Блэки хол синдром уникума

by:

Инфекции

Хол Блэки «Синдрома Уникума» (описание серии книг)

Название: Синдрома Уникума/Sindroma Unicuma

«Синдрома Уникума» Блэки Хол – фэнтези не традиционное, а городское. В серии 4 части: «Предновогодье. Внутренние связи», «Выход в свет. Внешние связи», «Sindroma Unicuma. Finalizi» и «Эпилог».

Сюжет: Эва переводится из провинциального колледжа в столичный магический ВУЗ посреди семестра, что само по себе неприятно. С первого же дня девушка, словно магнит, притягивает к себе неприятности, что худа похуже. Но самое страшное, и абсолютный и относительный потенциал (умение видеть вис-волны, читай, колдовать) у нее равно нулю.

Что же делает «слепая» среди висоратов? Как умудряется скрывать свою тайну от посторонних? И как долго продлится для нее пытка, под названием «обучение», если впереди сессия, а рядом – полно недоброжелателей?

Положительный отзыв: название любовно-фантастического романа Блэки Хол «Sindroma Unicuma» интригует, манит заглянуть внутрь книги и понять, какая же тайна скрывается за вязью латинских букв, столь непривычной для глаз отечественных читательниц.

Но добраться до разгадки походя – не удается. Словно за семью запорами она прячется за долгой преамбулой, описывающей недавнее прошлое того удивительного мира, путешествовать по которому нам предстоит вместе с главными героями романа. Да и основное повествование мгновенных и точных ответов на все вопросы не дает.

Докапываться до истины приходится долго, вдумчиво и кропотливо. Но тем интереснее, не правда ли?

Начинать, естественно, следует с первой части под названием «Предновогодье. Внутренние связи». В ней главная героиня Эва переводится в столичный магический ВУЗ, изучает его порядки (как декларируемые, так и фактические), находит друзей и врагов, знакомится с чудовищем из подземелья, с парнем из «золотой молодежи» и с преподавателем, о котором втайне мечтают большинство девушек института.

Вторая книга – «Выход в свет. Внешние связи» – продолжает описывать непростые студенческие будни «слепой» девчонки среди одаренных висоратов, немало места уделяя ее личной жизни и подготовке к посещению светского приема в Доме правительства – грандиозного события, где каждый участник оказывается под прицелом многочисленных камер.

Третья, но не последняя, несмотря на название, часть – «Sindroma Unicuma. Finalizi» рассказывает о повседневности героини после того, как она отыскала своего возлюбленного и потеряла приятеля, к которому относилась, как к младшему братишке. Только в ней тайна Эвы, наконец, оказывается разгаданной.

Завершает произведение «Эпилог». В нем происходят ожидаемые и знаковые события: Эва оканчивает институт, выходит замуж, узнает, где находится ее мать и отправляется на долгожданную встречу с ней. Хотя не обходится и без драматических моментов, но завершается история счастливо!

Обратите внимание: серия «Sindroma Unicuma» Блэки Холл – очень объемная. Даже эпилог в ней – это не несколько строчек напоследок, а целая книга!

С другой стороны, на затянутость повествования сетовать не годится – оно насыщено событиями, персонажами, эмоциями, а не абстракциями. Каждый кусочек – нужная часть мозаики, без которой общее полотно не станет совершенным.

От себя добавлю, что еще и продолжение прочла бы, если бы таковое существовало, настолько увлекательным оказалось произведение.

Рекомендации: перед вами нетипичное фэнтези. В нем магия – очередное достижение развивающегося человечества, а не нечто природное или, наоборот, привнесенное извне. И магический Вуз, как две капли воды похож на наш, земной, а не на тот, что вы привыкли встречать в романах про учебу в магических академиях.

Так что читать серию я хочу порекомендовать не любительницам фэнтези, а ценительницам любовных романов. Несмотря на неожиданный антураж, именно чувственная история Золушки и Принца, которым быть вместе не полагается, а порознь – не удается – основа сюжета, его главная ценность.

Похожие произведения: не назовешь фэнтези и романы из цикла «Метаморфозы» Марины и Сергея Дьяченко. Первая из книг: «Vita Nostra» тоже рассказывает об обучении простой девочки-подростка в ой-каком непростом учебном заведении.

В свое время эта книга далась мне тяжело, но произвела очень большое впечатление, вызвала шквал эмоций и заставила задуматься об общечеловеческих ценностях, а потому попала в список самых любимых книг.

С уважением, Наталья Вереск – автор литературного блога «Наталкина читалка».

www.natalkina-chitalka.ru

Читать онлайн «Sindroma unicuma. Книга1.» автора Хол Блэки — RuLit — Страница 1

Книга 1. Предновогодье. Внутренние связи.

За пятьдесят лет до описываемых событий

— Рассчитываю на приватность разговора, — продолжил Волеровский, дернув носком начищенных туфель — единственный признак того, что второй секретарь нервничал.

— Обстоятельства складываются таким образом, что малейшее промедление может в скором времени привести к политическому коллапсу в стране, — как обухом по голове выдал Волеровский.

Раздумывая, он промолчал. Собеседник истолковал молчание по-своему:

— Три года назад ученый Отто Висбраун случайно открыл неизвестное дотоле науке излучение, и его открытию не придали особого значения. Первооткрыватель в шутку назвал новый вид волн вис-волнами, аномалии, создаваемые ими — вис-полями, а науку — висорикой. Глупое и смешное название.

— Баловство, — махнул рукой Семут. — Никакой пользы, хотя и вреда никакого. Я совершенно не верю в его открытие.

— Не скажите, Кирилл, — осадил Волеровский. — Несмотря на ваш скепсис, скажу, что вис-волны реальны. Они существовали задолго до появления человечества, есть сейчас, никуда не денутся после нашей смерти и переживут наших внуков, правнуков и праправнуков. Вис-волны также естественны, как звуковые, световые и электромагнитные волны, и частично обладают такими же характеристиками. В настоящий момент пространство этой комнаты пронизано вис-волнами, но, увы, мы с вами увидеть их не можем.

Семут хмыкнул. Оно, конечно, кому как. Волеровский заметил его недоверчивость.

— По данной теме есть открытые исследовательские работы и научные диссертации. Пока открытые, так что если поспешите, то успеете ознакомиться. В них весьма подробно и доступно описана физика явления. Но учтите, в ближайшее время правительство планирует перевести данную программу на особый режим.

www.rulit.me

Книга 2. Выход в свет. Внешние связи

Конечно же, я не призналась Марату, что рисунок из перевитых прутиков мне знаком. Когда мы спустились с чердака, коричневые пятна на спине парня исчезли, и униформа вернула прежний желтый цвет.

— Ткань хорошо впитывает, — пояснил он на мой вопрос.

Марат провел меня узким боковым коридором, на который я ни разу не обратила внимания во время прогулок на чердак. По крошащимся местами ступеням мы спустились напрямик в пустой освещенный холл. От огоньков гирлянд, мельтешащих в многочисленных зеркалах, заболели глаза. Усталость брала свое.

Напоследок я просила у черноглазого горниста:

— А как же Агнаил? Он тоже скоро уедет?

— Ты и с ним знакома?

— Случайно видела в хозчасти.

Марат сделался серьезным:

— Ему осталось полгода.

— Он… ну… — замялась я, — счастлив?

— Не знаю. Наверное, — пожал плечами парень.

— Уедешь ты, следом — Аг…

Предновогодье. Внутренние связи

За пятьдесят лет до описываемых событий

— Семут, я знаю вас как умного и здравомыслящего человека. Наши контакты в комиссии по науке позволяют думать, что мы найдем общий язык и по другому щекотливому вопросу, — после приветствия перешел к делу Волеровский, взмахом руки предложив гостю располагаться в кресле. Сам он устроился в соседнем, и, откинувшись на кожаную спинку, заложил ногу на ногу. Однако расслабленная поза Волеровского не смогла обмануть Кирилла: второй секретарь был напряжен и долго раздумывал, прежде чем вызвать его к себе.

Тон и слова, с которых начал разговор хозяин кабинета, взбудоражили Семута, но он не подал виду, что заинтригован.

В одну ночь город подвергся нападению. Вторжение готовилось постепенно и незаметно глазу, но, подойдя наутро к окну, я застыла, очарованная зеленым волнующимся морем. Волны еще не набрали силу: легкая дымка листвы покрыла деревья нежным невесомым пухом. Но уже через несколько дней зеленая стихия зашумела сочной листвой. Теперь Мэл оставлял окно приоткрытым на ночь, и в комнаты врывалась весна, пахнущая клейкими молодыми листьями и зацветшим миндалем.

Судебный процесс над Ромашевичевским и Эльзой Штице проистекал при скоплении прессы и любопытных. Нездоровый ажиотаж подогревали адвокаты Эльзушки, раздувавшие скандал из любой мелочи. Они обвиняли следствие в попытках принуждения, давления и в подтасовке улик. В конце концов, премьер-министра, лично отслеживавшего течение судебных заседаний, утомила мышиная возня, и окриком сверху процесс протек быстро, гладко и завершился ожидаемо.

Максимилиана Эммануиловича Ро…

Судебный процесс над Ромашевичевским и Эльзой Штице проистекал при скоплении прессы и любопытных. Нездоровый ажиотаж подогревали адвокаты Эльзушки, раздувавшие скандал из любой мелочи. Они обвиняли следствие в попытках принуждения, давления и в подтасовке улик. В конце концов, премьер-министра, лично отслеживавшего течение судебных заседаний, утомила мышиная возня, и окриком сверху процесс протек быстро…

Sindroma unicuma. Finalizi

Sindroma unicuma. Finalizi*.

Finalizi* (пер. с новолат.) — финальная

И снова разум скажет мне: "Не тот",

Но перестанет ль сердце жарко биться,

Коль взгляд случайно упадет

На моего красавца-принца.

Я не могу отринуть взгляда нить,

Не слушая уверенных советов,

Смотрю в глаза того, кого хочу забыть:

"Лишь прикоснись, молю об этом!"

Что это? Лихорадка? Дрожь?

И чувства, и слова уносит ветром.

Одно я знаю, если ты уйдешь —

Мир без тебя останется бесцветным.

Где свет, где тьма — понять бы мне самой,

Чтоб в сумерках зари взлететь звездой.

Автор: Ольга (ПростоМария) .

*таю, таю)) Читаю, перечитываю — и таю))*

1. О нелегких буднях настоящих леди и о тех, других.

Есть обстоятельства, над…

Выход в свет. Внешние связи

Книга 2. Выход в свет. Внешние связи.

Конечно же, я не призналась Марату, что рисунок из перевитых прутиков мне знаком. Когда мы спустились с чердака, коричневые пятна на спине парня исчезли, и униформа вернула прежний желтый цвет.

— Ткань хорошо впитывает, — пояснил он на мой вопрос.

Марат провел меня узким боковым коридором, на который я ни разу не обратила внимания во время прогулок на чердак. По крошащимся местами ступеням мы спустились напрямик в пустой освещенный холл. От огоньков гирлянд, мельтешащих в многочисленных зеркалах, заболели глаза. Усталость брала свое.

Напоследок я просила у черноглазого горниста:

— А как же Агнаил? Он тоже скоро уедет?

Предновогодье. Внутренние связи

Книга 1. Предновогодье. Внутренние связи.

* Sindroma unicuma, синдрома уникума — (перевод с новолатинского) — уникальный синдром

Это мог быть затяжной пролог

В летний солнечный день, перевернувший всю его дальнейшую жизнь, Кирилл был несколько удивлен, узнав, что вызван для беседы ко второму секретарю министерства образования.

— Семут, я знаю вас как умного и здравомыслящего человека. Наши контакты в комиссии по науке позволяют думать, что мы найдем общий язык и по другому щекотливому вопросу, — после приветствия перешел к делу Волеровский, взмахом руки предложив гостю располагаться в кресле. Сам он устроился в соседнем, и, откинувшись на кожаную спинку, заложил ногу на ногу. Однако расслабленная поза Волеровского не смогла о…

readli.net

Читать онлайн «Sindroma unicuma. Книга 1.»

* Sindroma unicuma, синдрома уникума — (перевод с новолатинского) — уникальный синдром

Это мог быть затяжной пролог

За пятьдесят лет до описываемых событий

— Семут, я знаю вас как умного и здравомыслящего человека. Наши контакты в комиссии по науке позволяют думать, что мы найдем общий язык и по другому щекотливому вопросу, — после приветствия перешел к делу Волеровский, взмахом руки предложив гостю располагаться в кресле. Сам он устроился в соседнем, и, откинувшись на кожаную спинку, заложил ногу на ногу. Однако расслабленная поза Волеровского не смогла обмануть Кирилла: второй секретарь был напряжен и долго раздумывал, прежде чем вызвать его к себе.

— Несомненно, — подтвердил Кирилл, — можете быть уверены, сказанное здесь останется между нами.

Волеровский кивнул и замолчал, а Семут с интересом ждал. Второй секретарь был старше Кирилла на двенадцать лет и успел пройти неплохую школу политических интриг. Его карьера росла медленно, но к большему он и не стремился или делал вид, что ему достаточно имеющихся регалий.

Кирилл Семут знал Волеровского как принципиального и прямолинейного человека, а схлестнувшись с ним пару раз в дебатах, понял, что за открытой и располагающей к себе внешностью скрывался незаурядный ум, жестокий и изворотливый. Несмотря на разницу в возрасте и на работу в разных министерствах, Семуту и Волеровскому удалось найти общий язык, что позволило проталкивать в законопроектах нужные им обоим интересы.

— Не совсем понимаю, о чем речь, Эогений Михайлович, — ответил вежливо Семут. — В нашем министерстве спокойно, причин для паники нет.

— Пока спокойно, — прервал Волеровский. — Что вы знаете о висорике?

— Вот вы о чем. Да, в исследовательском институте есть отдел, который занимается анализом данных и проводит научные разработки по висорике, но изыскания ведутся на любительском уровне и похожи на аферу чистой воды. В следующем году запланировано уменьшение инвестиций по данному направлению.

— На вашем месте, Кирилл, я бы не спешил с выводами, — Волеровский мог позволить обращаться к Семуту по имени, и тот закрывал глаза на его фамильярность, — и хочу сказать, что правительство обратило самое пристальное внимание на это научное направление. Мы давно прощупываем почву и собираем по крупицам необходимую информацию.

Кирилла насторожила многозначительность местоимения «мы». Значило ли это, что за Волеровским стояли люди, занимающие более высокое положение, чем он сам? Сколько их, и насколько они могущественны?

Кирилл знал, что означала фраза «особый режим». Повышенная секретность, жесточайший контроль над утечками информации, грандиозные финансовые вливания и тотальное влияние на всё и вся, что имело отношение к теме.

— Но зачем? — пожал он плечами. — Особой выгоды здесь нет. От вис-волн никакой пользы, и сомневаюсь, что когда-нибудь в них возникнет потребность.

— Согласен. Волны не видел никто. Никто из обычных людей, таких как мы с вами, как ваша соседка с верхнего этажа, и, как ни прискорбно признавать, — Волеровский возвел глаза к белоснежному потолку, — там тоже никто не видел вис-волны при всем своем желании. Но есть люди, для которых соприкосновение с волнами также естественно, как, например, для вас ежеутренние процедуры, — Семут покраснел, а Волеровский усмехнулся, но усмешка тут же пропала с его лица.

— И что же это за невероятные личности? Полагаю, сам первооткрыватель и его обкурившиеся коллеги.

— Такие люди есть, и их немало. Возможно, вы будете смеяться над моими словами, но факт остается фактом: это экстрасенсы и прочая ерундистика, которую мы относим к миру паранормальных явлений.

— Что-о? — Семут смеяться не собирался. Скорее, его ошарашил неожиданный ответ.

— Ведьмы, йоги, колдуны, шаманы, экстрасенсы, медиумы, ясновидящие, волхвы, друиды, поклонники мистических культов, умеющие левитировать, читать мысли, видеть сквозь стены, лицезреть ауру, болезни тела и духа и излечивать их, накладывать порчу и проклятия, разговаривать с потусторонним миром, а также обладающие прочими сомнительными способностями — вот контингент, который в своей «работе» задействует вис-волны.

— Верится с трудом, — выдавил пораженный донельзя Кирилл.

— А вы поверьте. Если от этой массы отсеять шарлатанов и оставить тех, кто действительно обладает паранормальными способностями, то их наберется достаточно. В большинстве эти личности не имеют ни малейшего понятия о природе своих возможностей и полагаются на интуицию и внутренний голос. Встречаются и такие, кто пробуждает в себе знания и умения за счет особых длительных тренировок или медитаций. И будьте уверены, паранормалы либо видят вис-волны, либо осязают, либо слышат их, но, скажем так, на кустарном уровне.

— А нам-то что с того? — пожал плечами Кирилл. Информация выглядела невероятной и казалась розыгрышем, если бы сидящий перед ним человек не был сейчас серьезен.

— За три года, прошедших с момента открытия волн, Висбраун вместе с группой энтузиастов провел немало опытов и исследований. То, что начиналось как невинное увлечение, постепенно переросло в нечто более серьезное. Кстати, Висбраун и его последователи отделились от официальной науки, оборудовав небольшую лабораторию в провинции. Денежных средств не хватает, но многое зиждется на энтузиазме ученых и подопытных добровольцев.

— Подопытных? — ужаснулся Кирилл.

— Что вас напугало? — улыбнулся впервые за время разговора Волеровский, и его хмурое лицо просветлело. Неожиданная смена эмоций на лице собеседника выбила Кирилла из колеи.

— Неужели они ставят опыты на людях? А официальное разрешение от департамента санитарного контроля, от медицинского департамента.

— Ну-ну, Кирилл, — засмеялся Волеровский, — сейчас в вас говорит прирожденный чиновник-бюрократ. Вы же понимаете, что при обычных условиях Висбраун никогда бы не получил разрешение, поэтому эксперименты носят подпольный характер. Поймать его за руку мы не можем, хотя имеем своих людей в среде ученых-висориков.

— Невероятно! Неужели есть добровольцы? — потер лоб Кирилл.

— Более того, выяснилось, что паранормалов среди обывателей значительно больше, чем указывает статистика, и они охотно идут на контакт с лабораторией Висбрауна. Пусть бы изучали свои способности на здоровье, но настораживает один факт. Проводимые Висбрауном опыты таковы, что полученные результаты поражают воображение. При правильном использовании вис-волн эффективность паранормальных способностей увеличивается в несколько раз и перестает носить стихийный характер.

— Расскажу на примере. Любой ясновидящий, оправдываясь в своем промахе, скажет, что бывают дни, когда его способности резко снижаются, или ему мешает что-то постороннее. Иногда сеанс чревовещания прекращается якобы по причине нежелания потусторонних сил идти на контакт. Кроме того, зачастую предсказания бывают размытыми, нечеткими, обрывочными. Подобные «препятствия» и другие отговорки экстрасенсов позволяют нам относиться скептически к миру паранормальных явлений, считать их выдумкой и мистификацией. А теперь представьте, что ясновидящий, вместо туманных намеков на казенный дом и дальнюю дорогу, скажет, будто вчера вы посетили публичный дом, а сегодня планируете принять взятку от посетителя. Каково? Если принять за факт, что он сказал правду, а, Кирилл? — Волеровский захохотал.

Семут пораженно выдохнул, покачал головой:

— Похоже на фантастику. Получается, передо мной провидец со стопроцентной правди .

knigogid.ru

Школы Магии и Колдовства

Читаю только законченные произведения.

Из того, что понравилось и запомнилось:

Академия стихий — Гаврилова, Жильцова

ВШБ — Высшая школа Библиотекарей

Другой мир — Косухина

Городская магия — Измайлова

Академия проклятий — Звездная

Из того, что не понравилось:

Елена Звездная — Академия Ранмарн

Вообще не понравилось и не зацепило.

Ещё Магфиг — Кружевский

Забыла упомянуть Академия колдовских сил. Салочки с демоном. Осилила больше половины книги, но таки бросила.

И всем то нужна саламандра и вся она такая особенная, как она вообще осмелилась из дома выходить, если за каждым кустом притаился желающий её в жены. Бррр Героиня раздражала все время.

Спецшкола для нечисти — Николаева . Это не спецшкола для нечисти, это детский сад! Как не пыталась прочесть до конца ( не люблю бросать книги на пол пути), но вот все персонажи раздражают и все тут! Начиная с главной героини, которая страдает шизофренией и ведет занимательные беседы сама с собой, продолжая директором, который ведет себя как тюфяк и заканчивая всеми остальными учениками и учителями. Не пришелся по душе совершенно никто!

Светлым по темной — Чайкова. Я долго пыталась найти в книге хоть что-то, но, видимо, не судьба. Как то прочитав аннотацию я приготовилась к захватывающему приключению, к жизни в стане врага, преподаванию ( ожидала чего-то вроде преподавательницы из книг О вкусах не спорят, о вкусах кричат). А что получилось в итоге? Я так и не смогла себя пересилить и дочитать хотя бы до момента прибытия героини к месту назначения. Ну зачем так растягивать этот момент?

Таким отдельным особняком у меня стоит Маргарита Блинова — Тяжело быть студентом , прочла 3 книги, но дальше читать не собираюсь, довольно предсказуемо получилось, и до 3 книги много было странных моментов, на которые я закрывала глаза, но дальше — никак, баста!

Как это грамотно сделать, я же не смогу подряд добавить подряд более 1 сообщения.

Смешная, да, но я как то большего ожидала, сама задумка — конфетка, а реализация мне не очень нравится.

Да, текста много, но лично я читала запоем и мне совершенно не хотелось, что бы серия заканчивалась. Это одна из немногих, серий, которые я собираюсь перечитывать!

Пожалуй, отметим это сообщение как ода Синдрому уникума. Рецензия на всю серию, есть пару спойлеров, старалась их сделать как можно незначительнее.

Вторая книга понравилась немного меньше, чем первая. Согласна, кое-что было лишнее, кое-что растянуто, часть про пьессу я вообще пропутила.

Раздражало поведение героини, сама что-то делает, Мэл злится, она на него скалится, потом думает таки да, если бы он так поступила — она бы его прибила. Ну а про этот прием вообще нет слов. Чем думал Петя, приглашая девушку не обремененную деньгами? Совершенно логичным было бы объяснить ему, сколько стоит прием и если он так хочет что бы с ним рядом была именно она — пусть сам раскошелится.

Невозможно оторваться и сразу перехожу к следующей части.Я читала каждую свободную минуту, пару раз не могла оторваться до утра, понимаю, что нужно остановиться и поспать хоть немного, думаю, ну вот, ещё пол часика и точно выключаю, ну вот, завершится определенная сцена и точно спать, ну, что уж тут оставлять какую-то сотню страниц, дочитаю и усну.

В каждой книге, по отдельности, есть свои недостатки: там что-то лишнее, что-то несуразное, что-то, что не понравилось, но, сейчас, возвращаясь ко всем книгам сразу, сердце замирает, в голове прокручиваются те или иные сюжетные линии, поступки персонажей. Хочется быстро найти что-то на столько же стоящее, что бы не так сильно расстраиваться из-за окончания.

Да, сам финал финальной книги слегка подкачал, я даже насторожилась, нет ли ещё одной книги, но. нет.

Несколько подробностей: не понравилось, что переворот был лишен внимания, что так и не понятно, что с теми ангелами в институте, зачем было сводить Альрика с этой аспиранткой? Она не из его вида, он всю книгу в упор её не замечал, а тут бац и пошло-поехало, почему из всех встреченых нами оборотней, все жили со своей рассой, а он взял человечку? Мы же встречали пар подрастающих особей женского пола, всего-то и надо было, что потерпеть. Ну, это меня уже понесло.

Понравилось некое отсутсвие штампов, понравились отсупления, когда менялся персонаж от чьего имени велся рассказ, я бы даже не подумала, что Мэл такой продуманный, да и Рябушкин удивил, хотя чего тут удивляться, ещё после клуба я его вычеркнула из привлекательных персонажей. Макес поймал подвзку. И что? Что? Хоть бы словечком намекнули, нашел ли он то, что искал. Что с Дэном? Как в итоге его судьба сложилась?

Предлагаю написать продолжение, но от лица других героев, там и переворот осветить и приход Мелешина к власти.

После прочтения меня редко посещает такая мыслно, но после этой серии посетила. Мысль:"Сколько времени пройдет что бы впечатления стерлись, стерлись подробности и забылись герои. Сколько пройдет времени, прежде чем, я с удовольствием вновь открою первую книгу на первой странице и погружусь в мир висораторства. "

lady.webnice.ru

Блэки хол синдром уникума

Трубка обрушилась на рычажки, а мужчина посмотрел на платок.

— Хоть выжимай. Итак, на работу продолжаете ходить по прежнему графику. За прогул с вас удержат половину недельной зарплаты, к сожалению, — взглянул на меня виновато. — Выдюжите?

— Выдюжу, — кивнула я, раздосадованная заботливостью Стопятнадцатого. У меня же в сумке лежат девять штукарей.

— Пропущенные часы придется отработать в качестве курьера на нашем факультете, за что спасибо Нинелле Леопардовне. То бишь предлагается погасить задолженность при деканате. Согласны?

Я кивнула. Бедный Генрих Генрихович! Ради меня пошел на жертву, пригласив на ужин начальницу отдела кадров, но та побрезговала предаваться вкусовому наслаждению в институтской забегаловке. Хотя по лицу декана не заметно, что он опечален отказом.

— Когда собираетесь потрудиться: сегодня или в другое время?

Зачем затягивать с долгами, внеурочно навешавшимися на мою шею? Надо соглашаться на курьерство, и поскорее, потому что завтра никак не получится. Завтра у меня поход по магазинам, если Петя не потребует билет обратно.

— Сегодня. Могу даже сейчас, — кивнула я с готовностью.

— Хорошо. Отработаете, и я напишу записку. Завизируете её в отделе кадров и сдадите в бухгалтерию. Сумку оставите здесь? — поинтересовался участливо Стопятнадцатый. Видимо, представил, как я, с языком на одном плече и с сумкой на другом, ползу на последнем издыхании по коридору, доставляя нужные документы по назначению.

— Нет, при себе, — отказалась я и продолжила фантазию декана. Я ползу, ползу… Вокруг взрываются снаряды, свистят пули, стонут раненые… Доползаю до штаба и отдаю в руки комдива Вулфу карты с крестиками вражеской дислокации. Вокруг радуются бесценной информации, доставленной вовремя, а я умираю с улыбкой на лице от случайной шрапнели. И мне поставят памятник. Вот.

Какой штаб, какие враги? День на дворе, солнце светит, а в институте не хватает курьеров.

— Генрих Генрихович, а как быть с экзаменом по элементарной висорике? — закинула я робко удочку.

— С экзаменом? — задумался на мгновение Стопятнадцатый. — Я поговорил с Теолини с глазу на глаз, но без упоминания имен. В любом случае вам нужно посетить экзамен и получить отметку в ведомости, пусть даже неудовлетворительную. Важен факт присутствия. Теолини согласен обождать час с погашением ведомости.

Я послала виноватый взгляд декану. Вот Генрих Генрихович и докатился до подлога, и всё из-за меня — глупой безнадежной невисоратки.

— И не потребовал ничего взамен?

— Покамест ничего, — развел руками мужчина.

Подозрительное безвозмездное согласие, или Стопятнадцатый не договаривает.

— От вас потребуется зайти на экзамен в числе последних студентов, а по выходу немедленно посетить деканат, — уточнил подробности завтрашней аферы мой покровитель. — Я буду ждать.

— Генрих Генрихович, очень неудобно втягивать вас… — пробормотала я с покаянным видом. — Простите! Может, лучше на пересдачи?

— Ни в коем разе, милочка. Послестрессовый синдром может свалить и быка, а что говорить о вас?

Стопятнадцатый свято уверовал в психическую депрессию, которая неслышно подкрадывалась ко мне после вчерашнего происшествия в лаборатории. Не знаю, какова достоверность его прогноза, но на данный момент меня одолевал один-единственный стресс, связанный с нахалом Мэлом. Нет, с однокурсником Мелёшиным.

В качестве курьерской миссии декан поручил разнести извещения об общеинститутском хозяйственном совете. Как пояснил Генрих Генрихович, в подвальных помещениях после ремонтных работ повредились телефонные кабели, поэтому часть левой половины здания оказалась отрезанной от оперативного сообщения, а сбор по вопросам хозяйствования был назначен через три часа.

Возможно, под ремонтными работами Стопятнадцатый подразумевал Некту, со скуки перегрызшего цветные провода. Мне казалось, только полный идиот, ремонтируя что-то одно, мог одновременно повредить что-то другое, разве что сознательно и методично долбасил черенком лопаты, размолачивая оплетку и жилы кабелей.

— Связисты спустились вниз и приступили к восстановлению линий, но у нас ничего не делается быстро. Сомневаюсь, что пробой будет найден к концу дня, — поделился бедой мужчина, а я задумалась о том, как декан выкручивался бы с доставкой сообщений, не попадись под руку мой прогул.

Меня посетило подозрение, что Стопятнадцатый на ходу выдумал задание, лишь бы занять курьерские часы. Однако извещения оказались закрытыми в белые конверты, с отпечатанными на машинке пунктами назначения и голографическими оттисками нематериального факультета — куратора предстоящего сбора. Не тяп-ляп, а вполне серьезно.

Генрих Генрихович не замедлил разъяснить причину основательного подхода к доставке извещений:

— Передавать устные сообщения через третьих лиц не годится. Сегодня будут рассматриваться заявки служб и кафедр института на финансирование с составлением годового графика, поэтому отсутствие представителя какой-либо службы грозит в дальнейшем недовольством, жалобами в различные инстанции, и, как следствие, неприятными разбирательствами.

С каждым серьезным словом я все больше проникалась важностью поручения.

Декан выдал четыре конверта и кратенькие схемы мест назначения, нарисованные наскоро на листочке бумаги. Как лицо ответственное, я расписалась в получении извещений, которые вместе с бланком для расписок вложила в сумку. Официальность и строгость процедуры пробрала меня до печенки. Вдруг потеряю конверты или заблужусь и доставлю извещения значительно позже указанного времени? Ой-ёй-ёй! Это же как минимум парализация деятельности института! Надо поспешить.

Напоследок я хотела спросить у Стопятнадцатого о Некте, но передумала. Успеется. Декану сейчас нужно думать о бомбе замедленного действия, сидящей под стеклянным колпаком в одной из лабораторий.

Итого четыре конверта и конечные точки назначения: творческие мастерские факультета внутренней висорики, сортировочная утиля, животноводческий питомник и тренерская в спортивном крыле. Кроме того, перемещаясь по институту, стоило не забывать о звонках.

Следуя накарябанным на бумажке схемам, я свернула из холла в восточный коридор и первым делом направилась в питомник как в ближайшую точку курьерской доставки.

Искомая служба занимала добрую половину второго этажа крыла С. На двери значилось: "Экспериментальное животноводческое хозяйство".

Толкнув ручку, я оказалась небольшой комнатке, напоминающей прихожую в лаборатории, где приключилась битва с летучей нежитью. Та же аккуратность, та же медицинская стерильность плюс отсутствие запахов, характерных для помещений с большим скоплением животных. Рассуждая логически, вольеры и ряды с клетками располагались за следующей дверью, доступ к которой ограничивал стол, освещенный настольной лампой. За ним сидела худенькая женщина с нервическим лицом и теребила воротник белого халата.

— Здрасте, я курьер. Примите извещение и распишитесь в бланке, — протянула я конверт и листок для сбора подписей.

Женщина посмотрела на посылку и всхлипнула. Приложив к носу платочек, она закрыла глаза и замотала головой. Глядя на покрасневшие глаза, я сообразила, что работница питомника плакала до моего прихода — долго и навзрыд.

— Мне бы расписаться, — сказала нерешительно. — Или к кому-нибудь другому…

Женщина снова замотала головой.

Я растерялась. К кому бы обратиться? Пронырнуть, что ли, внаглую непосредственно в питомник?

— П-присаживайтесь, — хозяйка указала на стул и, судорожно всхлипнув, высморкалась в платок.

— У меня извещение. Срочное, — пояснила я, сев.

— И он тоже спешил, спешил… — сказала женщина, шмыгнув. — Вечная спешка: работа, командировки, сверхурочные… А потом оказалось, что врал… А я как дура: в доме ни пылинки, ни соринки, каждую неделю свежая икебана в прихожей… Рукоделие, вышитые рукавички… Поделки… Уют в доме создавала, семейный очаг поддерживала… На праздники обязательно веночки, колокольчики к Дню независимости, пуховые корзинки с фигурками хранителей… Шнурочки для оберегов плела, домового прикармливала… Гардины беж в тон обоям! — воскликнула она с сарказмом, и я вздрогнула. — Кухня в красно-черных тонах и посуда под стать… Стиль, вкус… Обязательно солонка и перечница на столе, чашка с кофе — на блюдце… И салфетки с вензелями… Свинья неблагодарная! — всхлипнула она. — Я отдала ему лучшие годы жизни, а он! Ушел к певичке — без образования, без воспитания…

litlife.club

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *