуберкулеза, обязательным является установление диспансерного наблюдения за данной категорией лиц продолжительностью три месяца. В ситуации, когда заболевание псевдотуберкулезом регистрируется у ребёнка, обязательно следует проводить бактериологическое обследование всем членам семьи, а естественные выделения больного человека следует дезинфицировать Хлорной известью с экспозицией один час.

Псевдотуберкулез – к какому врачу следует обратиться ? При наличии или подозрении на развитие псевдотуберкулеза следует незамедлительно обратиться за консультацией к таким врачам как терапевт, инфекционист.

vlanamed.com

Псевдотуберкулез инвитро

Мне 29 лет, мужчина, предварительный диагноз на подтверждение уже больше 10 дней — Псевдотуберкулез или Иерсиниоз, делали несколько анализов, но пока результатов либо нет, либо они не показали наличия заболевания.

Болею суммарно около 2 недель, все началось с отека пальца на руке, такое чувство, что выбил палец, потом появились на локтях аллергические высыпания и начали немного чесаться, подумал, что аллергия на цитрусовые, которая у меня очень редко бывает. Далее стало еще интереснее, участковый врач поставил диагноз — инфекционный артрит, начал лечиться, на след день высыпаний стало намного больше и осыпало все тело, сыпь абсолютно разная, есть мелкая, как крапивница, есть большие бляшки красные по 2 -5 см, есть белые внутри, с покраснением, есть набухшие немного. В результате снова вызвал врача уже другого — скорая, поставили диагноз предварительный — крапивница, аллергию на орехи (фисташки которых я за два дня реально много съел — около 700гр, ел я не один, но съел столько много только я, такого эффекта ни у кого нету). Сделали общие анализы крови и мочи и отправили домой лечиться от крапивницы. В них не было ничего повышенного. В результате пришлось вызывать еще раз врача, т.к. начали опухать стопы ног и рука + высыпания по всему телу. В данном случае был уже поставлен более реальный предварительный диагноз — Псевдотуберкулез или Иерсиниоз, который уже 10 дней на стадии подтверждения.

За время болезни: болело правое подреберье, болел сильно живот в начале, волнами, болели суставы на руке, опухала рука, поднималась температура в первые дни до 38,5, сейчас держится в пределах 36,6 – 37.2, чаще 36, 9, отекали ступни ног, не сильно, появлялся отек шеи, отек губ, только в начале, появляется постоянно красная сыпь по всему телу, в последнее время только на животе, груди и спине и немного руке, сыпь чешется, после приема гормона (преднезалон) — все как рукой снимает, после отмены, снова высыпает сыпь, но уже намного меньше, так же першит горло иногда, есть чувство дискомфорта в верхней части живота, но это может быть связано с приемом таблеток. Так же повышено давление. Стул нормальный, возможно немного желеобразный, но я принимаю энтересгель постоянно и всякие антибиотики и препараты + еда в основном каши, супы.

По обследованиям — ясно, что повышен лейкоцитоз, если я не ошибаюсь, то в районе 18, примерно так держится, остальные все показания в норме. Анализы на Псевдо — промежуточные — пока отрицательные, но хочется уже понять однозначно это псевдо или аллергия или инфекция какая-то…

Хочу сдать анализы, на Псевдо и Иерсиниоз независимые, возможно, что то еще надо, но не знаю, что именно, нужно выбрать оптимальный вариант, срок уже почти 2 недели, какие то признаки заболевания уже должны быть видны. С удовольствием обратился бы к независимому эксперту – инфекционисту, только пока нету понимания – куда идти.

Буду благодарен за любую помощь.

Уважаемый Дмитрий! Для проведения дифференциальной диагностики между аллергической и инфекционной природой заболевания рекомендую Вам сдать кровь на общий IgE (тест 67), кровь на антитела к иерсиниям и возбудителю псевдотуберкулеза методом РПГА (тесты 284 — 286 ), и обратиться к аллергологу и инфекционисту. Более подробную информацию о ценах на исследования и подготовке к ним можно узнать на сайте Лаборатории ИНВИТРО в разделах: «Анализы и цены» и «Профили исследований», а так же по телефону 363-0-363 (единая справочная Лаборатории ИНВИТРО).

www.3630363.ru

Кишечные и внекишечные проявления при рецидивирующем течении иерсиниоза у детей

Рассмотрены трудности диагностики иерсиниоза, клинические проявления иерсиниозной инфекции у детей. Даны подходы к лечению, включая рекомендации по функциональному питанию, использованию метаболической и энерготропной терапии с обязательным продолжением б

Difficulties of yersiniosis diagnostic, clinical manifestations of yersiniosis infection with children are analyzed. Approaches to treatment are covered, including recommendations to functional nutrition, using of metabolic and energotropic therapy with compulsory bio-correction support.

Иерсиниоз (псевдотуберкулез и кишечный иерсиниоз) широко распространен во многих регионах России. Клинические проявления заболевания, вызванного иерсиниями, разнообразны и зависят от массивности инфицирования пациента, возраста ребенка, состояния его реактивности, а также от отягощенности фоновыми заболеваниями детей к моменту инфицирования иерсиниями [10]. Вариабельность клинических проявлений иерсиниоза и недостаточные возможности лабораторной диагностики создают дополнительные трудности для распознавания заболевания [11].

Полиморфизм клинических черт иерсиниозной инфекции с вирусными и протозойными возбудителями приводит к большому числу диагностических ошибок, несвоевременному и неэффективному лечению, возникновению хронических гастроэнтерологических заболеваний [6]. Значительные затруднения в диагностике иерсиниоза возникают у врача в связи с наслоением инфекции на предшествующую гастроэнтерологическую патологию (хронический гастродуоденит, синдром мальабсорбции и др.). Создается возможность принять ухудшение в состоянии пациента как очередное обострение хронического заболевания органов пищеварения. Это нередко уводит клинициста в сторону от правильного диагноза, что предрасполагает к формированию негладкого течения иерсиниоза с последующим развитием рецидивирующих форм болезни и длительной персистенцией иерсиний [9].

Нередко причинами рецидивов иерсиниозной инфекции у детей являются легкие или абортивные формы, перенесенные детьми в острый период инфекции, и, как следствие, воздержание от назначения этиотропной терапии или использование антибиотиков, к которым первично нечувствительны микробы. Достоверно чаще возникают рецидивы иерсиниозной инфекции у детей дошкольного возраста, у пациентов с неблагополучием преморбидного состояния: протозойная инвазия, дисбактериоз кишечника, вторичный иммунодефицит и др. [2, 1]. Смена клинической доминанты, наблюдающаяся при рецидивирующем течении иерсиниоза, появление внекишечных признаков данной инфекции (узловатой эритемы, лимфаденита, реактивного артрита, увеита и др.) отвлекают мысль педиатра от правильного диагноза. Все это в совокупности и определяет позднюю диагностику и неадекватность лечения иерсиниоза у детей [5].

Материал и методы обследования. В комплекс обследования включались оценка клинико-анамнестических данных, анализы клинического минимума, УЗИ органов брюшной полости, фиброгастродуоденоскопия с проведением хелпил-теста и дыхательные пробы (хелик-тест), реакция непрямой гемагглютинации (РНГА) с кишечными и иерсиниозными диагностикумами, полимеразная цепная реакция (ПЦР) кала на ДНК иерсиний. По показаниям проводилось исследование крови, иммуноферментный анализ (ИФА), на антитела к вирусам герпеса (HV 1-го, 2-го типов, вирус Эпштейна–Барр (ВЭБ), цитомегаловирус (ЦМВ)) и ПЦР на маркеры ДНК к вирусам семейства герпеса в двух биосубстратах (секрет из носоглотки и кровь). Исследование крови на инвазию лямблий проводилось методом формалин-эфирного обогащения. У больных с длительной персистенцией возбудителей оценивались показатели микробиоценоза кишечника.

Под наблюдением в условиях дневного стационара находилось 83 пациента в возрасте от 3 до 11 лет с рецидивирующим течением иерсиниозной инфекции. У 46 детей (из 83) возникновению иерсиниоза предшествовал хронический гастродуоденит (ХГД), у 17 — хронический гастрит (ХГ), у 15 — пищевая аллергия и у 14 — протозойная инвазия.

Результаты. При клинико-эндо­скопическом обследовании у 34 (из 46) детей с ХГД был поверхностный тип изменений СОЖ (74%) и у 12 — нодулярный или эрозивный тип (26%). У детей с ХГ у 14 (из 17) были поверхностные изменения слизистой (82,4%) и у 3 детей — эрозивный тип (17,6%).

Особенностью клинических проявлений иерсиниозной инфекции у детей с хроническими заболеваниями органов пищеварения была стойкость абдоминальных болей с эпицентром в правой подвздошной области. Боль не стихала после приема пищи, не исчезала от приема антацидных препаратов (Маалокс, Фосфалюгель) или спазмолитиков (Но-шпа, Бускопан), не облегчалась и после дефекации. Абдоминальная боль затухала постепенно и полностью исчезала после курса антибактериальной терапии. У больных при рецидиве иерсиниозной инфекции в разных сочетаниях определялись симптомы, свойственные сапрозоонозной инфекции: десквамативный глоссит, симптом «штопора», полиадения, уплотнение и боль при пальпации по ходу пупочных сосудов, увеличение в размерах печени и селезенки, артралгии или явления реактивного артрита, шелушение кожи на теле или на ладонях и стопах. При пальпации брюшной полости, кроме болезненности в зоне эпигастрия, определялась выраженная боль в илеоцекальной области, выявлялись положительные симптомы Падалки, Образцова, Штернберга. У половины наблюдаемых больных отчетливо пальпировались увеличенные в размерах мезентериальные лимфатические узлы в правой подвздошной области и резкая боль в проекции мезентерия.

Диспептические расстройства у больных при рецидиве иерсиниозной инфекции характеризовались упорной тошнотой, появлением повторных приступов рвоты, снижением аппетита, неустойчивым характером стула с примесью в нем слизи. В копрограмме определялись признаки илеоцекального синдрома, слизь, лейкоциты от 5 до 15 в поле зрения.

На основании анамнестических сведений, где в недалеком прошлом были указания на острое начало заболевания с повышением температуры, выраженного энтерального синдрома и характерной кишечной симптоматики, свойственной рецидиву болезни, — упорные абдоминальные боли, боль при пальпации илеоцекальной зоны, положительные симптомы Падалки, Образцова, увеличение мезентериальных узлов, устанавливался диагноз терминального илеита и мезаденита иерсиниозной этиологии. Однако, несмотря на выраженность вышеперечисленных симптомов, диагноз илеита и мезаденита у больных до поступления в стационар не был установлен ни у одного больного. Не было придано диагностического значения и внекишечным проявлениям болезни. У 32 детей в анамнезе отмечалось пластинчатое шелушение кожи на кистях и стопах, у 17 детей были проявления узловатой эритемы, у 20 детей были лимфоаденопатии, из них у 7 пациентов было оперативное пособие по поводу лимфаденита, упорные артралгии и артриты были у 23 детей, увеиты — у 5 больных.

У 59 (71%) детей при первичном обследовании серологические тесты при иерсиниозной инфекции были негативными, но в дальнейшем в различные сроки на фоне комплексного лечения наблюдалось появление титра антител в РНГА с иерсиниозными диагностикумами (сероштаммы иерсиний «03» и «09»). Высокий процент серонегативных форм заболевания, когда диагностика ограничивается только этим монометодом, и обусловливает гиподиагностику иерсиниоза у детей, неадекватность лечения и, как следствие, формирование персистирующих ее форм. Однако при использовании ПЦР на маркеры ДНК иерсиний в испражнениях удалось подтвердить у всех детей диагноз иерсиниоза.

Проведенная диагностика инфекции Helicobacter pylory (НP) у больных с заболеваниями желудка показала НP(+)-ассоциации у 35 из 46 больных ХГД и у 12 из 17 пациентов ХГ, что составило 76% и 70% соответственно. НP-негативных пациентов с ХГД было 11 и с ХГ — 5 больных. Лямблиозная инвазия при рецидивирующих формах иерсиниоза была обнаружена у 30 детей (из 83), что составило 36,1%.

У детей с заболеваниями желудка (ХГД и ХГ) при рецидиве иерсиниозной инфекции чаще всего обнаруживались ассоциации иерсиний с хеликобактерами и лямблиями — у 28 детей из 63 (44,4%).

В связи с указанием в анамнезе наблюдаемых детей на часто переносимые респираторные заболевания, сопровождающиеся высокой лихорадкой, ангинами, лимфоаденопатиями или повторными герпетическими высыпаниями на слизистых оболочках, им назначалось вирусологическое тестирование с целью выявления возможного персистирования у них вирусных инфекций [3, 8]. Известно, что вирусы обладают иммунодепрессивным действием, могут вызывать иммунопатологические реакции, тем самым способствуя у ослабленных детей персистенции в их организме бактериальных возбудителей.

У детей с заболеваниями желудка при рецидиве иерсиниозной инфекции методом ИФА сыворотки крови и ПЦР-тестами с двумя биосубстратами (секрет из носоглотки и кровь) обнаруживались микст-формы персистенции иерсиний с вирусами семейства герпеса в различных сочетаниях у 24 детей из 63, что составило 38,1%. Ассоциации иерсиний с ВЭБ-инфекцией наблюдались у 12 детей, иерсиний с ВЭБ и HV 1-го, 2-го типов — у 9 детей и иерсинии с ВЭБ, HV 1-го типа и ЦМВ — у 3 детей. Значительно реже обнаруживались ассоциации иерсиний с моновирусами: иерсинии с HV 1-го типа были у 3 детей (4,7%).

Таким образом, выявление ассоциативных форм возбудителей при рецидивирующем течении иерсиниоза вносит смысл в понимание измененной иммунологической реактивности детей и диктует необходимость патогенетического лечения пациентов с учетом приоритета патогенетических нарушений в организме.

При двойном и тройном инфицировании пациентов (иерсинии, герпесвирусы, НP-инвазия) антибактериальная и антивирусная терапия должна предшествовать назначению эрадикационных схем [8]. Выбор антибиотиков должен быть дифференцированным, с высокой чувствительностью к ним иерсиний (Гентамицин, Амикацин, Аугментин, Левомицетин), длительность курса не менее 2 недель. В связи с длительным пребыванием бактерий в макрофагах и незавершенностью в них фагоцитоза корригирующая пробиотическая поддержка и нормализация дисметаболических нарушений должна быть пролонгированной с учетом длительности жизненного цикла макрофагов.

В восстановительный период болезни при диспансерном наблюдении за больными необходимо уделять максимальное внимание режиму жизни детей, функциональному питанию, использованию метаболической и энерготропной терапии (Эссенциале форте H, Элькар, Кудесан, Магне В6, Лецитин) с обязательным продолжением биокоррекционной поддержки (Примадофилус Джуниор, Примадофилус Детский и др.). Показано также применение натуропатических препаратов.

Приведем клинические иллюстрации.

Пример 1. Денис М., 10 лет, направлен на обследование в связи с повышением уровня трансаминаз в течение 7 месяцев с диагнозом «стеатогепатит».

Анамнез болезни. Заболел в летние месяцы на выезде на отдых в Крым, появилась лихорадка до 40 °С, держалась 5 дней одновременно с дисфункцией кишечника, стул был жидкий, 4–5 раз в день. Был на госпитализации в г. Симферополь, получил в больнице капельное введение глюкозосолевых растворов и Амоксиклав в течение 5 дней. Состояние улучшилось, выписан на 6?й день болезни. Прием препаратов был прекращен. После возвращения домой стали возникать боли в животе, стул был неустойчивый. В сентябре в школе по контакту с гепатитом было выявлено увеличение АСТ и АЛТ до 300 ед. Маркеры гепатита оказались отрицательными. Повышенные уровни трансаминаз и увеличение печени в размерах по данным УЗИ объясняли стеатогепатитом, так как у пациента была избыточная масса тела (ИМТ — 25). Назначались гепатопротекторные препараты, но положительного эффекта не было.

Анамнез жизни. От первой беременности, первых родов. Беременность и роды протекали нормально. Родился доношенным, масса тела 3750 г/52 см. Выписан из роддома на 5-й день жизни. Грудное вскармливание с рождения до 10 месяцев жизни. Прикормы вводились по возрасту, адаптация к ним была хорошая. Весовые прибавки были избыточные, в 1 год — масса 11 800 г, длина 77 см. В дошкольном возрасте респираторными заболеваниями болел редко, перенес ветряную оспу в 4 года и в 5 лет — острый бронхит. Избыточная масса тела с рождения, индекс массы тела (ИМТ) в 10 лет — 25.

Объективно: повышенное питание, тургор тканей пастозный. Кожа чистая, повышенной влажности. Дермографизм белый, разлитой, держится долго. Полиадения. Язык десквамативный, положительный симптом «штопора». Миндалины гипертрофированы, лимфоидные гранулы по задней стенке глотки. Пульс 76 в минуту, ритмичный. Тоны сердца приглушены. АД — 110/70 мм рт. ст. В легких дыхание везикулярное. Живот вздут, выраженный метеоризм, болезненность при пальпации в эпигастрии, боль при надавливании на пупок, эпицентр боли при пальпации в правой илеоцекальной области, положительный симптом Образцова, определяются увеличенные мезентериальные узлы (2,0–2,5 см), боль при пальпации, по ходу проекции мезентерия флебит пупочных сосудов. Печень +3,0 см, край мягкий, закругленный, малоболезненный при пальпации селезенки у края реберной дуги.

В анализе крови — лейкопения, нейтропения, лимфомоноцитоз, СОЭ — 18 мм/час. Анализ мочи без патологии. В копрограмме — полуоформленный стул, синдром нарушенного желчеотделения, энтеральный синдром. В биохимическом анализе крови — диспротеинемия, синдром цитолиза и холестаза.

Обследование: УЗИ брюшной полости — увеличение размеров печени, выраженность сосудистого рисунка, желчный пузырь с перегибом в области шейки, признаки холестаза. Селезенка, поджелудочная железа и почки — без отклонений от нормы. Фиброгастродо­уденоскопия (ФГДС) — пищевод и кардия не изменены, слизистая оболочка желудка (СОЖ) диффузно гиперемирована, в теле желудка и в антруме — эрозии от 1 до 10 мм в диаметре. СОДПК умеренно гиперемирована, хелпил-тест (++). Гистология биоптата СОЖ — в СОЖ имеет место картина капиллярита с вторичными сосудистого генеза изменениями. Вирусологическое обследование: ИФА крови на антитела к ВЭБ — анти-ВЭБ IgM — отрицательный, IgGEA — положительный, IGGNA — положительный > 0,5 ед. ИФА на HV — IgM и IgG — отрицательный. ПЦР крови и слизи из носоглотки выявляет маркеры ДНК ВЭБ, маркеры ДНК HV 1-го, 2-го типов не обнаружены. ПЦР кала на ДНК иерсиний — положительная. РНГА с иерсиниозными диагностикумами положительная с Y. enterocolica «03» в титре 1:360.

Таким образом, анамнестически и клинико-лабораторно у пациента выявлен терминальный илеит и мезаденит, иерсиниозной этиологии. Реактивный гепатит. Хронический гастродуоденит, ассоциированный с НP-инфекцией и ВЭБ, эрозивный тип. Сопутствующие заболевания: дискинезия желчевыводящих путей (на почве деформации желчного пузыря). Избыточная масса тела. Дисбактериоз кишечника.

Больному назначено лечебное питание (стол 1), комплекс витаминов (Алфавит), Галстена, Эссенциале форте H и Хилак форте. Антибактериальная терапия терминального илеита, мезаденита проводилась гентамицином в течение 7 дней и Аугментином 8 дней. Антивирусное лечение проводилось препаратом Реаферон-ЕС-Липинт в течение 4 недель. В программу эрадикационной терапии включались омепразол, Флемоксин Солютаб и Макмирор в сочетании с Циклофероном внутрь по прерывистой схеме. Через 1 месяц от начала антибактериальной и гепатопротекторной терапии уровень АЛТ и АСТ нормализовался. ПЦР кала на маркеры ДНК иерсиний была негативной. Контрольная ФГДС, выполненная через 1,5 месяца после эрадикационной схемы лечения, выявила поверхностные изменения СОЖ в антруме, эрозии не обнаруживались, хелпил-тест отрицательный. Вирусологическое тестирование через 3 месяца от начала антивирусной терапии не выявило маркеров ДНК ВЭБ в секрете из носоглотки, в ИФА крови — обнаружены IgGNA.

Последующее наблюдение за пациентом в течение полугода — стойкая ремиссия.

Пример 2. Настя Л., 4 лет, поступила на госпитализацию с диагнозом «острый гастроэнтерит» в июне 2011 года с жалобами на боли в животе, тошноту, рвоту и однократно жидкий стул.

Анамнез болезни. Заболела остро, появилась тошнота, боли в животе в околопупочной области, рвота и жидкий стул. Температура была нормальной. В первые сутки болезни госпитализирована с диагнозом «острой гастроэнтерит». Последняя дисфункция кишечника с болями в животе четвертая по счету. Первые две дисфункции были в октябре и декабре 2010 г., наблюдалась амбулаторно. В октябре 2010 года обследовалась у хирурга, так как было подозрение на аппендицит, в декабре 2010 г. — у инфекциониста, была кожная сыпь, подозрительная на краснуху. Посевы кала не проводились. Лечение было симптоматическим (Смекта, Энтерол). В марте 2011 г. была госпитализирована в кишечное отделение с болями в животе, повторными рвотами и жидким стулом. За 10 дней госпитализации был уточнен диагноз, по данным РНГА был положительный титр антител 1:600 с Y. enterocolica. Проведено лечение цефотаксимом в течение 7 дней, состояние улучшилось, больная выписана на амбулаторное наблюдение.

Анамнез жизни. Пренатальный анамнез благополучный, вес при рождении — 3560 г, рост 52 см. Грудное вскармливание до одного года, прикормы введены с 6 месяцев. Физическое развитие по возрасту, с 3 лет посещает детский сад. Простудные заболевания редкие.

Объективно: при поступлении состояние средней тяжести. Температура 37,8 градусов. Аппетит снижен. Кожа чистая. Язык густо обложен белым налетом. Пульс 106 в минуту, дыхание — 22 в минуту. Тоны сердца приглушены. Дыхание везикулярное. Живот мягкий, при пальпации болезненность в околопупочной и пилородуоденальной области, урчание в илеоцекальной зоне. Положительные симптомы Мерфи, Керра и Ортнера. Печень +1,5 см ниже реберной дуги, селезенка не пальпируется. Стул жидкий со слизью. Предварительный диагноз: «острый гастроэнтерит».

Данные обследования: анализ крови от 07.06.11 — гемоглобин 123 г/л, эритроциты — 4,3 × 10 12 /л, лейкоциты — 8,0 × 10 9 /л, палочкоядерные — 2%, сегментоядерные — 34%, лимфоциты — 61%, моноциты — 3%, СОЭ — 16 мм/час. Анализ мочи без особенностей. Копрограмма — признаки нарушения полостного пищеварения, слизь (+), лейкоциты — 5–6 в поле зрения, единичные лямблии, яйца глистов не обнаружены. УЗИ брюшной полости: печень — обычной эхогенности, увеличение размеров правой доли печени, перегиб в области шейки желчного пузыря, поджелудочная железа и селезенка — без особенностей. Биохимия крови: общий белок — 69,8 г/л, альбумины — 59,7%, альбумины/глобулины — 1,4, альфа1-глобулины — 4%, альфа2-глобулины — 14,2%, бета-глобулины — 12,8%, гамма-глобулины — 13,8%, глюкоза — 4,1 ммоль/л, сывороточное железо — 14,2 мкмоль/л, билирубин — 10 мкмоль/л.

РНГА от 07.06 положительная в титре 1:1600 с Y. enterocolica «03», с дизентеритным и паратифозным дагностикумами отрицательная. В результате проведенного обследования установлен диагноз: рецидивирующий илеоколит, иерсиниозной этиологии. Лямблиоз.

Лечение проводилось диетой (стол 4), левомицетин внутримышечно, Эссенциале форте H, сорбент — Энтеросгель, пробиотик — Бифидум БАГ 791.

Анализируя течение заболевания, видно, что дошкольник (4 лет) переносит несколько рецидивов иерсиниозной инфекции. При первичном заболевании была «маска» острого аппендицита, при повторении кишечной симптоматики в декабре 2010 г. — «маска» краснухи, третий приступ абдоминальных болей с дисфункцией кишечника в марте 2011 г. был оценен как иерсиниоз. Однако проводимый комплекс лечения был неадекватным (в восстановительном периоде болезни не проводилась иммунотропная и пробиотическая терапия), в связи с чем возникла четвертая атака иерсиниозной инфекции с топикой поражения кишечника (илеоколит). Антибактериальная терапия четвертого рецидива иерсиниозной инфекции, дополненная противолямблиозной терапией с пролонгированным курсом пробиотиков (Примадофилус Детский в течение 30 дней) в сочетании с Ликопидом, привела к стойкой ремиссии.

  1. Аминова А. И., Акатова А. А., Яковлева А. С., Минченко Е. Ю., Толмачева О. Г. Новые подходы к лечению лямблиоза в детском возрасте // Росс. журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. Материалы XV Российской гастроэнтерологической недели. М., 2009. С. 117.
  2. Бехтерева М. К., Иванова В. В., Пуринь В. И., Петрова Н. В. Фаза инфекционного процесса — основа дифферециальной диагностики иерсиниозов и их осложнений / Материалы II научно-практической коференции «Неотложные состояния при инфекционных заболеваниях у детей: факторы риска, диагностика, терапия». СПб, 2008. С. 17.
  3. Волынец Г. В., Беляев Д. Л., Виноградова Т. В. и др. Подходы к лечению аутоиммунного гастрита у детей // Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2007. Т. 52. № 6, с. 73–81.
  4. Гордеец А. В., Савина О. Г., Шарикова В. А. и др. Влияние иммуноориентированной терапии на тяжесть течения мононуклеоза у детей / Материалы II Всероссийской научно-практической коференции «Неотложные состояния при инфекционных заболеваниях у детей: факторы риска, диагностика, терапия». СПб, 2008. С. 34.
  5. Долгих Т. И., Соколова Т. Ф., Турок Н. Е., Носкова Ф. В. Клинико-лабораторные параллели герпесвирусных инфекций, сопряженных с лимфаденопатиями у детей // Педиатрия. 2011. Т. 90. № 4. С. 70–72.
  6. Лазебник Л. Б., Сагынбаева В. Э. Yersinia enterocolica в диагностике воспалительных заболеваний кишечника. Материалы 13?го Международного Славяно-Балтийского научного форума // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. 2011. № 2–3. С. 50.
  7. Леонтьева Л. И., Грачева Н. И., Щербакова И. Т. и др. Клинико-лабораторная оценка эффективности метаболических пробиотиков и пребиотиков и их влияние на биоценоз кишечника у больных хроническими заболеваниями желудочно-кишечного тракта, ассоциированными с хеликобактерной инфекцией // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. 2009. № 4. С. 23.
  8. Новикова В. П. Этиопатогенетические и клинико-морфологические особенности хронического гастрита в разном возрасте. Автореф. дис. докт. мед. наук. СПб, 2009. С. 14–15, 34.
  9. Сазонова Н. Е., Хохлова Н. М. и др. Особенности хронических заболеваний желудка и ДПК у детей, имеющих в сыворотке крови маркеры ВЭБ-инфекции Материалы XV Российской гастроэнтерологической недели // Росс. журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии. 2009. С. 126.
  10. Ценева Г. Я. Иерсиниоз и псевдотуберкулез (Пособие для врачей). СПб, 1992. С. 28–29, 3.
  11. Шестакова М. Д., Ревнова М. О., Воскресенская Е. А. Боли в животе при иерсиниозной инфекции у детей. Материалы 13-го Международного Славяно-Балтийского научного форума // Гастроэнтерология Санкт-Петербурга. 2011. № 2–3. С. М102.

Ф. Н. Рябчук, кандидат медицинских наук, доцент

З. И. Пирогова, кандидат медицинских наук, доцент

Северо-Западный Государственный медицинский университет им. И. И. Мечникова, Санкт-Петербург

www.lvrach.ru

Несмотря на столь грозное название – псевдотуберкулез, болезнь к туберкулезу никак не относится, да и протекает в других отделах. Псевдотуберкулез – это инфекционная болезнь, при которой поражается желудочно-кишечный тракт и развивается симптоматика различного типа – токсическая, аллергическая и полиочаговая.

Возбудитель псевдотуберкулеза был открыт более ста лет назад, в 1883 году, а вот заболевание впервые встретилось в 1953 году. В Союзе его еще называли скарлатинозной лихорадкой. Сами псевдотуберкулезные палочки относятся по типу к грамотрицательным анаэробам, которые не образуют спор. К питательной среде они неприхотливы, растут при температуре выше двадцати двух градусов. Размножаются как при достаточно низких температурах, так и при высоких. Амплитуда составляет от двух градусов до сорока. То есть в холодильнике бактерии могут вполне успешно размножаться на продуктах. При заморозке и последующем оттаивании весьма жизнеспособны, могут долгое время сохраняться в земле и воде.

Заболеть можно при контактировании с животными, которые являются переносчиками псевдотуберкулеза. Чаще всего это свиньи, собаки, крупный рогатый скот, грызуны (редко). Возбудитель псевдотуберкулеза также может находиться в земле, почве или воде. Заразиться от человека практически невозможно.

Чаще всего бактерии передаются фекально-оральным путем, передаются с пищей. При недостаточной термической обработке, употреблении немытых фруктов и овощей, молока и сыров возможно заболеть псевдотуберкулезом. Чаще всего по исследованиям медиков псевдотуберкулез передавался с грязными овощами (свежая капуста, морковь, зеленый лук), молочными продуктами, сухофруктами, хлебом и кондитерскими изделиями. При этом даже чистые незараженные продукты могут стать причиной псевдотуберкулеза, если они содержались в немытой таре, которая служит прекрасным плацдармом для размножения и развития бактерий. Еще один путь передачи – с водой. Обычно это заглатывание воды в открытом водоеме, которая инфицирована фекалиями животных. Редко, но все же, встречается контактный путь, например, регистрировались случаи заражения в медицинских учреждениях через диагностическую аппаратуру.

Восприимчивость взрослого человека к псевдотуберкулезу невелика, а у людей с сильным иммунитетом псевдотуберкулез и вовсе может не давать никаких проявлений. Острые, тяжелые формы чаще всего возникают у детей с ослабленным иммунитетом или переболевших недавно каким-либо заболеванием.

Симптомы и признаки псевдотуберкулеза медики регистрируют повсеместно, обычно нет благополучного района. При выявлении псевдотуберкулеза инфекция быстро находится и у других лиц, иногда заболеваемость похожа на вспышку острой инфекции, а может иметь и вялотекущий характер. На быструю распространяемость в первую очередь влияет плохая экология, увеличение количества домашних животных, собак, создание складов с большим количеством продукции и не поддержание там необходимого уровня по санитарным нормам, распространение фаст-фудов, общепитов, открытых кафе, где пища готовится быстро и недожаривается. Вспышки регистрируются обычно в детских садах, школах, пионерских лагерях, на предприятиях. Заболеваемость может поражать как диффузно, так и локально.

Заболевают чаще всего в возрасте от двух до пятидесяти лет, хотя инфекция может поражать все возрастные категории. Дети могут заболеть псевдотуберкулезом при введении прикорма.

Инкубационный период псевдотуберкулеза – до восемнадцати суток. Чаще всего болезнь проявляется на пятые-седьмые сутки. Температура тела резко повышается до значительных показателей – 38-40 градусов. Повышенная температура может держаться довольно долго – до десяти дней и более (до одного месяца) при тяжелых формах. Больные жалуются на головную боль, слабость, лихорадку. Первые симптомы проявляются на слизистой оболочке ротовой полости глотки, хотя сам возбудитель обосновывается в подвздошной кишке, слепой кишке или толстой кишке. При этом бактерии вызывают изменения стенок кишечника – от появлений воспалений и мелких кровоточащих язвочек до полного некроза ткани кишечника. В связи с этим у больных начинается понос, режущие боли в различных отделах кишечника, диспепсия, синдром общей интоксикации. Бактрии псевдотуберкулеза очень активны в плане внедрения в ткани кишечника. Они проникают в слизистый и подслизистый слои, лимфоузлы, которыми богат кишечник, аппендикс. В местах внедрения бактерий начинаются воспалительные процессы, начинают появляться эрозии, язвы, небольшие нагноения.

На кожных покровах в ответ на такие действия возбудителя формируется реакция с высыпанием папул. Они могут представляться как мелкие точки, рассыпанные по телу, могут сливаться в крупные пятна или кольца. Обычно такая кожная реакция проявляется со второго дня инфицирования. Чаще сыпь напоминает сыпь при скарлатине, когда на лице и шее возникают мелкие точечки, присутствуют они на конечностях (так называемые, «перчатки» и «носочки»). Кроме этих симптомов, больные ощущают боли в суставах, чувство ломоты кистей, стоп, локтей и коленей. Внешне суставы выглядят слегка отечными. Тяжелые последствия псевдотуберкулеза – узловая эритема, которая может возникать при рецидивах.

При легкой форме симптомы исчезают уже через пару дней, в тяжелых случаях инфекция может длиться до двух недель. Сохраняется высокая температура, признаки обезвоживания.

Если не применять некоторое время никакого лечения, то могут добавиться новые признаки, поскольку болезнь будет давать осложнения. Так, у больных часто развивается аппендицит, пиелонефрит, серозный менингит, миокардит, гепатит, холангит и холецистит, панкреатит, спайки в кишечнике, перфорация кишечника, гломерулонефрит.

При диагностике заболевания стоит проводить дифференциацию между кишечными инфекциями – сальмонеллезом и пищевой интоксикацией, поскольку у более чем половины больных псевдотуберкулезом именно признаки со стороны желудочно-кишечного тракта выходят на первое место, а также колитами, нефритами, гастроэнтеритами. Помимо этого, врачам следует быть внимательнее и со скарлатиной, ведь при наличии сыпи и симптомов со стороны ротовой полости и горла можно подозревать и скарлатину.

Поскольку заболевание имеет относительно стабильную симптоматику, волновое течение, то классификацию составляют по продолжительности. Выделяют такие типы:

  • легкий псевдотуберкулез, когда заболевание появилось внезапно, в острой форме, но так же быстро прошло;
  • средний (затяжной) – при этом типе болезнь может растягиваться на продолжительное время, сменяясь то улучшениями то ухудшениями;
  • хронический – симптомы выражены слабо, однако заболевание растягивается на несколько месяцев.

По другой классификации псевдотуберкулез разделяют на осложненный (возможные осложнения описаны выше) и неосложненный.

Анализ на псевдотуберкулез

О псевдотуберкулезе может говорить практически любой материал, взятый у больного на исследование. Так, медики чаще всего берут на анализ кал, мазок из зева, мочу, мокроту, кровь, желчь, спинномозговую жидкость, а также части тканей (части патологически измененных лимфоузлов или кишечника). Возбудителя можно также выявить на продуктах или таре, если речь идет о столовой, детском учреждении.

Лечение псевдотуберкулеза

В современных условиях медики предпочитают лечить псевдотуберкулез в стационаре, чтобы иметь возможность давать длительный курс лечения. Это оправданно, поскольку часто такие больные возвращаются с рецидивами заболевания. Среди препаратов, которые назначают при псевдотуберкулезе на первое место выходят антибиотики – обычно их прописывают длительно плюя десять дней после того, как спадет температура. Для снятия симптомов интоксикации больным дают растворы по общепринятой схеме (коллоидные или кристаллоидные). Для избежание обезвоживания и поднятия иммунитета назначают регидрон, реополиглюкин, витамин С и В, квартасоль.

Если болезнь развилась повторно, на первое место ставят десенсибилизацию, а потом уже этиотропную терапию. Если возникла узловая эритема, больным назначают антигистаминные средства, противовоспалительные препараты, в случае упорного присутствия осложнений проводят курс лечения преднизолоном. Если пациенты страдают артритами, им назначают антиревматические препараты, восстановительную физкультуру, физиотерапию, местно вводят глюкокортикоиды для облегчения симптомов.

Людям необходимо знать, что избежать псевдотуберкулеза можно при соблюдении гигиенических правил. Хранить овощи нельзя в закрытых сырых помещениях, где размножение бактерий наиболее благоприятно. Также нужно свести к минимуму список продуктов, которые употребляются без тепловой обработки.

В домах, как частных так и многоквартирных, нужно вовремя проводить дератационные мероприятия, о чем должна заботиться местная санитарно-эпидемиологическая станция. В плане соблюдения личной гигиены нужно быть особенно внимательными тем, кто работает с животными – ветеринарам, работникам животноводческих комплексов, лаборантам в лабораториях. Питьевая вода из крана должна непременно кипятиться в течение пятнадцати минут.

Не знаете как подобрать клинику или врача по приемлемым ценам? Единый центр записи по телефону +7 (499) 519-32-84 .

www.knigamedika.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *