Любовь вич

by:

Разное

Любовь ВИЧ к сахару может быть его слабым местом

Согласно новому исследованию, пристрастие к сахару может быть слабым местом вируса иммунодефицита человека и мишенью для будущих методов лечения.

Сахар, вместе с другими питательными веществами, жизненно важен для роста не только иммунных клеток организма, но и для ВИЧ также

Исследование, опубликованное в журнале PLOS Pathogens, предполагает, что если вирус не имеет доступа к сахару и другим питательным веществам после вторжения в клетку, он не может воспроизводить сам себя, и, следовательно, не может расти и распространяться.

Исследователи из Northwestern Medicine и Университета Вандербильта смогли использовать экспериментальное новое соединение для того, чтобы остановить поступление сахара и питательных веществ в иммунные клетки и заставить голодать ВИЧ до его смерти.

«Это соединение может стать предшественником для какого-то средства, которое можно будет использовать в будущем, как составляющую часть лечения ВИЧ, которая улучшит эффективность препаратов, существующих на сегодня», — сказал Гарри Тейлор, научный сотрудник медицины в школе медицины Фейнберга в Northwestern University.

ВИЧ растет в определенных типах иммунных клеток под названием CD4+ T-клетки. Если эти клетки активны, отвечая на патогены в крови, их запасы сахара и других питательных веществ, необходимых для роста, увеличиваются. Вирус целенаправленно ищет активированные Т-клетки и захватывает их запасы глюкозы.

Исследователи обнаружили, что активация клеточного компонента под названием фосфолипаза D1 сигнализирует активированным Т-клеткам, чтобы они увеличили свои запасы сахара и жизненно важных питательных веществ. Блокируя этот компонент, ученые смогли блокировать поступление сахара, лишив вторгшийся ВИЧ строительных блоков, которые необходимы для его роста.

Предыдущая попытка предупредить кражу вирусом сахара и питательных веществ иммунных клеток, используя лекарственные средства, была проведена в 1990-е годы, но препараты приводили к развитию серьезных побочных эффектов у пациентов с ВИЧ, иногда, в итоге, уничтожая здоровые клетки.

Блокирование поставок сахара также может предупредить преждевременное повреждение органов

Новый подход, кажется, не только безопаснее, но и имеет дополнительные эффекты замедления распространения аномально активированных иммунных клеток. ВИЧ запускает избыточную активацию и рост Т-клеток, что может привести к воспалению в организме, вызывая преждевременное повреждение органов у пациентов с ВИЧ, даже когда ВИЧ подавлен медицинскими средствами.

«Возможно, этот новый подход, который замедляет рост иммунных клеток, сможет снизить опасное воспаление и помешает длительной персистенции ВИЧ», — полагает профессор Тейлор.

До прихода в Northwestern University, профессор Тейлор был на факультете в Университете Вандербильта, где, как известно, исследователи сумели определить соединение, которое смогло остановить распространение клеток рака молочной железы путем блокирования фосфолипазыD1.

Исследователи предположили, что, возможно, блокирование этого самого клеточного компонента в CD4+ T-клетках может иметь тот же эффект замедления распространения ВИЧ, прекратив поставки глюкозы и питательных веществ. Они проверили свою теорию in vitro и убедились, что ВИЧ не удалось получить доступ к достаточному количеству ресурсов для своего размножения.

Доктор Ричард Д’Акила, директор Northwestern’s HIV Translational Research Center, считает, что результаты исследования могут привести к будущим прорывам.

«Это открытие открывает новые пути будущим исследованиям для решения существующих сегодня проблем в лечении ВИЧ-инфекции: избежать резистентности вируса к лекарственным средствам, снизить воспаление, которое приводит к преждевременному старению; и, возможно, даже в один день приведет к излечению ВИЧ-инфекции», — говорит он.

Профессор Тейлор надеется обнаружить дополнительные соединения с потенциалом для развития в лекарственные средства, которые могут заставить ВИЧ голодать, не нанося ущерб клеткам. Это открытие может также иметь применение в лечении других заболеваний, таких как рак, которые также зависят от доступа к сахару и другим питательным веществам, что содержатся в клетках, для своего роста и распространения.

farmamir.ru

Любовь и ВИЧ — как не испортить романтику

Любовь и ВИЧ — как не испортить романтику

Согласно общественным стереотипам, постоянные отношения защищают от ВИЧ и других инфекций, поскольку не являются «беспорядочными связями». Так ли это на самом деле? Статистика говорит, что нет, в мире значительное количество случаев передачи ВИЧ происходит именно в постоянных парах. Так нужно ли думать о безопасном сексе, если у вас «все серьезно»?

Не важно, какие у вас отношения. Вы можете мечтать о семейной жизни, либо просто вы ходили на пару свиданий, но у вас есть и другие партнеры. Вопрос всегда один и тот же. В большинстве случаев вы не знаете ВИЧ-статус своего партнера (да и свой очень часто тоже).

Независимо от того, есть ли ВИЧ у вас, но если вы не говорили об этом со своим партнером — риск есть. И вы понятия не имеете о его или ее сексуальной жизни (или употреблении наркотиков) до вас. Большинство людей не рассказывают о таких вещах на свиданиях. Вы, конечно, можете попытаться определить это «на глаз», но уверяем вас, невозможно понять, что человек никогда не пробовал инъекционные наркотики, или не занимался незащищенным сексом.

Разве меня не обязаны предупредить?

Пугает то, что по статистике большинство людей, независимо от пола и сексуальной ориентации, свято верят, что это обязанность партнера сказать им, если у него или нее есть ВИЧ, после чего они просто откажутся от секса. Несмотря на все профилактические программы и усилия эта святая вера продолжает подвергать риску тысячи людей.

Если вы думаете также, то вы не одиноки — так думали большинство людей, которые стали ВИЧ-положительными. Согласно великобританскому исследованию треть геев, которые никогда не сдавали теста на ВИЧ, полагались на то, что партнер скажет им о ВИЧ. При этом ВИЧ мог быть у многих из тех, кто так думал, поскольку они практиковали незащищенный секс, а ВИЧ-статус свой не знали. В реальности большинство людей с ВИЧ не знают своего ВИЧ-статуса. От трети до восьмой части людей с ВИЧ, в зависимости от страны, сдавали тест на ВИЧ. Так что с этой точки зрения полагаться на предупреждение о ВИЧ-статусе как минимум глупо.

С другой стороны, даже среди тех, кто знает о ВИЧ, могут по тем или иным причинам не говорить об этом. В конце концов, если большинство тех, кто верит в «обязанность предупредить» откажутся в этом случае от секса, какой смысл раскрывать ВИЧ-статус? При незащищенном сексе всегда рискуют оба — кроме ВИЧ существуют другие инфекции, человек может повторно заразиться ВИЧ во время секса, что ухудшит его состояние здоровья. Безопасность отношений — это вопрос ответственности двух сторон. Не стоит перекладывать собственную часть ответственности на другого человека.

И единственный вывод, который можно сделать, покажется тривиальным, банальным, и да, вы уже сто раз это слышали. Необходимо пользоваться презервативами при вагинальном и анальном сексе, либо практиковать менее рискованные или безопасные виды секса.

Презервативы на всю оставшуюся жизнь?

Очень часто перед людьми встает вопрос — мы встречаемся уже не первый месяц (год), наверное, пора уже заниматься сексом без презервативов. Особенно это относится к парам, планирующим зачатие, либо гомосексуальным парам, которым незапланированная беременность в любом случае не грозит. Казалось бы, если пара не является дискордантной, оснований для постоянного использования презервативов действительно нет. Однако важно помнить, что дискордантая ли ваша пара или нет, известно не всегда.

Важный вопрос, который следует себе задать, уверены ли вы, что у вас обоих нет ВИЧ или других инфекций, передаваемых половым путем? Когда вы сами сдавали тест на ВИЧ? Уверены ли вы, что ваш ВИЧ-статус не изменится? Уверены ли вы, что партнер также смотрит на секс «на стороне», как и вы? Австралийские исследователи поставили перед собой все эти вопросы, разрабатывая стратегию для постоянных и супружеских пар, которые хотят защитить себя от ВИЧ. Подобный процесс они назвали «договоренность о безопасности». Полученная «австралийская формула» звучит так: «Разговор, тест, тест, доверие, вместе». Вот как работает такая формула:

    Ответы на эти вопросы нужно найти заранее, а для этого нужно серьезно поговорить друг с другом.



    www.eurolab.ua

    СПИД у женщин и мужчин

    Синдром приобретенного иммунного дефицита у пациенток женского пола является заболеванием, провоцируемым вирусом иммунного дефицита человека (ВИЧ). За двадцать лет с начала открытия вируса СПИД у женщин и мужчин распространился по всей планете. На сегодня умерло примерно 22 млн. и было зарегистрировано 36 млн. инфицированных ВИЧ.

    СПИД у женщин и мужчин — мировая статистика

    В числе зараженных СПИДом часто преобладают молодые люди в возрасте 30-39 лет. Соотношение женщин и мужчин согласно информации американского Центра исследований, составило 10-15: 1.

    Начальный этап СПИДа у женщин и мужчин (первая стадия) у половины зараженных не может проявляться какими-либо признаками. Пациенты не предъявляют определенных жалоб. У 50% инфицированных приблизительно спустя 5-6 недель после инфицирования начинает развиваться лихорадочная острая фаза с общей слабостью, лихорадкой, вялостью, потливостью по ночам, тошнотой, утратой аппетита, артралгиями, миалгиями, болью в области горла, головной болью, увеличением лимфатических узлов, диареей, шелушением кожи, пятнисто-папулезной сыпью, обострением себореиного дерматита, а также рецидивирующим герпесом.

    Также на фоне СПИДа у женщин и мужчин могут быть заметны раздражительность менингоэнцефалит, а также периферическая нейропатия. Каждый из этих симптомов на первом этапе болезни указывает на обостренную сероконверсию. Отмечены лимфопения, нейтропения, умеренное увеличение СОЭ, тромбоцитопения, увеличение активности АлАТ и АсАТ. После того, как стихнут острые явления на фоне лимфоцитоза начинают образоваться атипичные мононуклеары, понимается сочетание СД8/СД4 после возрастания числа СДВ-лимфоцитов.

    О последствиях СПИДа у женщин и мужчин

    СПИД у женщин приводит к катастрофическим последствиям. В лабораторных условиях первичная инфекция может быть подтверждена способами ИФА либо при помощи определения специфичных антител (lgM, lgG), а кроме того уровней ВИЧ-1 РНК и ДНК в ПЦР (полимеразной цепной реакции).

    Антитела в крови часто возникают через 1-2 месяца после заражения СПИДом у женщин и мужчин, однако в отдельных случаях не могут быть обнаружены даже на протяжении полугода либо даже больше. Независимо от присутствия или отсутствия признаков пациенты в данный период в состоянии стать источниками заражения.

    Этап бессимптомного носительства СПИДа у женщин и мужчин (вторая стадия) может продолжаться от нескольких месяцев до многих лет и может наступить вне зависимости от лихорадочного этапа в прошлом. Признаки отсутствуют, однако пациент является заразным. В крови находят антитела в отношении ВИЧ.

    Особенности СПИДа у мужчин

    На всей планете мужчины в среднем имеют намного больше сексуальных партнеров, нежели женщины. Более того, ВИЧ может легче передаваться половым способом женщинам от мужчин, нежели мужчинам от женщин. Помимо этого, инфицированные ВИЧ потребители внутривенных наркотиков – преимущественно мужчины – в состоянии передавать вирус не только своим партнерам по потреблению наркотических веществ, но и половым партнерам. Потому для активного участия мужчин в сражении со СПИДом имеются все основания. Мужчины могут многое – как рабочие, как политики, как сыновья, как отцы, как друзья и как братья. Наступило время смотреть на мужчин не как на проблему, но как на часть решения данной проблемы.

    С учетом сказанного нам нужно отыскать грамотный баланс между пониманием того, что поведение способствует распространению вируса СПИДа у мужчин, и обвинением каждого мужчины за предпринимаемые им действия. Обвинение некоторых групп или людей никогда не помогало достигнуть результата с точки зрения расширения охвата их профилактическими программами и терапии ВИЧ. Напротив, необходимо приложить все возможные усилия для того, чтобы поощрить положительное поведение и позитивную реакцию.

    Сражение с вирусом СПИДа у женщин и мужчин

    Нам необходимо свою работу строить на удачных примерах, привлекая наибольшее количество мужчин к участию во всеобщем сражении с вирусом, чтобы удалось победить СПИД у мужчин. Раньше чересчур многие считали, что мужчины в состоянии поменять собственное поведение при желании. Чересчур часто нежелание некоторых мужчин внести собственную лепту в поддержку и заботу считали доказательством того, что все мужчины не пытаются внести свой вклад в обеспечение собственного будущего и будущего своего семейства. В это же время действия мужчин и женщин ограничиваются традиционными убеждениями и ожиданиями и могут зависеть от культурных спорных устоев и норм. Это не способы оправдания мужчин или некоторых их поступков.

    Деяния мужчин, которые насилуют, используют иные акты насилия и не могут принять во внимание точку зрения прочих людей, нельзя оправдать. Но необходимо признать воздействие имеющихся гендерных отношений, затрагивающих не только женщин или мужчин, но и тот факт, что для гарантии большей справедливости и верно сбалансированной ответственности в профилактике и терапии СПИДа необходимы индивидуальные и коллективные усилия.

    www.astromeridian.ru

    У меня семья, а я люблю ВИЧ-инфицированного

    Меня зовут Рита. Мне 29. Я инвалид с рождения нет стоп, но я отлично хожу.

    Все началось с того что мне на 17-е подарили мой первый мобильный телефон. Мне как-то было скучно, и я бросала вызова всем своим контактам в телефоне, забыв, что там был и чужой номер (соседка часто звонила брату и поэтому сохранила номер).

    Пришло смс: «Сестричка, я занят». Я извинилась и написала, что я случайно слово за слово и так мы переписывались трое суток. Потом он позвонил. Мы говорили сутками напролет, при этом не имели ни малейшего представления кто как выглядит, и когда я узнала, что у него есть девушка, мне было уже все равно. Я влюбилась, не видя парня!

    Через месяц мы встретились, и я влюбилась ещё больше. Это было впервые по-настоящему. Мы встречались 2 года. Но и её ispovedi.com он не бросал. Я уже не выдержала и сказала: «выбирай» — и он выбрал — её! Три дня плакала, не могла ни есть, ни спать! А потом пошла в клуб, познакомилась с первым попавшимся парнем, и стала с ним встречаться. Он предложил замуж и я согласилась! Назло! Он с ней и я не одна! Саня звонил, просил бросить Игоря и быть с ним. Но во мне взыграла гордость и я отказала. Я выходила замуж и думала, что если он вдруг сейчас войдёт я не смогу сказать «да». Не вошёл.

    Вышла, родила дочь и мужа как подменили: дома не ночевал, в открытую гулял с другими (мне они звонили часто) меня избивал и обзывал калекой никому ненужной! Бросала и возвращалась, дочь звала всех мужчин папой, и было больно, что вроде как я оторвалась её от отца. Но стало только хуже. Развелись. Сразу же нашла утешение в объятьях соседа, который очень похож на того Санька с юности. Стали вместе жить родила ещё 2 дочек. Этот не обзывал, но пил ispovedi.com беспробудно. Я все сама. Он не работал пил, пил, пил и стал поднимать руку! И вдруг я встретила его. Санька!

    Встретившись взглядом оба вздрогнули. Потом несколько раз, созвонившись, встречались. На последней встрече он спросил: «умеешь хранить секреты? Хочу тебе рассказать. Об этом только мама знает» — и попросил «поцелуй сначала». Я поцеловала, помолчал, а он сказал: «ещё раз, пожалуйста!». Я поцеловала ещё. Он сел на лавочку и долго молчал, потом еле выдавил: «Милая, у меня ВИЧ». Я сказала: «не верю! Неправда! Не верю!». Он протянул лист, я бегала по строчками глазами «извещён, что у него ВИЧ». В глазах стало туманно. Я всю жизнь его любила и искала хоть чуть похожих на него. Нет, я не могу от него отказаться! Я люблю его!

    Он сам от меня отказался. Сказал, что слишком я ему дорога, чтобы подвергать опасности тем более у меня семья, дети и просто перестал отвечать на звонки. А у меня сердце разрывается от боли и отчаяния! Подскажите, что мне делать?

    ispovedi.com

    СПИД Всё о ВИЧ инфекции.

    1. Краткие исторические сведения.

    2. Понятие о ВИЧ-инфекции и СПИД.

    3. Этиология, эпидемиология и патогенез.

    4. Клиника и диагностика.

    5. Профилактика ВИЧ СПИД

    Существует несколько версий возникновения ВИЧ:

    1. Вирус иммунодефицита появился около 100 лет назад, но не получил большого распространения в связи с ограничениями в области секса. Распространение вируса связывают с тем, что произошла сексуальная революция, поэтому первые случаи появились в США.

    2. В начале вирус находился у человекообразных обезьян, затем произошла мутация и вирус перешёл к человеку. Этим объясняют и то, что наибольшая инфицированность в странах Африки и Индии.

    3. Создавали биологическое оружие. Тайная лаборатория находилась в джунглях. Произошла утечка, заболели местные жители. Затем вирус попал в США, и в силу вседозволенности в половых отношениях и сексуальной жизни именно в США, заболевание получило распространение.

    Понятие о ВИЧ инфекции.

    ВИЧ инфекция — это инфекционное медленно прогрессирующее заболевание вызываемое вирусом иммунодефицита человека. Характеризуется преимущественно поражением иммунной системы. В результате чего организм человека становится высоко-восприимчив к оппортунистическим (условно-патогенным) бактериям и опухолям, от которых в конечном итоге он погибает.

    Заболевание отличается длительным течением. Возможно дольше 10 лет.

    Сроки скрытого периода могут колебаться от 5 до 10 лет.

    Известен случай когда клиника наступила через 22 года после заражения.

    Средняя продолжительность жизни инфицированного человека в России 10-15 лет.

    При ВИЧ инфекции СПИД развивается в конечной терминальной стадии.

    СПИД может возникнут и при любом другом инфекционном заболевании, но в отличии от ВИЧ, иммунитет может восстановиться, а при ВИЧ иммунитет медленно но верно снижается практически до нуля.

    Этиология, эпидемиология и патогенез.

    Возбудитель ВИЧ инфекции вирус подсемейства лентивирусов, семейства ретровирусов. В настоящее время различают 2 вида: ВИЧ-1 и ВИЧ-2, которые в свою очередь делятся на подвиды и обозначаются маленькими латинскими буквами.

    Вирус состоит из белковой оболочки на которой находятся рецепторы. Основной рецептор гликопротеид 120 (gp-120). Внутри оболочки находится ядро, состоящее из 2 молекул РНК и фермента ревертазы (обратная транскриптаза).

    Вирус живёт и размножается только в живой клетке. Неустойчив во внешней среде. При температуре +70 +80 погибает через 10 минут. При кипячении погибает через 1-2 минуты. При воздействии дезинфицирующих средств погибает через 10 минут. Ферменты ЖКТ, слюна и пот инактивируют вирус.

    У инфицированного человека вирус находится во всех биологических жидкостях, во всех тканях и органах, но наибольшая концентрация находится:

    во влагалищном содержимом

    в костном мозге

    в молоке кормящей матери

    Именно через эти биологические жидкости и происходит заражение. В высушенной капли крови вирус сохраняет активность в течении 3-7 суток. В крови, предназначенной для переливания, и замороженной сыворотке сохраняется месяцами и даже годами. Долго сохраняется в замороженной сперме (до 6 месяцев).

    Источником заражения является только человек ВИЧ инфицированный или больной. Становится заразным с момента проникновения вируса в организм и пожизненно.

    1. Биологические жидкости человека.

    2. Мед инструмент инфицированный вирусом.

    3. Предметы личной гигиены: бритвенные приборы, маникюрные наборы, зубные щётки и зубочистки, расчёски.

    3. Вертикальный от инфицированной матери к ребёнку через плаценту во время беременности, во время родов при прохождении через родовые пути, при кормлении грудью.

    Возможно заражение матери от инфицированного ребёнка при уходе при несоблюдении правил личной гигиены.

    Вирус ВИЧ проникает в организм только через повреждённые кожные покровы и слизистые оболочки.

    ВИЧ может поражать многие органы и системы, но более других страдает иммунная система.

    Главными клетками иммунной системы являются лимфоциты: В-лимфоциты отвечают за гуморальный иммунитет, то есть за антитело-образование, а Т-лимфоциты отвечают за клеточный иммунитет, то есть за фагоцитоз.

    Вирус в основном поражает Т-4 лимфоциты потому, что рецептор Т-4 лимфоцитов сходен по структуре с рецептором вируса. Благодаря этому сходству вирус беспрепятственно проникает в Т-4 лимфоциты. В результате происходит размножение вируса, а лимфоциты погибают.

    У здорового человека количество Т-4 лимфоцитов составляет от 800 до 1200 клеток в одном мкл крови. При снижении Т-4 лимфоцитов от 700 клеток до 500 иммунная система ослабевает, и всё же может справится с инфекцией. При количестве Т-4 лимфоцитов от 499-200 клеток иммунная система резко ослабевает, в любой момент возможно развитие любой оппортунистической инфекции. При снижении Т-4 лимфоцитов меньше 200 клеток иммунная система полностью блокирована, человек беззащитен перед любой инфекцией или опухолью.

    Клиника и диагностика ВИЧ СПИД

    Клинические проявления ВИЧ зависят от стадии инфекционного процесса:

    1. Инкубационный период

    3. Бессимптомная стадия

    4. Генерализованная лимфаденопатия

    5. СПИД связанный комплекс

    Инкубационный период длится с момента проникновения вируса в организм человека и до образования антител. Длительность его от 2-3 недель до 1 года, в среднем 2-3 месяца.

    Острая фаза длится от нескольких недель до 2-3 месяцев, иногда дольше. Это зависит от состояния иммунитета. Когда иммунитет восстанавливается — острая фаза прекращается.

    Эта стадия длится несколько лет. Может длиться до 10 лет.

    Лимфатические узлы безболезненны, эластичны, не спаянные друг с другом и окружающими тканями. Они могут то увеличиваться то уменьшаться, это связанно с активностью вируса. Лимфатические узлы могут атрофироваться в последней терминальной стадии ВИЧ. Этот период длится от нескольких лет до 5.

    Без лечения период длится 12-18 месяцев. При лечении можно продлить жизнь на несколько лет.

    1. Иммуноферментный анализ (ИФА)

    2. Иммунный блокинг (ИБ)

    3. Полимеразная цепная реакция (ПЦР)

    Массовым методом обследования является обнаружение антител к ВИЧ при помощи ИФА. Ложно-положительные реакции бывают часто у наркоманов, больных туберкулёзом и у беременных женщин.

    Важным моментом профилактики является выявление ВИЧ инфицированных и больных.

    Обязательным обследованием на ВИЧ подвергаются доноры, отдельные категории мед работников, беременные женщины, идущие на плановую операцию.

    Профилактика внутрибольничного заражения:

    1. Обязательное обследование доноров крови и органов в день сдачи и через 6 месяцев.

    2. Сокращение инвазивных и парентеральных вмешательств. Проводить только по строгим показаниям.

    3. Обработка мед инструментов многоразового использования согласно действующим приказам и инструкциям.

    До того момента за плечами у этой хрупкой женщины было немало сложностей: тяжелое детство, дурная компания, раннее знакомство с алкоголем и наркотиками. И вот как приговор прозвучало: «У тебя ВИЧ, и скоро ты умрешь». В каком-то смысле она действительно попрощалась с жизнью — старой, ведущей в тупик, — чтобы воскреснуть для новой. Сегодня Марина — счастливая жена и мать двоих детей, живущая без допинга и помогающая другим избавиться от наркозависимости.

    «Я родилась и выросла в маленьком в Донецкой области, в семье, которую нельзя было назвать благополучной. Отец пил. Мама, я и мой младший брат очень страдали из-за этого. Скандалы в доме, мамины слезы стали постоянными спутниками моего детства. Мы с братом были обделены элементарным: теплыми словами, заботой, не говоря уже о полноценном воспитании. Отец бил нас и угнетал морально: всегда давал понять, что считает ничтожествами. Часто мы вместе с мамой до поздней ночи сидели на скамейке у подъезда — ждали, пока отец утихомирится. Чуть позже мы с братом прибились к компании таких же неприкаянных дворовых детишек.

    Улица, конечно, хорошему не научит. Мне было лет семь, когда я впервые попробовала курить и пить. Мы с друзьями собирали окурки и бутылки из-под спиртного — сливали остатки пива и вина в стаканчик и пили. Ребенку эта гадость, конечно, нравиться не могла. Но зато это было круто. Я подросла, и мне «объяснили», что оставаться в 14 лет девственницей считается ненормальным, а понятие «целомудрие» — пустой звук.

    В 15 лет я начала встречаться с соседским парнем, который был старше меня на шесть лет. Он употреблял наркотики, и я наивно думала, что смогу помочь ему бросить. Уговоры на него не действовали. «Наверное, я не могу на него повлиять, потому что не понимаю, что это такое. Вот попробую и тогда реально смогу помочь», — рассуждала я. Я не знала, что в случае с наркотиками нет понятия «попробовать», есть понятие «начать». Мною двигали самые светлые побуждения. Но не зря говорят, что благими намерениями вымощена дорога в ад. Бой-френд помог мне уколоться. Мне понравилось ощущение эйфории, а также раскомплексованность, уверенность, дерзость, которые появились во мне под действием дурмана. Я поняла, что находит мой парень в наркотике, и больше не уговаривала его бросить.

    Первые два года я не позволяла себе укол чаще, чем раз в неделю-две. Ни в школе, ни дома ничего не замечали. Тогда еще только начинали говорить о наркомании по телевидению и в прессе. Мама обо всем узнала в конце десятого класса. К тому времени она уже развелась с отцом. Вообще-то я прятала свои вены под рукавами одежды, но как-то забыла о конспирации. Мама пыталась меня вразумить, но где там! Я переехала к своему парню. На уроки в школу по утрам шла со съемной квартиры. Конечно, училась я плохо. Особенно тяжело мне давались точные науки. После школы окончила училище и стала мастером по пошиву верхней одежды.

    Какое-то время я не видела большой проблемы в том, что употребляю наркотики. Надо было только не попадаться милиции. Первый раз мне повезло отделаться легким испугом. Потом было второе, третье задержание. Сначала я просто старалась быть осторожнее, а позже завела в отделении «друзей», которые помогали уладить неприятности с законом. Конечно, не бескорыстно.

    Я вышла замуж за своего парня, родила дочь. Кормильца семьи из моего мужа не получилось. Его интересовало только одно: заработать на дозу. Впрочем, я тоже не была идеальной женой и матерью. Ухаживать за ребенком мне помогала мама, к которой мы с мужем переехали, чтобы тратить деньги не на аренду квартиры, а на очередную дозу. Мой брак вскоре распался.

    После развода я стала опускаться все ниже и ниже. У женщин-наркоманок один путь: торговать собой. За счет «клиентов» я обеспечивала себя наркотиком.

    В первые пять лет наркостажа я не хотела ничего менять, а потом ситуация изменилась. Я захотела бросить, но поняла, что самостоятельно не справлюсь. Попыталась вылечиться.

    Тогда клиник по лечению героиновой зависимости не было, по крайней мере в моем городке. Существовало отделение по лечению наркотической зависимости на базе психиатрической больницы, где вместе с психбольными держали и наркоманов. Что представляло собой это лечение? На месяц тебя закрывают в помещении с решетками. Дают те же таблетки, что и больным с расстройствами психики — с галлюциногенным действием, вроде бы чуть-чуть приближающим к желаемому действию наркотика. Иногда проводят те же процедуры, что и психически больным. Если буйно себя ведешь, могут раздеть догола, привязать к кровати за шею, руки-ноги и держать до тех пор, пока не придешь в себя. Еще один способ «приведения в чувство» — человека туго заворачивают в мокрую простыню. Ткань высыхает, утрачивает эластичность, и, кажется, что тебя закатали в цемент. Когда я освободилась из этой тюрьмы, первым желанием было уколоться.

    Я больше десяти раз ложилась в разные клиники, но все безрезультатно. Скажу больше: практически в любом наркологическом отделении налажен трафик наркотика. Стены и решетки — одна лишь видимость защиты.

    В невидимом рабстве

    Мама отчаянно пыталась спасти меня. Отвозила к родным подальше от соблазнов города. День-два я еще кое-как проживала без допинга, но потом начинала искать и все равно находила. А если нет, брала такси и ехала домой, на «точку», за наркотиком.

    Самая главная проблема наркоманов — это сдвиг в мозге. Если физическую боль, ломку можно перетерпеть или снять медикаментозно, то постоянный позыв в мозге никуда не девается. У наркомана измененный взгляд на мир. Он не может смотреть на жизнь трезвыми глазами. Его ничто не радует и не интересует, ничто не мотивирует, и ему ничего, кроме дозы, не нужно. Нет общечеловеческих стремлений, желаний. Предложи наркоману на выбор: семья, дети или вечная доза. Он без колебаний выберет последнюю. Наркозависимый отречется от всего, переступит через кого угодно. Он зависимый человек, находящийся в невидимом рабстве, он подконтролен. Наркоман деградирует и постепенно теряет все положительные качества, которые когда-то у него были. Он медленно, но уверенно превращается в животное.

    Как самый большой кошмар вспоминаю период, когда на волне борьбы с наркоманией по городу устраивали облавы. Наркоторговцы прятались, и неделю-две нельзя было достать наркотик. Это ужас для наркозависимого, сравнимый разве что с такой ситуацией: больной человек пьет жизненно необходимые препараты и вдруг они пропадают изо всех аптек. Я дошла до того, что наркотик уже не приносил наслаждения. Он стал лекарством, без которого нельзя двигаться, дышать, думать. Лекарство, без которого ты не человек, а тряпичная кукла, сдувшийся воздушный шарик. Ты как волк, оставшийся без пищи, и готов на что угодно, лишь бы улучшить свое состояние.

    Так прошло еще пять лет с того момента, как я осознала тяжесть своей зависимости.

    23 января 1997 года я узнала о своем ВИЧ-положительном статусе.

    На «точку» я часто ходила вместе с одной своей знакомой. Однажды она сказала: «Мне пришла какая-то повестка из центра СПИДа. Заглянем туда, это нам по дороге». Я была не против. О ВИЧ и СПИДе лишь кое-что слышала краем уха. Мы вместе с подругой зашли в центр, я осталась ждать ее под кабинетом. Прошло двадцать минут, полчаса, сорок пять минут. Я ждала и недоумевала: «Почему так долго? Мы же торопимся!» Наконец через час из дверей кабинета появилась заплаканная подруга в сопровождении строгого доктора. «А, тут еще подруга! — увидев меня, оживился доктор и скомандовал. — А ну-ка, пройдемте в кабинет!» У меня даже мысли не возникло ослушаться. Наркоман живет в постоянном страхе, за чертой закона, любая госструктура для него сила и власть, и он подчиняется ей автоматически.

    Честно говоря, о чем беседовал со мной тот строгий доктор, я не помню. Помню, что после разговора он завел меня в манипуляционную и сказал, чтобы я сдала кровь. И снова я подчинилась. Никто не сказал мне, что тестирование — дело добровольное и может быть анонимным. Напоследок у меня спросили имя и фамилию, адрес проживания. Прошло пару дней, и ко мне домой приехали, погрузили меня в «уазик», отвезли в спеццентр. Там я узнала, что инфицирована ВИЧ. Новость мне преподнесли с комментарием: «Скоро ты умрешь от СПИДа». Скорее всего, сами сотрудники центра не знали о разнице между ВИЧ и СПИДом. С меня взяли расписку о том, что я обязуюсь ставить в известность о своем диагнозе всех половых партнеров и медицинских сотрудников и что я предупреждена об уголовной ответственности за несоблюдение этого предписания. Расписку я писала как в тумане. Впоследствии она сыграла злую шутку в моей судьбе.

    «Мама, мне страшно!»

    Неделю я пребывала в состоянии шока, никому ничего не говорила. Однажды, не выдержав, расплакалась и поделилась горем с мамой: «Мне страшно, у меня СПИД, я скоро умру!» Мама встретила известие стоически и даже перестала бороться с моей зависимостью. Жалея меня, она уже сама иногда давала мне деньги на наркотик, лишь бы я не искала на свою голову приключений.

    У нас в Славянске ходили слухи о том, что о ВИЧ — позитивном статусе сообщают всем наркоманам в надежде, что это подтолкнет их бросить наркотик. Не знаю, как с другими, но со мной вышло наоборот. Я и так зависела от наркотика и не знала, как выпутаться. А тут на голову свалилась вторая проблема. В те дни я думала: «Какой смысл мне теперь бросать, если я все равно скоро умру? Я никому не нужна, все потеряла, у меня смертельная болезнь. Что я выиграю от того, что брошу колоться — на два дня дольше проживу? Лучше оттянусь по полной программе. » Меня еще больше затянуло в трясину. Я увеличила дозу, не боялась ходить по ночному городу, садиться в «левые» машины. Я словно напрашивалась на что-то, что ускорило бы мой конец. Сама наложить на себя руки не могла. Хотя я из нерелигиозной семьи, но в глубине души всегда верила в высшие силы. Верила, что когда-нибудь предстану перед Богом и буду держать за все ответ.

    Мне становилось все хуже: увеличились лимфоузлы, появилась сыпь, часто поднималась температура. Мучил постоянный страх неизвестности. Какой-либо достоверной информации о болезни не было. В газетах писали, что СПИД — чума XX века, но это мало что проясняло. Интернет? Я тогда даже значения этого слова не знала.

    Свет в конце туннеля

    Я жила с диагнозом уже год, когда однажды встретила знакомых ребят, бывших наркоманов. От них узнала о существовании христианского реабилитационного центра (они только начали появляться). Пришла туда и. за три месяца освободилась от наркозависимости! Никакого медикаментозного вмешательства не было, все происходило только благодаря слову Божьему, молитве и посещению церкви. Не все верят в существование духовного мира, потому что он невидим. Но я на себе ощутила его воздействие. Вера коснулась моего сердца и разума. И то, что я пыталась изменить на протяжении пяти лет, изменилось в один день. Я просто обратилась к Богу с нехитрыми словами: «Господь, если ты есть, прости меня за тот образ жизни, который я вела, помоги мне начать новую жизнь. Вот ребята говорят, что ты пришел на эту землю для того,

    чтобы меня, такую грешную и потерянную, спасти. Чтобы я на этой земле жила нормально и счастливо и в жизнь вечную ушла не в ад, а в царство Божье. Помоги!» Помолившись, легла спать. На следующий день почувствовала физическую слабость. Не удивительно: я много лет недоедала — одна кожа и кости да куча болячек. Но в душе воцарился мир и спокойствие, в голове была свобода и легкость. Почувствовала в себе силы и желание жить, хотя понимала, что за это право нужно будет побороться. Я чувствовала, что, если захочу, смогу противостоять искушению. Мне словно дали в руки две чаши, и у меня появился выбор. Я начала постепенное восхождение с уровня животного к уровню человека. К слову, подруга, с которой мы когда-то вместе ходили в центр СПИДа, позже попала в тот же христианский реабилитационный центр, но не смогла удержаться на верном пути, и ее уже нет в живых. Сейчас в мире существует много различных программ реабилитации. Страшно, когда человек после пары попыток не достигает результата и отчаивается. Нужно искать то, что подходит именно тебе, не опускать руки!

    Вернувшись из центра, я порвала со своим старым кругом общения. Какое-то время посещала церковь, при которой был реабилитационный центр: слушала проповеди, общалась с людьми. Правда, в основном это были люди намного старше меня и очень строгих правил. Тогда я начала искать контакта с новыми людьми, близкими мне по интересам и целям.

    Новая точка отсчета

    Такое живое общение я нашла при другой церкви, не православной, а протестантской, где было много молодежи. Там мне предложили должность секретаря. При этой церкви вскоре начал организовываться центр для наркозависимых. Директор центра Сергей пригласил меня туда социальным работником.

    С новой работы начался отсчет и моей новой личной истории. Я с первого взгляда влюбилась в Сергея. Увидела в нем того идеального мужчину, о котором мечтала с детства. В душе у меня сложился образ мудрого, сильного, спокойного, надежного мужчины-защитника с посеребренными сединой висками. Сергей был именно таким, он воплощал в себе лучшие мужские качества, но до поры до времени он обо мне как о женщине не думал. А я мечтала, чтобы он на мне женился! «ВИЧ-инфицированная, бывшая наркоманка, с ребенком, с темным прошлым. Какие у меня шансы?» — думала я. Но все равно не теряла надежды. Сергей очень мягко дал понять, что для него ценны истинно женские качества, которых мне — своевольной, нервной, резкой — недостает. Но я менялась. По мере того как я перенимала новые жизненные принципы и взгляды, мой характер становился другим. Через два с половиной года Сергей полюбил меня. Как духовное лицо, он обратился к Богу за благословением на брак со мной и получил его.

    В этот счастливый период я вспомнила про слухи об обмане наркоманов по поводу страшных диагнозов и засомневалась: а действительно ли у меня ВИЧ? Для меня это был очень актуальный вопрос: я была влюблена, хотела полноценной семьи с любимым человеком, детей.

    Одна из моих знакомых работала в больнице, где делали забор крови на ВИЧ-инфекцию, и я договорилась пересдать там анализ. Для меня было важно получить результат в независимом от центра СПИДа месте. Подруга предложила: «Может, сдадим анализ под другой фамилией?» Я отказалась: «Наоборот, только под своей! Иначе я потом не докажу, что анализ мой!» Кровь я сдавала почти уверенная в том, что результат окажется отрицательным. Но. через три дня ко мне домой опять приехал «уазик» из центра СПИДа. Мне сказали, что я нарушила закон и на меня заведено уголовное дело. Я не понимала, в чем моя вина, и мне объяснили: «Расписку давала? Ты должна была предупредить медсестру, которая производила забор крови, о своем диагнозе. Ты поставила человека в ситуацию опасности заражения!» Никто не слушал оправдания, что я сомневалась в правильности диагноза. У меня в голове не укладывалось: как же так? Раз медсестра берет анализ крови на ВИЧ, значит, сама работа предполагает опасность, ведь любой тест может оказаться положительным. Но все оказалось не так просто. Девять месяцев шло судебное разбирательство. К его окончанию я уже вышла замуж. Все предсвадебные хлопоты для меня, невесты, омрачались визитами к следователю и страхом, что окажусь в тюрьме. Меня судили и приговорили к штрафу, двум годам лишения свободы условно. Позже, когда я рассказала эту историю коллегам в Харькове, у людей от изумления широко раскрылись глаза: «Они что, с ума сошли?!» Думаю, этот случай наглядно показывает, насколько велико в обществе предубеждение против ВИЧ-позитивных людей, страх перед ними.

    Неприятных моментов, связанных с реакцией людей на известие о моем статусе, немного, но их очень сложно

    забыть. Однажды я обратилась к стоматологу. Поставила врача в известность о своем диагнозе и увидела к себе такое отношение, что захотелось сбежать на край света. Более человечно ко мне отнеслись в роддоме, где

    я рожала второго ребенка. Но и там мне поставили «несправедливое» условие: на процедуры приходить самой последней.

    В Славянске Сергей со своей сплоченной командой открыл пять реабилитационных центров. Это начинание решили продолжить в других городах. Через полгода после рождения сына наша семья переехала в Харьков.

    Я работала в центре для наркозависимых при церкви. Среди обращавшихся к нам за помощью становилось все больше ВИЧ-инфицированных людей. К своему стыду, я о ВИЧ знала мало, хотя уже пять лет жила со статусом. На меня смотрели с надеждой, а я не располагала нужной информацией. За помощью обратилась в ЦСМ (социальную службу молодежи). У нас легко складывалось сотрудничество с госструктурами, потому что не было религиозной агитации. Мы боролись с проблемой наркозависимости, не насаждая религию. Если потом человек приходил к Богу, мы за него радовались, но никто не требовал: поможем тебе, только если ты будешь придерживаться такой-то веры. В ЦСМ мне дали координаты Всеукраинской сети ЛЖВ (людей, живущих с ВИЧ/СПИД). Я впервые получила приглашение на конференцию Всеукраинской сети. На нее приехало человек 200, и я поняла: «Таких, как я, много!» Пообщалась со знающими людьми, многому научилась, получила ответы на все свои вопросы. Вернувшись, организовала что-то вроде инициативной группы. В течение года у меня дома каждый вторник работали группы взаимопомощи для ВИЧ-инфицированных людей. Периодически нас посещали специалисты из Всеукраинской сети: смотрели, как мы развиваемся, нет ли уклона в религиозную сторону.

    Часто к нам приходят люди, еще не отошедшие от шока после известия о своем диагнозе. И когда они видят вокруг улыбающихся ВИЧ-позитивных людей, не верят своим глазам: «Неужели такие, как я, живут и радуются жизни, делятся позитивом с другими?! Значит, еще не все потеряно!» Для нас очень важно убедить человека: диагнозом жизнь не заканчивается. Можно жить дальше, иметь семью и детей, ставить цели и достигать их. Существует антиретровирусная терапия, блокирующая развитие ВИЧ в организме, стабилизирующая иммунную систему. Благодаря ней стадия СПИДа оттягивается на очень длительное время. Я лично придерживаюсь ее уже год.

    Наша работа направлена на улучшение качества жизни ВИЧ-инфицированных людей. Мы оказываем психологическую помощь, консультируем, проводим тренинги, лоббируем интересы ВИЧ-позитивных людей в обществе, защищаем их права. Иногда сталкиваемся с вопиющими случаями несправедливости. Однажды к нам обратилась молодая женщина из маленького городка. Медсотрудники роддома настоятельно рекомендовали ей оставить новорожденного ребенка в больнице: «Он все равно больше года не протянет, зачем тебе к нему привязываться?» Только у нас женщина узнала, что ребенок, рожденный от ВИЧ-положительной матери, вовсе не обязательно тоже инфицирован. Мы помогли женщине заручиться поддержкой юриста, она стала сражаться за своего ребенка. В итоге малыша, который оказался, не инфицирован, вернули матери, он живет с ней уже два года. Нашего вмешательства нередко требуют ситуации, когда из-за ВИЧ-позитивного статуса у ребенка начинаются проблемы в садике, школе. Отстоять права деток удается в том случае, если у родителей хватает смелости говорить о проблеме в открытую. Но нередко люди закрывают глаза на нарушения, не желая разглашать свой статус.

    Сначала и я боялась говорить о том, что ВИЧ-позитивна, но потом страх ушел. За все, что натворила в юности, уже понесла наказание. Сегодня я веду абсолютно здоровый образ жизни. Думаю, не каждый человек с кристально чистой биографией приносит столько пользы обществу, сколько я стараюсь приносить. Восполняя пробел в образовании, учусь в Академии при Президенте Украины и в этом году получу диплом менеджера организаций. Я могу смело смотреть людям в глаза. И кому, как не мне, рассказывать людям о ВИЧ?

    ВИЧ уже давно не является болезнью маргиналов. Вирус передается в основном половым путем. А если учесть, что беспорядочную половую жизнь ведет не только молодежь, но и люди, постарше, живущие в браке и ратующие за «свободу нравов», кто в наше время может сказать, что застрахован от ВИЧ? Молодежи, я считаю, надо не только презервативы бесплатно раздавать, но и прививать моральные ценности. «Один сексуальный постоянный партнер оградит тебя от инфекции!» — эту фразу нужно большими буквами написать на рекламных щитах по всей стране.

    Никто не может с уверенностью сказать: меня это не коснется. А раз такая эпидемия пришла в наш мир,

    значит, нужно объединиться в борьбе против нее. Чтобы наша страна начала относиться к проблеме ВИЧ/СПИД серьезно и трезво, требуются усилия многих людей. Частичка моего вклада — эта история».

    mosmedservice.com

    ВИЧ – это сокращенное название вируса иммунодефицита человека, т.е. вируса, поражающего иммунную систему. ВИЧ живет и размножается только в организме человека.

    При заражении ВИЧ большинство людей не испытывают никаких ощущений. Иногда спустя несколько недель после заражения развивается состояние, похожее на грипп (повышение температуры, появление высыпаний на коже, увеличение лимфатических узлов, понос). На протяжении долгих лет после инфицирования человека может чувствовать себя здоровым. Этот период называется скрытой (латентной) стадией заболевания. Однако неверно думать, что в это время в организме ничего не происходит. Когда какой-либо возбудитель болезни, в том числе ВИЧ, проникает в организм, иммунная система формирует иммунный ответ. Она пытается обезвредить болезнетворный возбудитель и уничтожить его. Для этого иммунная система вырабатывает антитела. Антитела связывают возбудитель болезни и помогают уничтожить его. Кроме того, специальные белые клетки крови (лимфоциты) также начинают борьбу с болезнетворным агентом. К сожалению, при борьбе с ВИЧ всего этого недостаточно – иммунная система не может обезвредить ВИЧ, а ВИЧ в свою очередь, постепенно разрушает иммунную систему.

    То, что человек заразился вирусом, т.е. стал ВИЧ-инфицированным, еще не означает, что у него СПИД. До того, как разовьется СПИД, обычно проходит много времени (в среднем 10-12 лет).

    Вирус постепенно разрушает иммунную систему, снижается сопротивляемость организма к инфекциям. В определенный момент сопротивляемость организма становится настолько низкой, что у человека могут развиться такие инфекционные болезни, которыми другие люди практически не болеют или болеют крайне редко. Эти болезни называются «оппортунистическими».

    О СПИДе говорят в том случае, когда у человека, зараженного ВИЧ, появляются инфекционные заболевания, обусловленные неэффективной работой иммунной системы, разрушенной вирусом.

    СПИД – это последняя стадия развития ВИЧ-инфекции.

    СПИД – синдром приобретенного иммунодефицита.

    Приобретенный — означает, что заболевание не врожденное, развилось в течение жизни.

    Иммунодефицит — состояние, при котором организм не может сопротивляться различным инфекциям.

    Таким образом, СПИД – это сочетание болезней, вызванных недостаточной работой иммунной системы вследствие поражения ее ВИЧ.

    Однозначного ответа на этот вопрос, к сожалению, нет. Существуют только гипотезы. Каждая из них имеет свое обоснование, но в научном мире все они продолжают оставаться лишь предположениями – возможными и для кого-то весьма спорными версиями произошедшего.

    Самая первая гипотеза происхождения ВИЧ связана с обезьянами. Ее высказал более 20 лет назад американский исследователь Б. Корбетт. По мнению этого ученого, ВИЧ впервые попал в кровь человека в 30-х годах прошлого века от шимпанзе – возможно, при укусе животного или в процессе разделывания человеком туши. В пользу этой версии есть серьезные аргументы. Один из них – в крови шимпанзе действительно был найден редкий вирус, способный при попадании в человеческий организм вызывать состояние, похожее на СПИД.

    По мнению другого исследователя, профессора Р. Гэрри, СПИД гораздо старше: его история насчитывает от 100 до 1000 лет. Один из самых серьезных аргументов, подтверждающих эту гипотезу – саркома Капоши, описанная в начале XX века венгерским врачом Капоши как «редкая форма злокачественного новообразования», свидетельствовала о наличии у больного вируса иммунодефицита.

    Многие ученые считают родиной СПИДа Центральную Африку. Эта гипотеза, в свою очередь, разделяется на две версии. Согласно одной из них, ВИЧ уже давно существовал в изолированных от внешнего мира районах, например, в племенных поселениях, затерянных в джунглях. Со временем, когда миграция населения увеличилась, вирус вырвался «наружу» и начал быстро распространяться. Вторая версия состоит в том, что вирус возник как следствие повышенного радиоактивного фона, который зарегистрирован в некоторых районах Африки, богатых залежами урана.

    Сравнительно недавно появилась еще одна гипотеза, принадлежащая английскому исследователю Э. Хупеору: вирус появился в начале 50-х годов двадцатого века вследствие ошибки ученых, работавших над созданием вакцины от полиомиелита. Ошибка заключалась в том, что для производства вакцины использовались клетки печени шимпанзе, предположительно содержавшие вирус, аналогичный ВИЧ. Одним из наиболее сильных аргументов в пользу данной гипотезы является факт, что вакцину испытывали как раз в тех районах Африки, где на сегодняшний день зарегистрирован самый высокий уровень инфицированности вирусом иммунодефицита.

    Стадии развития ВИЧ-инфекции

    Течение и прогноз ВИЧ-инфекции

    Когда человек узнает, что у него ВИЧ-инфекция или СПИД, первые вопросы, которыми он чаще всего задается, это: «Сколько мне еще осталось жить?» и «Как у меня будет протекать болезнь?».

    Так как ВИЧ-инфекция и СПИД у всех протекают по-разному, на эти вопросы невозможно ответить однозначно. Но можно выделить некоторую общую информацию.

    Люди с ВИЧ-инфекцией и со СПИДом в наши дни стали жить намного дольше, чем раньше.

    Лечение ВИЧ-инфекции и СПИДа становиться все более успешным. На фоне лечения люди с ВИЧ–инфекцией в течение более длительного времени чувствуют себя здоровыми, а больные СПИДом живут дольше и у них, по сравнению с предыдущими годами, стало не только меньше проявлений болезни, но она протекает значительно легче.

    В начале эпидемии (1981-1986) СПИД развивался у больных в среднем через 7 лет после заражения вирусом. После этого человек мог прожить еще примерно 8-12 месяцев. После того, как в 1996 году стала применятся комбинированная противоретровирусная терапия, жизнь ВИЧ-инфицированных и людей со СПИД ом стала намного продолжительнее. Некоторые люди, у которых развился СПИД, могут прожить 10 лет и дольше.

    В первую очередь такой прогресс обеспечивают лекарства, действующие на сам вирус, — противоретровирусные препараты.

    Жизнь продлевается и в связи с тем, что с помощью комбинированной терапии удается предупредить развитие многих оппортунистических инфекций, являющихся непосредственной причиной смерти при ВИЧ-инфекции.

    Поиски новых методов лечения продолжаются. Нет сомнений, что вскоре появится еще больше лекарственных средств, эффективных в борьбе с этой инфекцией.

    aids-centr.perm.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *