Что такое тяжелая форма гепатита с

by:

Вирусы

Гепатит C – воспаление паренхимы печени, вызванное РНК-содержащим вирусом (HVC) из семейства Flaviviridae. Обозначение по МКБ-10 — В18.2. Заболевание протекает без характерной желтушной симптоматики, склонно к переходу в хроническую форму.

Дают ли инвалидность?

Требования по оформлению инвалидности и какие льготы предусмотрены?

Методы выявления РНК HCV и расшифровка вирусной нагрузки.

Болит ли печень?

Симптомы болезни и методы снижения болевого синдрома.

Гепатит С и служба в армии

Возможна ли служба на срочной и контрактной основе?

Автор: Галактионова Светлана

Какими бывают антитела и что они могут означать?

Какие препараты применяются для лечения заболевания?

Автор: Светлана Галактионова

При какой температуре вирус погибает?

Длительность жизни вируса во внешней среде.

Какие существуют лекарства от гепатита С и желтухи?

Можно ли рожать?

Лечение болезни во время беременности и диагностика гепатита у младенца.

Можно ли работать

Ограничения при выборе места работы и профилактические рекомендации.

Повышенная температура тела

Зависит ли температура от стадии заболевания?

Показания для проведения и рекомендации по подготовке к анализу.

Качественный анализ ПЦР

Показания для диагностического исследования и как получить достоверные результаты.

Смерть от гепатита С

Может ли наступить летальный исход?

Болевые ощущения при гепатите C

Симптомы и их локализация.

Опасен ли гепатит C

Пути распространения инфекции и вероятные последствия для носителя и окружающих.

Травы при гепатите C

Какие виды трав применяются для лечения заболевания?

Способы передачи патогенного агента и профилактика заражения.

Можно ли заразиться от мужа

Вероятность заражения при интимной близости. Рекомендации для предотвращения инфицирования.

К какому врачу обращаться?

Причины и симптомы хронического гепатита

Передача гепатита С через поцелуй

Пути заражения и профилактические советы.

Индийские дженерики против гепатита С и их особенности.

Алкоголь при гепатите C

Можно ли употреблять спиртные напитки и существует ли безопасная доза?

Показатели нормы и их стадийное изменение при заболевании.

Профилактические меры при контакте с больными

Как можно заразиться гепатитом

Причины болезни и пути заражения ребенка, эффективные способы терапии и возможные осложнения.

Что можно делать

Каких правил нужно придерживаться, чтобы скорее избавиться от заболевания

Автор: Анна Олейник

Лекарства и препараты

Какие лекарственные препараты необходимо использовать при лечении болезни?

Отзывы о лечении

Какие отзывы пишут в интернете люди, которые вылечились от заболевания

Какие первые симптомы характерны для данного вируса

Воздействие вируса на организм человека и какие необходимые меры применять

Какие основные симптомы и проявления заболевания, а также способы лечения

Какими путями может передаваться данное заболевание

Какие существуют разновидности вируса

Анализ крови и ПЦР

Какая стоимость анализов на заболевание

Каких рекомендаций необходимо придерживаться после выздоровления

Положительный и ложноположительный анализ

Как проводят анализ на гепатит у беременных

Автор: Юлия Барабаш

Чем опасно заболевание для организма человека

Причины и механизм передачи вируса

Прививка и вакцина

Как часто необходимо делать прививки от заболевания?

Питание и диета

Что нужно, а что нельзя есть при данном вирусном заболевании

Общие данные о вирусном заболевании

Каким образом можно вылечить болезнь

Гепатит С у беременных

Какое влияние вирус имеет на организм женщины и её ребенка

Автор: Торсунова Татьяна

Какие отвары и настойки применяют при лечении

Какая средняя продолжительность жизни у людей с данным вирусом

Как проводится диагностика печени при заболевании

До 1989 года (до того, как микробиология открыла вирусные частицы HVC) данная форма воспаления печени именовалась «гепатит ни А, ни В». Из данной статьи вы узнаете все о гепатите С, включая способы борьбы с этим опасным недугом.

Опасность данного заболевания – в отсутствии характерных признаков. Гепатит С часто маскируется под другие заболевания (менее опасные), за что и получил прозвище «ласковый убийца». Распространенность во всем мире достигает 2%; количество весьма внушительное, если принять во внимание опасность данной болезни. Кроме того, гепатит С часто вызывает рецидивы.

Врачи отмечают ежегодное увеличение случаев выявления данной патологии среди населения. Данную тенденцию связывают с повсеместным ростом наркомании: согласно статистическим данным, 40% всех случаев инфицирования происходит через нестерильные шприцы.

Радикальная терапия гепатита С только одна – трансплантация донорской печени. Стандарт лечения, принятый в большинстве стран мира, – противовирусная терапия препаратами интерферона альфа. Параллельно проводится симптоматическое противовоспалительное лечение.

Цели комплексной терапии при гепатите С:

  • Не допустить печеночной недостаточности или цирроза – необратимого перерождения здоровых тканей печени;
  • Устранить из организма вирус-возбудитель;
  • Снизить симптоматику, если она присутствует.
  • Гепатит С весьма опасен и имеет высокий уровень смертности. Донорские органы, к сожалению, ещё не научились выращивать вне организма человека, а грамотная противовирусная терапия далеко не всегда проводится своевременно. Ежегодно в мире от гепатита С погибает 500 000 человек. Повреждение печени сопровождается дисфункциями других систем и органов. Однако бывает и так, что благодаря иммунной реакции повреждения печени не происходит и инфицирование прекращается само собой.

    Основная проблема данной патологии – отсутствие ранней диагностики в большинстве клинических случаев.

    Это отчасти объясняется невыраженной симптоматикой, а также низким уровнем медицинской осведомленности среди основного контингента пациентов – молодых людей. Следить за своим здоровьем у молодых наркоманов не принято: обращение в больницу часто происходит на необратимой стадии заболевания. На этой стадии недуг уже неизлечим.

    Причины и пути заражения

    Основной путь заражения – парентеральный: инфицирование происходит в обход пищеварительного тракта. Наиболее опасный фактор передачи – кровь зараженного человека. Вирус попадает в организм происходит через шприцы, открытые раны на коже и слизистой.

    Ранее заразиться вирусом можно было в больницах посредством переливания крови или нестерильные медицинские инструменты. Сегодня такой путь заражения становится всё менее вероятным: донорская кровь всегда тестируется на гепатит, а в лечебных учреждениях повышен уровень санитарии. Тем не менее, периодически наблюдаются случаи заражения вирусом в больницах – в стоматологических кабинетах, в частных клиниках, занимающихся акупунктурой и другими инвазивными методиками терапии. Заразиться вирусом можно во время пирсинга, нанесения татуировок, во время оказания парикмахерских услуг.

    Основной источник инфекции – люди с активным гепатитом С и латентные носители вируса. Половой путь не является преобладающим. Самый распространенный способ – использование одного шприца разными людьми (больным и здоровым) для внутривенных инъекций. Встречаются варианты внутриутробного заражения ребенка от матери (если мать более гепатитом на последнем триместре). С молоком данное заболевание не передаётся. В 25-40% клинических случаев выявить причину заболевания и путь заражения не удаётся.

    Патология относится к числу опасных для жизни, но если у вас обнаружили гепатит С, не стоит паниковать. Если точно следовать врачебным рекомендациям, касающимся терапии и изменения образа жизни, шансы на выздоровление повышаются. Сам по себе вирус гепатита HVC не означает обязательного перехода болезни в необратимую стадию. И тем более гепатит C не переходит в ВИЧ, как считают некоторые несведущие люди. Однако возможна обратная ситуация – при наличии ВИЧ вероятность заразиться любыми формами гепатита значительно повышается.

    Выявлением заболевания занимаются врачи инфекционист или гепатолог. Для постановки точного и подробного диагноза назначаются следующие лабораторные и аппаратные процедуры:

  • Биохимический анализ крови;
  • Анализ крови на маркеры гепатита С – антитела (анти-HVC);
  • ПЦР — процедура позволяющая определить наличие РНК-вируса;
  • УЗИ брюшной полости и печени;
  • КТ, МРТ (при необходимости);
  • Биопсия печения для выявления возможного перерождения паренхимы.

Положительные анализы на антитела не всегда означают наличия болезни. Ложноположительный результат возможен в случае ранее перенесенного инфицирования, которое было успешно побеждено иммунными силами организма. Иногда первичный анализ крови даёт положительный результат, но после углубленного исследования диагноз не подтверждается.

После подтверждения диагноза проводится определение степени поражения печени. Для этого осуществляется забор биоптата и его исследование под микроскопом в лаборатории. Возможно проведение неинвазивных тестов. Параллельно оценивается состояние селезенки и других органов брюшной полости.

Чем лечат гепатит С? Данный вопрос решает лечащий врач на основании клинической картины и стадии заболевания. Наиболее опасен активный гепатит С. Основные методы терапии — курсовое применение препаратов, обычно дорогостоящих. Вакцина от данной формы воспаления печени не существует.

Возможные последствия

Последствия и осложнения заболевания довольно опасны — статистике 20 летний порог выживаемости преодолевают лишь 15% всех заболевших. Успешное лечение возможно лишь при обнаружении заболевания на дебютном этапе. Хроническая форма считается наиболее опасной – в этом случае болезнь прогрессирует медленно, но неумолимо, развиваясь в цирроз печени.

Если ваша работа не связана с физическими нагрузками, и у вас — неактивная форма заболевания, трудовую деятельность при гепатите С можно продолжать. Оповещать работодателя о своём диагнозе вовсе не обязательно. При гепатите, помимо основного лечения, необходимо менять режим питания, что тоже следует учитывать, если вы продолжаете работать. К несчастью, противовирусные препараты при курсовом лечении имеют обширные побочные эффекты: поэтому продолжать обычную жизнь удаётся далеко не всем.

Диагноз «гепатит С» не является прямым поводом для постановки инвалидности. Группу можно получить, если параллельно развивается цирроз или аденокарцинома печени, и вы уже не можете продолжать работать и ухаживать за собой самостоятельно.

От планирования беременности при наличии прогрессирующего гепатита лучше воздержаться. И не только из-за опасности инфицирования плода. Воспаление печени может вызвать преждевременные роды, недоношенность, пороки развития. Однако если заражение произошло во время беременности, риск передачи вируса ребенка составляет менее 5%. Тем не менее, женщине следует постоянно наблюдаться у врача, особенно на последнем триместре.

Примерно у 20% всех больных в течение 10-15 лет происходит прогрессирующее снижение функции печени либо замещение здоровых клеток фиброзной тканью. Вероятность повышается, если больной не соблюдает диету и позволяет себе употреблять алкоголь. Помимо цирроза, у больных гепатитом C развивается асцит – застой жидкости в брюшной полости. Это чревато расширением артерий и внутренними кровотечениями.

Беспокоит здоровье печени?

Проверьте ее состояние с помощью бесплатного онлайн-теста.

propechenku.ru

Что такое тяжелая форма гепатита с

ЛЕЧЕНИЕ И ПРОФИЛАКТИКА ОСТРОГО ГЕПАТИТА

В настоящее время выделяют 5 типов вирусного гепатита: А, В, С, D и Е. Все вирусы гепатотропны, т. е. первичное инфицирование происходит в печени. Существуют и другие вирусы, поражающие печень, однако при этом печеночная ткань не является местом первичной репликации вируса и поражения гепатоцитов. К таким вирусам относятся: цитомегаловирус (ЦМВ), вирус простого герпеса (ВПГ), вирус Эпштей-на-Барра (Epstein-Barr) и многие флавивирусы, переносимые членистоногими (например вирус, вызывающий лихорадку денге и желтую лихорадку).

Все вирусы гепатита могут вызывать острый инфекционный процесс, характеризующийся клиническими, биохимическими и серологическими патологическими изменениями, сохраняющимися не более 6 месяцев. Вирусы гепатита А и Е выводятся из организма в течение 6 месяцев. При гепатите В, С и D, напротив, возможен переход патологического процесса в хроническую форму, которая приводит к развитию цирроза и повышает риск возникновения первичной гепатоклеточной карциномы чаще, чем острый вирусный гепатит.

Риск перехода гепатита В в хроническую форму в немалой степени зависит от возраста больного и его иммунологического статуса. У новорожденных гепатит В переходит в хроническую форму в 100 % случаев. У маленьких детей этот показатель снижается до 70 %. У здоровых молодых людей трансформация острой формы в хроническую наблюдается менее чем в 1 % случаев. Полное выздоровление больных, принимающих стероидные гормоны или страдающих хроническими заболеваниями (например заболеваниями почек), наступает реже.

ерерастание гепатита D в хроническую форму происходит только на фоне гепатита В. У больных с хроническим гепатитом В, суперинфицированных вирусом гепатита D, риск перехода инфекционного процесса в хронический достигает 100 %. Хронический гепатит С развивается у 85 % больных с острой формой. Заболевание часто (но не всегда) выявляется при гистологическом исследовании.

Основные жалобы больных с хроническим гепатитом В или С — слабость и повышенная утомляемость. К другим проявлениям заболевания относятся артралгии, анорексия и постоянные боли в правом подреберье. Желтушность, образование кровоподтеков при незначительном травмировании, продолжительные кровотечения при мелких повреждениях кожи обычно свидетельствуют о развитии последней стадии заболевания и часто указывают на наличие цирроза и необратимого нарушения функции печени.

1. HBsAg (поверхностный антиген гепатита В). Этот белок, образующий наружную оболочку вируса гепатита В, в больших количествах выделяется во время репликации вируса. В сыворотке крови он представлен в виде небактериальных сферических и нитевидных частиц. HBsAg определяется при помощи радиоиммунного анализа (РИА) твердофазного иммуноферментного анализа (ELISA) и указывает на наличие острой или хронической инфекции. Его исчезновение из сыворотки свидетельствует о полной элиминации вируса.

2. НВсАb (антитела к белковой оболочке ядра — анти-НВс). В геноврожденном вирусе, называемом частицей Дейна (Dane), белковая оболочка ядра окружает вирусную ДНК и, в свою очередь, сама окружена HBsAg. Для определения анти-НВс применяется твердофазный иммуноферментный анализ. Специфический тест можно выполнить в трех формах — для выявления IgG, IgM, а также антител обоих классов (так называемая общая форма). Многие лаборатории используют этот общий тест в качестве скринингового метода исследования, однако для того чтобы правильно трактовать значение полученных результатов, необходимо знать, какой именно класс антител обнаруживается у больного. Присутствие в крови анти-НВс свидетельствует об имеющемся или перенесенном гепатите В; анти-НВс класса IgM — об остром гепатите, хотя также может свидетельствовать о реактивации вируса на фоне имму-носупрессии или хронического заболевания. Анти-НВс класса IgG, напротив, выявляются у пациентов, либо перенесших инфекцию, либо (если они обнаруживаются вместе с HBsAg) страдающих хроническим гепатитом.

3. HBeAg и НВеАb ("е"-антиген и "е"-антитело гепатита В). "Е"-антиген является структурной частью ядра и определяется при помощи твердофазного иммуноферментного анализа. Его наличие указывает на активную репликацию вируса. Поэтому HBeAg обнаруживается как при остром, так и при хроническом гепатите В в фазе активной репликации. У больных с острым заболеванием необходимости в проведении теста на выявление HBeAg нет. У больных с хронической инфекцией положительный результат теста служит подтверждением обострения процесса. Только при одновременном обнаружении HBsAg и подозрении на хроническое заболевание печени этот тест помогает в определении тактики лечения и прогнозировании исхода. У больных с разрешившимся острым инфекционным процессом и хроническим гепатитом в неактивной (нерепликационной) фазе HBeAg исчезает и появляются НВеАЬ. У некоторых больных в геноме вируса гепатита В происходят точечные мутации, приводящие к тому, что HBeAg не вырабатывается, а следовательно, после разрешения процесса не образуются анти-НВе. Клиническое значение данной мутации остается неясным.

4. HBsAb (антитела к поверхностному антигену вируса гепатита В). Эти нейтрализующие антитела связываются с поверхностным антигеном и помогают элиминировать вирус из крови. Поэтому их наличие свидетельствует о перенесенном гепатите В, который удалось успешно излечить. Антитела к поверхностному антигену также могут появиться у лиц, вакцинированных рекомбинантной вакциной гепатита В. В титре более 10 мМЕ/мл они выполняют защитную функцию против активной инфекции.

5. ДНК-полимераза. Полимеразный анализ — один из наиболее ранних молекулярных методов, позволяющих выявить наличие вирусной ДНК в сыворотке крови. Он основан на том, что вирус гепатита В содержит собственную ДНК-полимеразу в ядре. По способности фермента направлять встраивание меченых радиоактивных нуклеотидов в новую вирусную ДНК определяется его активность. Тест не высокочувствителен и не используется в повседневной клинической практике. Тем не менее он часто упоминается в исследованиях (1970-1980 гг.), посвященных гепатиту В, в качестве маркера вирусной активности.

6. Реакции гибридизации. Эта группа анализов включает различные специфические реакции, в которых используются "зонды", соответствующие специфическим ферментам ДНК вируса гепатита В. Реакцию гибридизации проводят на мембране из фильтровальной бумаги (блоттинг) или в колонках, заполненных гранулами, имп-регнированными специальной нуклеиновой кислотой. Посредством данного теста выявляют маркеры на "зонде", которые связываются с вирусной ДНК. Маркеры, как правило, метятся радиоактивным [32Р] или химическим (пероксидазой хрена) веществом. Эти реакции не столь чувствительны, как процесс амплификации, но с помощью большинства из них можно обнаружить вирусную ДНК, если ее концентрация в сыворотке составляет от 1,5 до 20 пг/мл. Это позволяет отличать репликативную инфекцию от нерепликативной.

7. Реакция с ЬДНК. В данной реакции гибридизации нуклеиновая кислота вируса гибридизируется с комплементарной bДНК ("branched-chain" ДНК, т. е. ДНК с разветвленной цепью), прочно фиксированной к микротитрам. Гибридизированная вирусная ДНК в последующем сливается со специфическими комплементарными ДНК, образующими нечто вроде "дерева с многочисленными ветвями". На "дереве" имеются "чешуйки" с молекулами маркера, которые начинают ярко светиться при проведении химиолюминесцентной реакции; свечение определяется при помощи люмино-метра. Поскольку интенсивность свечения пропорциональна количеству связанной ДНК, тест позволяет выполнить точный количественный анализ и является более чувствительным, чем стандартные реакции гибридизации.

8. Полимеразная цепная реакция. В то время как реакция с ЬДНК увеличивает интенсивность сигнала, генерируемого во время гибридизации, полимеразная цепная реакция (ПЦР) увеличивает количество самой ДНК и тем самым облегчает ее определение. ПЦР — наиболее чувствительный метод выявления вирусной нуклеиновой кислоты. К сожалению, этот метод не находит практического применения. Независимо от того, является ли инфекция репликативной или нет, ДНК с помощью ПЦР обнаруживается всегда. Существует выраженная корреляция между положительной ПЦР и наличием HBsAg в сыворотке. HBsAg — более дешевый и надежный маркер, определяющий активность инфекционного процесса.

Для подтверждения истинно положительных результатов наиболее часто применяется рекомбинантный иммуноблоттинг (RIBA), который состоит в нанесении сыворотки больного на нитроцеллюлозную мембрану, пропитанную антигеном в виде полос. На тест-мембрану наносятся четыре антигена, включающие, помимо антигенов вируса, еще и антигены для контроля за связыванием неспецифических иммуногло-булинов и антител к супероксиддисмутазе, которые способны повлиять на результаты теста. RIBA не столь чувствителен, как ELISA, и поэтому не используется в качестве скринингового метода исследования при гепатите С.

В некоторых специализированных лабораториях выполняются также и другие тесты, такие как анализ с использованием ЬДНК для количественной оценки РНК вируса гепатита С и полимеразная цепная реакция (см. вопрос 7 данной главы). ПЦР — более чувствительный метод, однако не пригоден для количественной оценки. Обнаружение РНК вируса в сыворотке больного или ткани печени неоспоримо свидетельствует в пользу гепатита С. Результаты недавних исследований позволяют предположить, что количественное определение РНК вируса гепатита С в сыворотке больного может иметь прогностическое значение для оценки эффективности лекарственной терапии и своевременного корректирования курса лечения.

Сообщается о лечении острого гепатита специфическими антивирусными препаратами. В недавних публикациях, касающихся использования а- и p-интерферона при остром гепатите С, представлена весьма разноречивая информация. По общему мнению, ранняя лекарственная терапия влияет как на уровень АЛТ, так и на содержание вируса в организме. Остается, однако, неясным, снижают ли антивирусные препараты количество вирусов в организме при хроническом гепатите С. Поскольку в большинстве случаев острого гепатита С возбудитель выявить не удается, проведение углубленных исследований невозможно. Эффективность применения а-интерферо-на изучалась также у больных с острым гепатитом D и молниеносным гепатитом, обусловленными ко- или суперинфицированием с гепатитом В. Оказалось, что ценность такого лечения весьма мала.

Лечение хронического гепатита С также осуществляется интерфероном, но в более низких дозах. Стандартная схема лечения больных с хорошо компенсированной функцией печени включает назначение интерферона по 3 ME 3 раза/нед в течение 24 недель. Побочные эффекты аналогичны таковым при гепатите В, однако лечение переносится легче из-за применения более низких доз препарата. Первичная терапия эффективна в 30-50 % случаев; критерием оценки служит нормализация уровня АЛТ. К сожалению, у 50-70 % больных после прекращения лечения возникает рецидив заболевания. Более длительный курс лечения снижает частоту возникновения рецидивов.

К альтернативным методам лечения при гепатите С (которые в настоящее время изучаются во многих клинических исследовательских центрах) относится терапия риба-вирином, рибавирином в сочетании с интерфероном, al-тимозином в сочетании с интерфероном, урсодезоксихолевой кислотой, а также венесекция и кровопускание у больных с избыточным содержанием железа и ВИЧ-инфекцией. Хотя результаты некоторых исследований кажутся многообещающими, ни одна из этих альтернативных методик в настоящее время не может быть рекомендована в качестве стандартной схемы лечения. Предпринимаются попытки оценить эффективность длительного применения интерферона у пациентов, у которых гепатит поддается указанной терапии, но рецидивирует после ее завершения. Этот факт несомненно требует проведения хорошо спланированных исследований.

Гепатит D тоже лечат интерфероном. По данным одного рандомизированного контролируемого исследования, назначение его в дозе 9 ME 3 раза/нед в течение 48 недель приводит к излечению 50 % больных. Тем не менее после завершения курса лечения часто возникают рецидивы.

Вакцина против гепатита В применяется с начала 80-х гг. В оригинале ее готовили путем выделения из сыворотки носителя поверхностного антигена (HBsAg). В настоящее время в США широко используется HBsAg, полученный рекомбинантными методами. Вакцина весьма эффективна; после 3-кратной иммунизации длительный иммунитет формируется более чем у 90 % вакцинированных. В 20-30 % случаев в течение 5 лет после вакцинации титр антител падает ниже 10 мМЕ/мл, т. е. критического уровня антител, который еще обладает защитным действием. Однако Службой здравоохранения США не предусмотрены ни контрольные определения титра антител, ни реиммунизация. Эти рекомендации могут измениться после получения дополнительной информации в будущем. В случае контакта неиммунизированных людей с вирусом гепатита В им необходимо начать лечение специфическим иммуногло-булином (HBIg). Этот гипериммунный у-глобулин содержит высокий титр антител против поверхностного антигена вируса. Его можно назначать одновременно с первой дозой вакцины; такой схемы лечения обычно придерживаются у детей, рожденных от HBsAg-положительных матерей.

Вакцины против гепатита С не существует. Из-за высокой частоты мутаций генов, кодирующих белковый состав оболочки вируса, для профилактики гепатита С требуется поливалентная вакцина. По всей видимости, пройдет несколько лет, прежде чем она будет создана, протестирована и станет доступной для планового применения.

Против. Длительных наблюдений за пациентами с гепатитом С осуществлено пока недостаточно. В одном популяционном исследовании в течение длительного периода наблюдения не удалось доказать, что в группе больных гепатитом С смертность была выше, чем таковая в двух контрольных группах. Однако в инфицированной группе отмечалась более высокая смертность, обусловленная поражением печени. В настоящее время не существует достаточно эффективных способов лечения гепатита С. Лишь немногие больные реагируют на проводимую терапию. Учитывая стоимость лечения и частоту возникновения побочных эффектов, не следует проявлять особого энтузиазма по поводу использования интерферона при данном заболевании.

2. Каковы характерные признаки аутоиммунного гепатита?

Заболевают преимущественно женщины (71 %). Аутоиммунный гепатит развивается в любом возрасте (от 9 месяцев до 77 лет), но обычно выявляется у пациентов моложе 40 лет. Возможно острое, даже молниеносное течение; при этом иногда ставится ошибочный диагноз острого вирусного или токсического гепатита. У 38 % больных имеются сопутствующие иммунные заболевания. Наиболее часто встречаются: аутоиммунный тиреоидит, неспецифический язвенный колит, болезнь Грейвса (Graves) (диффузный тиреотоксический зоб) и синовит. К сожалению, у 25 % больных аутоиммунный гепатит диагностируется уже на стадии цирроза печени, что указывает на его бессимптомное, субклиническое течение. Обычными иммуносерологическими маркерами аутоиммунного гепатита являются антигладкомышечные (ASMA) и антиядерные (ANA) антитела. У 64 % пациентов обнаруживаются оба типа антител, в то время как у 22 % — только SMA антитела, а у 14 % — только ANA антитела. Титр антител может колебаться; иногда они вообще исчезают, особенно во время лечения кортикостероидными гормонами. Минимального титра антител, на основании которого полученный результат относят к сероположительным, не существует, однако у взрослых пациентов титры должны быть > 1:40. Сывороточные титры > 1: 80 подтверждают правильность диагноза. Без гипергаммаглобулинемии (особенно повышении уровня IgG) — отличительного признака заболевания — диагноз считается недостоверным. Аутоиммунный гепатит не сопровождается выраженным холестазом. Поэтому преобладание таких изменений, как повышение уровня щелочной фосфатазы в крови, зуд, гиперпигментация и повреждение желчных протоков, выявляемое при гистологическом исследовании, предполагает наличие другого заболевания (например первичного билиарного цирроза, первичного склерозирующего холангита или аутоиммунного холангита). Серологические признаки острого инфекционного процесса — гепатита А, В или С, поражения печени вирусом Эпштейна-Барра или цитомегаловирусом — также свидетельствуют не в пользу диагноза аутоиммунного гепатита.

Идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура

Инсулинзависимый сахарный диабет

Атрофия ворсинок слизистой оболочки кишечника

Первичный склерозирующий холангит

Системная красная волчанка

Неспецифический язвенный колит*

*Встречаются наиболее часто.

4. Назовите различные типы аутоиммунного гепатита.

Классификация аутоиммунного гепатита осуществляется в зависимости от типа антител, обнаруживаемых у больных. Пациенты с SMА и/или ANA антителами страдают наиболее распространенным в США и Западной Европе 1 типом аутоиммунного гепатита. Антитела к актину, выявляемые в высоких титрах, также свидетельствуют о наличии аутоиммунного гепатита 1 типа.

Больные, у которых имеются антитела к печеночным/почечным микросомам 1 типа (анти-LKM-l), страдают аутоиммунным гепатитом 2 типа. Анти-LKM-l не могут сосуществовать с антигладкомышечными, антиядерными или антиактиновыми антителами и образуют отдельную иммуносерологическую подгруппу. Аутоиммунный гепатит 2 типа встречается, как правило, в молодом возрасте (от 2 до 14 лет), однако иногда поражает и взрослых людей. При нем чаще, чем при гепатите 1 типа, наблюдаются сопутствующие иммунные заболевания (такие как аутоиммунный тиреоидит, витилиго, инсулинзависимый сахарный диабет и неспецифический язвенный колит) и определяются органоспецифические антитела (например антитела к щитовидной железе, островкам Лангерганса и париетальным клеткам). У больных с гепатитом 2 типа уровень IgA в сыворотке крови ниже, чем у больных с 1 типом заболевания. Результаты предварительных исследований позволяют предположить, что аутоиммунный гепатит 2 типа приводит к развитию цирроза печени чаще, чем гепатит 1 типа. Хотя аутоиммунный гепатит 2 типа является частой находкой у взрослых больных в Европе, в США он диагностируется лишь у 4 % взрослого населения (в отличие от гепатита 1 типа, который выявляется у 80 % пациентов с аутоиммунным гепатитом). Важно отметить, что гепатитом С болеют 50-86 % пациентов с анти-LKM-l и лишь у 11 % пациентов с SMA и/или ANA антителами.

Диагноз аутоиммунного гепатита 3 типа ставится при обнаружении в крови больных антител к растворимому печеночному антигену (SLA). 11 % больных с гепатитом 1 типа имеют анти-SLA и не отличимы от серонегативных пациентов. Ранее предполагалось, что печеночно-поджелудочные антитела (LP) также принадлежат к маркерам аутоиммунного гепатита 3 типа, однако позднее было установлено, что они могут присутствовать в крови вместе с антителами, характерными для 1 типа заболевания. В результате, до сих пор остается неизвестным, являются ли анти-SLA и анти-LP разновидностью маркеров аутоиммунного гепатита 1 типа или же относятся к другой подгруппе.

Диагностический критерий аутоиммунного гепатита установлен согласно международному соглашению. Окончательный диагноз предполагает обязательное обнаружение при гистологическом исследовании ступенчатых некрозов с лобулярным гепатитом (или без такового) или мостовидными некрозами (или без таковых). Недопустимо присутствие патологии, свидетельствующей о возможном наличии другого заболевания (например повреждение желчных протоков, гранулемы, отложения меди и т. д.). Любые изменения уровня аминотрансфераз в сыворотке крови, если они являются доминирующими, считаются совместимыми с диагнозом. Уровни общего глобулина, у-глобулина или иммуноглобулина G должны превышать нормальные значения не менее чем в 1,5 раза; сывороточные титры антигладкомышечных, антиядерных антител и антител к микросомам 1 типа печени и почек должны быть выше 1 :80. В анамнезе не должно быть фактов переливания крови и ее компонентов, недавнего приема гепатотоксических препаратов или злоупотребления алкоголем (< 35 г/сут для мужчин и 25 г/сут для женщин).

При аутоиммунном гепатите не должны обнаруживаться серологические маркеры активного гепатита А, В и С, а также поражения печени вирусом Эпштейна-Барра или цитомегаловирусом. Уровни альфа1-антитрипсина, меди и церулоплазмина в сыворотке крови должны иметь вариант нормы. Аутоиммунный гепатит в качестве предполагаемого диагноза оправдан у больных с аналогичными находками, но менее выраженным отклонением от нормы уровня гамма-глобулина в сыворотке крови, более низкими титрами аутоантител, наличием в анамнезе злоупотребления алкоголем (в выше указанных дозах) или недавнего приема гепатотоксичных препаратов, недиагностированными отклонениями от нормы концетраций меди и церулоплазмина в сыворотке, а также с ложноположительными результатами исследований, направленных на выявление гепатита С. Для того чтобы уравновешивать должным образом все клинические, лабораторные и гистологические данные, а также объективно оценивать достоверность окончательного диагноза, разработана балльная система. Результаты терапии кортикостероидными гормонами также можно оценить в баллах; таким образом, ответная реакция на лечение может быть использована для подтверждения или исключения диагноза. В отличие от других форм хронического гепатита, при постановке диагноза аутоиммунного гепатита не нужно выжидать шесть месяцев, когда процесс перейдет в хроническую форму. Учитывая то, что заболевание часто протекает остро, диагностировать аутоиммунный гепатит можно в любое время его клинического течения.

Хотя наличие SMA, ANA и LKM-1 антител положено в основу классификации аутоиммунного гепатита, сами антитела не являются патогенными. Антиядерные антитела дают гомогенное или пятнистое свечение в непрямой реакции иммунофлюоресценции на клеточных линиях НЕр-2. Однако возможно также диффузно-гранулярное, центрометрическое, ядрышковое или смешанные виды свечения. Анализ результатов исследования показал, что пациенты с пятнистым свечением, как правило, моложе и имеют более высокий уровень аспартатаминотрансферазы, чем больные с другими видами свечения. Прогноз заболевания тем не менее никоим образом не зависел от вида свечения. До сих пор не ясно, является ли пятнистое свечение результатом высвобождения компонентов ядра при разрушении гепатоцита или иммунной реакции против ядерного антигена, тормозящей функции клетки в критической ситуации. Антигладкомышечные антитела свидетельствуют о наличии антител к актину или неактиновым компонентам (тубулину, виментину, десмину и скелетину). AT к актиновым нитям, выявленные в непрямой реакции иммунофлюоресценции на культуре фибробластов, высокоспецифичны для аутоиммунного гепатита. Мишенью при этом является полимеризированный F-актин, связанный с мембраной гепатоцитов. Хотя антитела к актину могут содействовать развитию антителзависимых клеточно-опосредованных цитотоксических реакций, прямых доказательств того, что они вызывают повреждение клеток печени, нет.

Антитела к микросомам 1 типа печени/почек — это антитела к микросомальному антигену 50-kDa печени и почек, который известен как цитохроммонооксигеназа, Р450 IID6. Антитела к LKM-1 ингибируют фермент в опытах in vitro, но не in vivo, поэтому их патогенность не была доказана. Антигенная детерминанта (эпитоп) для анти-LKM-1 — последовательность из 8 аминокислот (как изолированная, так и являющаяся составной частью последовательностей до 33 аминокислот). Связывание антител между 254 и 271 аминокислотами рекомбинантной Р450IID6 отличает больных с аутоиммунным гепатитом и анти-LKM-1 от больных с хроническим гепатитом С и анти-LKM-1. Антитела к анти-LKM-1 могут обнаруживаться при обоих заболеваниях, однако они относятся к двум различным типам антител, что определяется специфичностью эпитопа.

При аутоиммунном гепатите выявляется множество других аутоантител, однако ни для одного их них не доказана патогенность или клиническая значимость. Целью исследования является идентификация и характеристика этих аутоантител, с тем чтобы иметь представление об их возможных "мишенях" (аутоантигенах). Антитела к растворимому печеночному антигену (анти-SLA) связываются с печеночными цитокератинами 8 и 18. Они обнаруживаются только при аутоиммунном гепатите, но не образуют отдельную клиническую подгруппу. Их наибольшее клиническое значение, по-видимому, заключается в том, что у некоторых больных диагноз меняется с криптогенного хронического гепатита на аутоиммунный. Антитела к ткани печени/поджелудочной железы (анти-LP) обнаруживаются лишь у 17 % больных с аутоиммунным гепатитом 1 типа, у 8 % больных с аутоиммунным гепатитом 2 типа и у 3 % больных с хроническим гепатитом В или С. Напротив, их определяют в сыворотке крови у 33 % больных, которые являются серонегативными, по всем обычным антителам, выявляемым при заболеваниях печени. Поэтому анти-LP способны указывать на наличие другого подтипа аутоиммунного гепатита. Анализ на присутствие данных антител в сыворотке крови может оказаться полезным при классификации больных с криптогенным хроническим гепатитом. Антитела к асиалогликопротеиновым рецепторам (анти-ASGPR) являются специфичными для аутоиммунного гепатита и связываются с предполагаемым аутоантигеном. Антитела к анти-ASGPR человека обнаруживаются при всех типах аутоиммунного гепатита, в т. ч. у 82 % больных с антигладкомышечными и/или антиядерными антителами, 67 % больных с анти-LKM-1 и 67 % больных с анти-SLA. Аутоантитела направлены против трансмембранного гликопротеина гепатоцитов. Они могут захватывать и выделять потенциальные антигены, способствовать проникновению в цитоплазму гепатоцитов, индуцировать пролиферацию Т-лимфоцитов и активизировать Т-киллеры. Поскольку человеческие анти-ASGPR выявляются у 88 % больных с аутоиммунным гепатитом и лишь у 7 % больных с хроническим гепатитом, у 8 % больных с алкогольным гепатитом и алкогольным циррозом и 14 % больных с первичным билиарным циррозом, это позволяет говорить об их специфичности в диагностическом плане и использовать для наблюдения за активностью заболевания. Реакционная способность аутоантител коррелирует с активностью воспалительного процесса; в случае успешного лечения анти-ASGPR исчезают. Их отсутствие позволяет выделить тех больных, у которых развитие рецидива после окончания лечения менее вероятно.

Антицитозольные антитела 1 типа (анти-LCl) обнаруживаются в основном у больных, не зараженных вирусом гепатита С, и используются преимущественно для выявления анти-LKM-1-положительных больных с вирусным гепатитом С или без такового. Они определяются в сыворотке только у молодых людей (как правило, моложе 20 лет); их присутствие может быть связано со многими тяжелыми заболеваниями. Наличие антицитозольных антител установлено только у 32 % анти-LKM-1-положительных больных, не зараженных вирусом гепатита С, и, следовательно, их нужно рассматривать как дополнительную находку. У 14 % больных с аутоиммунным гепатитом они являются единственным маркером заболевания и также могут оказаться полезными при постановке диагноза молодым пациентам, у которых не находят традиционных аутоантител.

Перинуклеарные антинейтрофильные цитоплазматические антитела (pANCA) описаны недавно у больных с аутоиммунным гепатитом, однако их значение остается неясным. Их действие направлено против гранул, находящихся в цитоплазме нейтрофилов, и они обнаруживаются при гломерулонефрите, системных васкулитах, грануломатозе Вегенера, неспецифическом язвенном колите, первичном склерозирующем холангите и аутоиммунном гепатите. В отличие от пациентов с грануломатозом Вегенера, у которых наблюдается гранулярное, диффузное свечение цитоплазмы в реакции иммунофлюоресценции, у больных с первичным склерозирующим холангитом и аутоиммунным гепатитом свечение носит перинуклеарный характер (т. е. pANCA локализованы около ядра клетки). Реакция является чувствительной, а подобная перинуклеарная фиксация аутоантител — специфичной для этих заболеваний печени. Перинуклеарное свечение определяется у 93 % больных с тяжелой формой аутоиммунного гепатита 1 типа. Титр pANCA при аутоиммунном гепатите выше, чем при первичном склерозирующем холангите; кроме того, у больных с аутоиммунным гепатитом обнаруживаются преимущественно антитела изотипа IgG1.

У больных с аутоиммунным гепатитом 1 типа фенотипы HLA DR3 и HLA DR4 характеризуются различными клиническими проявлениями и ответными реакциями организма. HLA DR3 встречается у более молодых пациентов с более активным течением заболевания (что оценивается по уровням трансаминаз в сыворотке и выраженности патоморфологических изменений — наличию сливающихся некротических очагов и цирроза), нежели у тех, у кого HLA DR3 отсутствует. У больных с HLA DR3 рецидивирование гепатита после окончания лечения также происходит чаще, чем у больных с другими фенотипами. У них реже отмечаются ремиссии и чаще — ухудшения состояния во время лечения кортикостероидными гормонами. Кроме того, им чаще требуется пересадка печени.

Возрастной показатель больных с HLA DR4 выше; подавляющую их часть составляют женщины. Для больных с этим фенотипом характерны более высокие уровни Y-глобулинов, большая частота сопутствующих иммунных заболеваний и большая вероятность наступления ремиссии в процессе лечения. У них выявляются также анти-гладкомышечные антитела и антиядерные антитела в высоких титрах. Данные проявления связывают со специфическими аллелями в DR локусе. У больных с DRB1*0401 (подтипом HLA DR4) заболевание протекает легче, рецидивы после окончания лечения возникают реже и сам гепатит развивается позже, чем у больных с DRB3*0101 (подтипом HLA DR3). Эти аллели кодируют специфическую последовательность аминокислот в DR p-полипептиде, который определяет возможность каждой молекулы класса II связываться и представлять антигены Т-клеткам. Таким образом, они могут влиять на иммуннореактивность эффекторных клеток и изменять проявления заболевания и ответные реакции организма.

17. Каковы показания к лечению кортикостероидами?

Лечение традиционными методами продолжают до наступления ремиссии, развития побочных эффектов, клинического ухудшения состояния (срыва компенсаторных реакций) или подтверждения факта недостаточной эффективности. Под ремиссией подразумевается отсутствие клинических симптомов, исчезновение лабораторных показателей, указывающих на активный воспалительный процесс, и улучшение гистологической картины (обнаружение нормальной ткани печени, неактивного цирроза или портального гепатита). Снижение уровня аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови до уровня, в 2 раза превышающего норму, также свидетельствует в пользу ремиссии (при наличии других критериев). Для подтверждения ремиссии перед окончанием лечения следует выполнить биопсию печени, т. к. у 55 % больных, удовлетворяющих клиническим и лабораторным требованиям ремиссии, при гистологическом исследовании обнаруживается активный процесс. Обычно гистологическое улучшение наступает через 3-6 месяцев после клинического и биохимического выздоровления, поэтому лечение продолжают в течение всего вышеуказанного периода, после чего производят биопсию печени. Отсутствие эффекта от лечения характеризуется прогрессирующим ухудшением лабораторных показателей и/или клинических симптомов, появлением асцита или признаков печеночной энцефалопатии (несмотря на готовность больных выполнять все назначения). Данные изменения, так же как и развитие тяжелых побочных эффектов и отсутствие улучшения состояния больного в течение длительного времени, являются показанием к использованию альтернативной схемы лечения. После трех лет непрерывной терапии риск развития побочных эффектов начинает превышать вероятность достижения ремиссии. Лечение таких больных считается недостаточно эффективным, а уменьшение соотношения "польза-риск" оправдывает отказ от традиционной терапии в пользу альтернативной.

Существует две схемы лечения таких пациентов. Цель терапии низкими дозами преднизона — контроль за выраженностью симптомов и поддержание содержания аспартатаминотрансферазы в сыворотке крови на уровне, не превышающем нормальный в 5 раз; доза препарата при этом должна быть минимальной. Соответственно, суточную дозу преднизона снижают на 2,5 мг ежемесячно, пока не будут достигнуты поставленные цели. Для 87 % больных эффективная суточная доза преднизона составляет 10 мг или меньше (средняя доза — 7,5 мг/сут). У 85 % больных отмечается уменьшение выраженности побочных эффектов, появившихся во время проведения традиционной терапии; новые побочные эффекты не возникают; уровень смертности не отличается от такового у больных, которым осуществляется лечение традиционными дозами (9 и 10 % соответственно).

Цель терапии азатиоприном — поддержание состояния ремиссии, достигнутого в процессе традиционного лечения, без применения кортикостероидов. Это возможно при назначении фиксированной суточной дозы азатиоприна (2 мг/кг) и отмене преднизона. Снижение дозы препарата вследствие развития цитопении требуется только 9 % пациентов; побочные эффекты стероидной терапии сглаживаются; постепенно исчезает артралгия, вызванная отменой кортикостероидных гормонов. Сравнение эффективности двух описанных схем лечения не проводилось, поэтому определить, какая из них предпочтительнее, не представляется возможным. Тем не менее при выборе терапии необходимо учитывать вероятность развития онкологических заболеваний при использовании азатиоприна и его тератогенный эффект.

Проводилось изучение нескольких новых иммунодепрессивных и цитопротективных препаратов, но ни один из них не обладает большим эффектом в лечении аутоиммунного гепатита, чем стандартная терапия кортикостероидными гормонами. Циклоспорин обычно эмпирически назначают пациентам, у которых терапия стероидными гормонами оказалась неэффективной. Однако соотношение "польза-риск" и четкие показания к его применению до сих пор не установлены. Предварительные немногочисленные клинические исследования без использования слепого контроля показали, что FK-506 снижает сывороточный уровень аминотрансфераз и билирубина на 50 % от исходного, однако такая терапия сопровождается повышением концентрации креатинина на 150 %. В дополнение следует отметить, что четких доказательств того, что применение FK-506 вызывает клиническую, биохимическую и гистологическую ремиссию, нет, а исследования на животных позволяют предположить, что препарат даже способствует развитию фиброзных изменений в печени. Урсодезоксихолевая кислота способна изменять влияние HLA-антигенов I класса на мембрану гепатоцитов и уменьшать образование лимфокинов. Это служит теоретическим обоснованием ее назначения у пациентов с аутоиммунным гепатитом. Возможно, улучшение биохимических показателей, отмечающееся у больных с хроническим гепатитом, является результатом подобного иммуномодулирующего действия. (Данные получены при проведении предварительных клинических исследований.) Бреквинар и рапамицин — это новые иммунодепрессивные препараты, которые используются в транспланталогии, и теоретически должны быть эффективны при лечении больных с аутоиммунным гепатитом. Тем не менее клинические исследования данных препаратов еще не проводились.

Гормональные экстракты вилочковой железы стимулируют активность Т-супрессоров и ингибируют выработку иммуноглобулинов. Однако в процессе ранних контролируемых исследований не удалось обнаружить различий в частоте возникновения рецидивов заболевания после отмены традиционных препаратов у больных, получавших экстракты вилочковой железы, и у больных, таковых не получавших. Следует, правда, помнить, что оптимальные дозы, длительность лечения и способ введения пока точно не установлены, в связи с чем к пользе, которую могут принести данные препараты, необходимо относиться критически.

Полиненасыщенный фосфатидилхолин в сочетании с преднизоном успешно применялся в качестве начальной терапии у больных с аутоиммунным гепатитом, но его роль пока еще точно не определена. В результате контролируемого исследования двойным слепым методом было показано, что комбинированная терапия уменьшает активность патологического процесса (по данным гистологического исследования) в большей степени, чем монотерапия преднизоном, в основном за счет видоизменения мембраны гепатоцитов и блокирования или нарушения цитотоксических реакций. Однако в последующем эти данные не получили подтверждения. В настоящее время не рекомендуется назначать такую комбинированную терапию в начале лечения.

Аналогичные результаты получены при изучении аргинин тиазолидинкарбоксилата.

К сожалению, на сегодняшний день патогенетические механизмы развития аутоиммунного гепатита не изучены до конца. Когда это произойдет, при помощи лекарственных средств можно будет целенаправленно воздействовать на основные звенья патогенеза и регулировать ответную реакцию организма и проявления заболевания.

Новые лекарственные препараты будут обладать потенциальной способностью влиять на активность HLA-антитела, активацию лимфоцитов, выработку антител, пролиферацию эффекторных клеток, действие цитокинов, молекулярную адгезию и отложение фибрина. Внедрению их в клиническую практику ни в коей мере не должно помешать устоявшееся мнение, что кортикостероидные гормоны незаменимы. Тем не менее все новые способы лечения, прежде чем они будут рекомендованы для широкого применения, должны пройти тщательную проверку в контролируемых клинических исследованиях.

ВАКЦИНЫ ПРОТИВ ГЕПАТИТА И ИММУНОПРОФИЛАКТИКА

Успех иммунизации основывается на одной главной идее: у человека имеются специфические иммунологические механизмы, которые могут быть запрограммированы на защиту организма от возбудителей инфекционных заболеваний. Стимуляция иммунных механизмов осуществляется посредством прямого введения инфекционных агентов или их частей в форме вакцины. Золотая эра развития вакцинации началась в 1949 г. с открытием репродукции вирусов в культуре клеток. Первым запатентованным продуктом, полученным при помощи новой технологии, стала трехвалентная инактивированная формалином полиомиелитная вакцина Солка (Salk). Вскоре были созданы вакцины против вирусного гепатита А и В (возбудители которых открыты в 1973 и 1965 гг. соответственно).

4. Что такое иммунопрофилактика?

При иммунопрофилактике, или пассивной иммунизации, готовые антитела, полученные в результате иммунизации животных и людей или из сыворотки переболевших естественным путем, используют для предотвращения развития или изменения естественного течения болезни у инфицированного человека. Пассивная иммунизация обеспечивает лишь кратковременную защиту организма (от нескольких недель до нескольких месяцев). Иммунопрофилактика считалась основным методом предупреждения развития вирусного гепатита А и В до появления соответствующих вакцин. Пассивная иммунизация может осуществляться также естественным путем при передаче иммуноглобулинов класса G от матери плоду. Таким образом, в крови новорожденного содержится определенное количество материнских антител, которые несколько месяцев обеспечивают защиту от многих бактериальных и вирусных инфекций, т. е. предохраняют ребенка от заражения в тот критический период, когда его иммунная система еще не полностью сформирована. В течение первого года жизни материнские антитела исчезают.

На заре развития пассивной иммунизации сыворотку, содержащую антитела (например лошадиную сыворотку), вводили непосредственно в кровь реципиента. Недавно был разработан метод фракционирования сыворотки с последующим выделением и концентрированием необходимых антител

6. Какой тип иммунопрофилактики используется при гепатите А?

Очень хорошей профилактической мерой является назначение сывороточного имму-ноглобулина G (IgG). Если время возможного контакта с возбудителем (например пребывания в местах повышенного риска заражения) не превышает 3 месяцев, IgG вводят в дозе 0,02 мл/кг. При более длительном контакте рекомендуется повторять введение препарата каждые 5 месяцев в дозе 0,06 мл/кг. Иммунопрофилактика иммуноглобулином G дает прекрасные результаты. Однако данный метод весьма непрактичен, поскольку иммунитет создается лишь на несколько месяцев. Введение IgG, как правило, безопасно, однако возможно появление лихорадки, миалгии и болей в местах инъекций.

1. Активная иммунизация. До и после контакта с возбудителем рекомендуется использовать вакцину против гепатита В, впервые запатентованную в США в 1981 г.

2. Пассивная иммунизация. Гипериммунный глобулин обеспечивает временный пассивный иммунитет и вводится некоторым больным после контакта с возбудителем.

1. Heptavax-B (Merck, Sharp & Dohme) разработана в 1986 г. Она содержит поверхностный антиген вируса гепатита В, выделенный из плазмы пациентов с хроническим гепатитом. Вакцина стимулирует выработку антител к детерминанте а HBs-антигена, эффективно нейтрализующих различные подтипы вируса гепатита В. Ее эффективность подтверждена многочисленными фактами, однако изготовление ее обходится весьма дорого, а очистка и инактивация требуют применения различных физических и химических методов. С учетом этих сложностей были разработаны альтернативные способы получения вакцины, ведущим из которых является метод рекомбинантной ДНК. 1 мл вакцины, полученной из плазмы, содержит 20 мкг HBsAg.

2. Recombivax-HB получена в 1989 г. и производится Merck, Sharp & Dohme Research Laboratories (West Point, PA). Она представляет собой неинфекционную, неглико-лизированную вакцину, содержащую HBsAg подтипа adw, полученную с использованием технологии рекомбинантной ДНК. Дрожжевые клетки (Saccharomyces cerevisiae), ккоторым фиксирован HBsAg, культивируют, центрифугируют и гомогенизируют при помощи стеклянных шариков, после чего HBsAg очищают и абсорбируют на гидроксиде алюминия. 1 мл вакцины содержит 10 мкг HBsAg.

3. Engerix-B (SmithKline Biologicals, Rixensart, Belgium) — это неинфекционная рекомбинантная вакцина против гепатита В. Она содержит поверхностный антиген вируса гепатита В, который фиксирован на дрожжевых клетках, прошедших генно-инженерную обработку. Клетки культивируют, после чего HBsAg очищают и абсорбируют на гидроксиде алюминия. 1 мл вакцины содержит 20 мкг HBsAg.

13. Необходима ли ревакцинация? Как часто она выполняется?

Длительность существования антител напрямую связана с их максимальной концентрацией, полученной после введения третьей дозы вакцины. Наблюдение за взрослыми пациентами, вакцинированными Heptavax-B, показало, что у 30-50 % реципиентов антитела полностью исчезли или их уровень значительно снизился. В процессе продолжительных исследований выявлено, что, несмотря на отсутствие анти-HBs в сыворотке крови, невосприимчивость к вирусу гепатита В у взрослых и детей сохраняется не менее 9 лет. В некоторых работах подчеркивается тот факт, что за 9 лет наблюдения снижение уровня анти-HBs в группах гомосексуалистов и эскимосов Аляски (группы, наиболее подверженные риску заражения гепатитом В) составило 13-60 %. Тем не менее, хотя ревакцинация и не проводилась, у всех иммунизированных сохранилась 100 % невосприимчивость к заболеванию. У отдельных лиц, полностью утративших анти-HBs, в последующие годы отмечались "серологические" вспышки инфекции (диагноз ставился при обнаружении в сыворотке HBs-антител). Клинические симптомы при этом отсутствовали и HBsAg не определялся, из чего следует, что подобные проявления не имеют клинического значения, а после вакцинации формируется стойкий иммунитет. Таким образом, ревакцинировать здоровых взрослых и детей не рекомендуется. Больным с иммунодепрессивными состояниями (например находящимся на гемодиализе) необходимо вводить дополнительную дозу вакцины при снижении уровня анти-HBs до 10 мЕД/мл или ниже.

lechipechen.narod.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *