Времена холеры

by:

Разное

Любовь во время чумы — читать онлайн книгу. Автор: Габриэль Гарсиа Маркес

Онлайн книга — Любовь во время чумы | Автор книги — Габриэль Гарсиа Маркес

Посвящается, конечно же, Мерседес

Эти селенья уже обрели

свою коронованную богиню.

Так было всегда: запах горького миндаля наводил на мысль о несчастной любви. Доктор Урбино почувствовал его сразу, едва вошел в дом, еще тонувший во мраке, куда его срочно вызвали по неотложному делу, которое для него уже много лет назад перестало быть неотложным. Беженец с Антильских островов Херемия де Сент-Амур, инвалид войны, детский фотограф и самый покладистый партнер доктора по шахматам, покончил с бурею жизненных воспоминаний при помощи паров цианида золота.

Труп, прикрытый одеялом, лежал на походной раскладной кровати, где Херемия де Сент-Амур всегда спал, а рядом, на табурете, стояла кювета, в которой он выпарил яд. На полу, привязанное к ножке кровати, распростерлось тело огромного дога, черного, с белой грудью; рядом валялись костыли. В открытое окно душной, заставленной комнаты, служившей одновременно спальней и лабораторией, начинал сочиться слабый свет, однако и его было довольно, чтобы признать полномочия смерти. Остальные окна, как и все щели в комнате, были заткнуты тряпками или закрыты черным картоном, отчего присутствие смерти ощущалось еще тягостнее. Столик, заставленный флаконами и пузырьками без этикеток, две кюветы из оловянного сплава под обычным фонарем, прикрытым красной бумагой. Третья кювета, с фиксажем, стояла около трупа. Куда ни глянь — старые газеты и журналы, стопки стеклянных негативов, поломанная мебель, однако чья-то прилежная рука охраняла все это от пыли. И хотя свежий воздух уже вошел в окно, знающий человек еще мог уловить еле различимую тревожную тень несчастной любви — запах горького миндаля. Доктору Хувеналю Урбино не раз случалось подумать, вовсе не желая пророчествовать, что это место не из тех, где умирают в мире с Господом. Правда, со временем он пришел к мысли, что этот беспорядок, возможно, имел свой смысл и подчинялся Божьему промыслу.

Полицейский комиссар опередил его, он уже был тут, вместе с молоденьким студентом-медиком, который проходил практику судебного эксперта в муниципальном морге; это они до прихода доктора Урбино успели проветрить комнату и накрыть тело одеялом. Они приветствовали доктора с церемонной торжественностью, на этот раз более означавшей соболезнование, чем почтение, поскольку все прекрасно знали, как дружен он был с Херемией де Сент-Амуром. Знаменитый доктор поздоровался с обоими за руку, как всегда здоровался с каждым из своих учеников перед началом ежедневных занятий по общей клинике, и только потом кончиками указательного и большого пальца поднял край одеяла, точно стебель цветка, и, будто священнодействуя, осторожно открыл труп. Тот был совсем нагой, напряженный и скрюченный, посиневший, и казался на пятьдесят лет старше. Прозрачные зрачки, сизо-желтые волосы и борода, живот, пересеченный давним швом, зашитым через край. Плечи и руки, натруженные костылями, широкие, как у галерника, а неработавшие ноги — слабые, сирые. Доктор Хувеналь Урбино поглядел на лежащего, и сердце у него сжалось так, как редко сжималось за все долгие годы его бесплодного сражения со смертью.

— Что же ты струсил, — сказал он ему. — Ведь самое страшное давно позади.

Он снова накрыл его одеялом и вернул себе великолепную академическую осанку. В прошлом году целых три дня публично праздновалось его восьмидесятилетие, и, выступая с ответной благодарственной речью, он в очередной раз воспротивился искушению уйти от дел. Он сказал: «У меня еще будет время отдохнуть — когда умру, однако эта вероятность покуда в мои планы не входит». Хотя правым ухом он слышал все хуже и, желая скрыть нетвердость поступи, опирался на палку с серебряным набалдашником, но, как и в молодые годы, он по-прежнему носил безупречный костюм из льняного полотна с жилетом, который пересекала золотая цепочка от часов. Перламутровая, как у Пастера, бородка, волосы такого же цвета, всегда гладко причесанные, с аккуратным пробором посередине, очень точно выражали его характер. Беспокоила слабеющая память, и он, как мог, восполнял ее провалы торопливыми записями на клочках бумаги, которые рассовывал по карманам вперемежку, подобно тому, как вперемежку лежали в его битком набитом докторском чемоданчике инструменты, пузырьки с лекарствами и еще множество разных вещей. Он был не только самым старым и самым знаменитым в городе врачом, но и самым большим франтом. При этом он не желал скрывать своего многомудрия и не всегда невинно пользовался властью своего имени, отчего, быть может, любили его меньше, чем он того заслуживал.

Распоряжения, которые он отдал комиссару и практиканту, были коротки и точны. Вскрытия делать не нужно. Запаха, еще стоявшего в доме, было довольно, чтобы определить: смерть причинили газообразные выделения от проходившей в кювете реакции между цианином и какой-то применявшейся в фотографии кислотой, а Херемия де Сент-Амур достаточно понимал в этом деле, так что несчастный случай исключался. Уловив невысказанное сомнение комиссара, он ответил характерным для него выпадом: «Не забывайте, свидетельство о смерти подписываю я». Молодой медик был разочарован: ему еще не приходилось наблюдать на трупе действие цианида золота. Доктор Хувеналь Урбино удивился, что не заметил молодого человека у себя на занятиях в Медицинской школе, но по его андскому выговору и по тому, как легко он краснел, сразу же понял: по-видимому, тот совсем недавно в городе. Он сказал: «Вам тут еще не раз попадутся обезумевшие от любви, так что получите такую возможность». И только проговорив это, понял, что из бесчисленных самоубийств цианидом, случившихся на его памяти, это было первым, причиной которого не была несчастная любовь. И голос его прозвучал чуть-чуть не так, как обычно.

— Когда вам попадется такой — сказал он практиканту, — обратите внимание: обычно у них в сердце песок.

Потом он обратился к комиссару и говорил с ним, как с подчиненным. Велел ему в обход всех инстанций похоронить тело сегодня же вечером и притом в величайшей тайне. И сказал: «Я переговорю с алькальдом после». Он знал, что Херемия де Сент-Амур вел жизнь простую и аскетическую и что своим искусством зарабатывал гораздо больше, чем требовалось ему для жизни, а потому в каком-нибудь ящике письменного стола наверняка лежали деньги, которых с лихвой хватит на похороны.

— Если не найдете, не беда, — сказал он. — Я возьму все расходы на себя.

Он приказал сообщить журналистам, что фотограф умер естественной смертью, хотя и полагал, что это известие ничуть их не заинтересует. Он сказал: «Если надо будет, я переговорю с губернатором». Комиссар, серьезный и скромный служака, знал, что строгость доктора в соблюдении правил и порядков вызывала раздражение даже у его друзей и близких, а потому удивился, с какой легкостью тот обошел все положенные законом формальности ради того, чтобы ускорить погребение. Единственное, на что он не пошел, — не захотел просить архиепископа о захоронении Херемии де Сент-Амура в освященной земле. Комиссар, огорченный собственной дерзостью, попытался оправдаться.

loveread.ec

Габриэ?ль Хосе? де ла Конко?рдиа «Гaбо» Гарси?а Ма?ркес [1] ( исп. Gabriel Jose de la Concordia «Gabo» Garcia Marquez [?a???jel ?ar?sia ?markes] ; 6 марта 1927 , Аракатака , Колумбия ) — колумбийский писатель-прозаик, журналист, издатель и политический деятель. Лауреат Нейштадтской литературной премии ( 1972 ) и Нобелевской премии по литературе ( 1982 ). Представитель литературного направления « магический реализм ». абриэль Гарсиа Маркес родился 6 марта 1927 года в колумбийском городке Аракатака (департамент Магдалена ) в семье Элихио Гарсия и Луизы Сантьяго Маркес [2] [3] . Вскоре после рождения Габриэля его отец стал фармацевтом. В январе 1929 года его родители переехали в город Сукре [2] [4] . Маркес остался в Аракатаке, где его воспитывали бабушка и дед по материнской линии [2] [5] . Именно эти родственники познакомили будущего писателя с народными преданиями и языковыми особенностями, ставшими впоследствии важным элементом его творчества. Когда Маркесу было девять лет, его дед умер, и Габриэль переехал к родителям в Сукре, где его отец владел аптекой [6] [5] .

В 1940 году, в возрасте 12 лет, Габриэль получил стипендию и начал учёбу в иезуитском колледже городка Сипакира, в 30 км к северу отБоготы. В 1946 году по настоянию родителей поступил в Национальный университет Боготы на юридический факультет. Тогда же он познакомился со своей будущей женой, Мерседес Барча Пардо.

Прервав учёбу раньше срока в 1950 году, решил посвятить себя журналистике и литературе. Особое влияние на него оказали такие писатели, как Эрнест Хемингуэй, Уильям Фолкнер, Джеймс Джойс и Вирджиния Вулф, Франц Кафка.

C 1950 по 1952 год он вёл колонку в местной газете «El Heraldo» в Барранкилье [7] . За это время он стал активным членом неформальной группы писателей и журналистов, известных как Группа Барранкилья, которые вдохновили его начать литературную карьеру [8] . С 1954 по 1955 год Маркес работает в Боготе в газете «Эль Эспектадор», публикуя небольшие статьи и рецензии на фильмы. В качестве корреспондента его посылают в Италию, Польшу, Францию, Венесуэлу и США. В 1957 году 30-летний Гарсиа Маркес был корреспондентом намосковском фестивале молодёжи и студентов. Воспоминания об этом событии запечатлены в эссе «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы!». В 1959 году в Нью-Йорке у него рождается сын.

Параллельно Маркес занимается писательством, сочиняя рассказы и киносценарии. В 1961 году у него выходит повесть «Полковнику никто не пишет» (El coronel no tiene quien le escriba), в 1966 году — роман «Недобрый час» (La mala hora, 1966). Мировую известность ему принёс роман «Сто лет одиночества» (Cien anos de soledad, 1967). В 1972 году за этот роман он был удостоен Премии Ромуло Гальегоса.

В 1982 году Габриель Гарсиа Маркес получил Нобелевскую премию по литературе «За романы и рассказы, в которых фантазия и реальность, совмещаясь, отражают жизнь и конфликты целого континента». На вручении премии он произнёс речь «Одиночество Латинской Америки» [9] . Маркес стал первым колумбийцем, получившим эту премию [10] .

В 1989 году врачи обнаружили у писателя раковую опухоль в легких, которая, вероятно, была следствием его пристрастия к курению — за работой он выкуривал по три пачки сигарет в день. После операции в 1992 году болезнь приостановилась. Но писатель продолжал испытывать проблемы со здоровьем. Медицинское обследование в 1999 году выявило у него другое онкологическое заболевание — лимфому. После ему пришлось перенести две сложнейшие операции в США и Мексике и долгий курс лечения. 7 июля 2012 года BBC News со ссылкой на брата писателя Хаима Гарсиа Маркеса распространило новость о том, что Габриэль Гарсиа Маркес тяжело болен и страдает старческим слабоумием: «У него проблемы с памятью. Иногда я плачу, понимая, что теряю его», — сказал брат писателя, добавив, что из-за проблем со здоровьем Габриэль Гарсиа Маркес больше не может писать. Брат писателя также сообщил, что Маркес находится в удовлетворительной физической форме и «сохраняет присущее ему чувство юмора и энтузиазм». [11]

В 2002 году была издана первая книга из запланированной автором биографической трилогии — «Жить, чтобы рассказать о жизни», которая в испаноязычном мире стала бестселлером. Книга написана в жанре «магического реализма».

В августе 2004 году Маркес продал права на экранизацию своего романа «Любовь во времена холеры» голливудской кинокомпании «Stone Village Pictures». Бюджет киноленты составил 40 млн долл. Съёмки проходили в 2006 году в Картахене, на карибском побережье Колумбии.

26 января 2006 г. вместе с Фрейем Бетто, Эдуардо Галеано, Пабло Миланесом, Эрнесто Сабато и другими известными деятелями культуры Маркес выступил с требованием о предоставлении независимости Пуэрто-Рико.

Осенью 2010 года выходит сборник ранее не публиковавшихся выступлений Маркеса за период 1944—2007 гг. «Я здесь не для того, чтобы говорить речи» (Yo no vengo a decir un discurso) [12] .

www.litmir.me

Любовь во время холеры

Кинофестиваль «Festival do Rio»

  • Фильм снят по мотивам романа Габриэля Гарсия Маркеса к 80-летию Нобелевского лауреата.
  • по жанру, сюжету, создателям и т.д.

    • Все:49
    • Положительные:26
    • Отрицательные:10
    • Процент:67.8%
    • Нейтральные:13
    • Как долго можно ждать свою любовь?

      «Как долго можно ждать свою любовь?», — Спрашивает себя Флорентино Ариса, главный герой романа Габриэля Гарсия Маркеса «Любовь во время холеры ». В 2004 году после многочисленных отказов автор все же решился продать права на экранизацию книги. Два года и 40 млн. долларов понадобилось голливудской компании, чтобы снять одну из самых популярных историй литературного любви.

      Признаюсь, было немного боязно смотреть этот фильм, поскольку я читала книгу, и она мне очень сильно понравилась… А экранизации, как мы знаем, порой бывают намного хуже оригинала. Не хотела портить впечатление от романа, но рискнула, и была приятно удивлена!

      Габриэль Гарсия Маркес — «Сто лет одиночества», «Любовь во время чумы», «Вспоминая своих грустных шлюх „- просто очень неординарный писатель, который пишет очень оригинально и трогательно. Я все жду, когда, наконец-то, Педро Альмодовар снимет фильм по роману Маркеса, потому что уверена, что это будет нечто «единственное и очень оригинальное“».

      — Ступай прочь, — сказала она ему. — И чтоб до конца твоей жизни я тебя больше не видела.

      Этот ответ Флорентино знал уже 53 год, 7 месяцев, 11 дней.

      Не знаю. Не могу однозначно сказать, что фильм мне очень понравился и заставил, не отрываясь, смотреть. Но и сказать, что не пробудился интерес к нему и не пересмотреть еще раз — тоже было бы неправдой. Я не читала книги, и в принципе была готова к любому восприятию фильма.

      Картину нет желания жестко критиковать исключительно из уважения к великому классическому произведению Маркеса. Не будь у фильма столь сильного каркаса в виде сценария, у него не было бы и шанса привлечь к себе внимание. Думаю, это можно списать на всеобщую слабость экранизаций — желание пройтись по вершкам, оставив саму суть, но совершенно растеряв детали, смысл и магию.

      Поражена числу негативных отзывов! По-моему, это прекрасная экранизация романа. Что называется, атмосферный фильм. Думаю те, кто упрекают картину в затянутости и нудности, просто не читали оригинал. Да и вообще Маркеса. У него нет книг с динамичным сюжетом, он всегда строит повествование размеренно. Не триллеры ведь писал.

      «Любовь остается любовью во всякие

      времена и повсюду, но особенно сильной

      и острой она становится по мере

      приближения к смерти»

      Габриэль Гарсия Маркес.

      Так было всегда: запах горького миндаля наводил на мысль о несчастной любви. — Этими словами начинается история — первоисточник обсуждаемого фильма, известная у нас под названием «Любовь во время чумы». Писатель в одном из своих эссе признавался, что правильно подобранная первая фраза, задает тон, всей последующей истории. С этим сложно не согласиться. Я не фанат Маркеса и даже не любитель, но первая фраза «Ста лет одиночества» (Пройдет много лет, и полковник Аурелиано Буэндиа, стоя у стены в ожидании расстрела, вспомнит тот далекий вечер, когда отец взял его с собой посмотреть на лед.) кажется, навечно въелась в мою память. В данном случае, автор искал что — то, что привнесло бы в простоватую продуманную сказку, изюминку романтической недосказанности. Такой изюминкой стало внезапное самоубийство друга доктора Урбино, Херемии де Сент — Амура, надышавшегося парами ционида золота, оставившими после себя стойкий запах горького миндаля. (как признается автор все в том же эссе фразу про миндаль автор вычитал у Агаты Кристи).

      Страдай, страдай пока молод и есть силы страдать…©

      «Любовь во время холеры» — история чувств между мужчиной и женщиной, на пути которых будет множество испытаний и запретов, продиктованных жизнью. Они встретились и полюбили друг друга совсем в юном возрасте и смогли пронести свои чувства сквозь всю жизнь.

      www.kinopoisk.ru

      Гарсиа Маркес Габриэль

      (Gabriel Jose de la Concordia "Gabo" Garcia Marquez)

      Габриэль Гарсиа Маркес родился 6 марта 1927 года в колумбийском городке Аракатака (департамент Магдалена). В детстве воспитывался у бабушки и деда по материнской линии. Именно эти родственники познакомили будущего писателя с народными преданиями и языковыми особенностями, ставшими впоследствии важным элементом его творчества.

      В 1940 году, в возрасте 12 лет, Габриэль получил стипендию и начал учёбу в иезуитском колледже городка Сипакира, в 30 км к северу от Боготы. В 1946 году по настоянию родителей поступил в Национальный университет Боготы на юридический факультет. Тогда же он познакомился со своей будущей женой, Мерседес Барча Пардо.

      С 1954 года Маркес работает в газете «Эль Эспектадор», публикуя небольшие статьи и рецензии на фильмы. В качестве корреспондента его посылают в Италию, Польшу, Францию, Венесуэлу и США. В 1957 году 30-летний Гарсиа Маркес был корреспондентом на московском фестивале молодёжи и студентов. Воспоминания об этом событии запечатлены в эссе «СССР: 22 400 000 квадратных километров без единой рекламы кока-колы!». В 1959 году в Нью-Йорке у него рождается сын.

      Параллельно Маркес занимается писательством, сочиняя рассказы и киносценарии. В 1961 году у него выходит повесть «Полковнику никто не пишет» (El coronel no tiene quien le escriba), в 1966 году — роман «Недобрый час» (La mala hora, 1966). Мировую известность ему принёс роман «Сто лет одиночества» (Cien años de soledad, 1967).

      В 1989 году врачи обнаружили у писателя раковую опухоль в легких, которая, вероятно, была следствием его пристрастия к курению — за работой он выкуривал по три пачки сигарет в день. После операции в 1992 годуболезнь приостановилась. Но писатель продолжал испытывать проблемы со здоровьем. Медицинское обследование в 1999 году выявило у него другое онкологическое заболевание — лимфому. После ему пришлось перенести две сложнейшие операции в США и Мексике и долгий курс лечения.

      В 2002 году была издана первая книга из запланированной автором биографической трилогии — «Жить, чтобы рассказать о жизни», которая в испаноязычном мире стала бестселлером. Книга написана в жанре «магического реализма».

      В августе 2004 году Маркес продал права на экранизацию своего романа «Любовь во времена холеры» голливудской кинокомпании «Stone Village Pictures». Бюджет киноленты составил 40 млн долл. Съёмки проходили в 2006 году в Картахене, на карибском побережье Колумбии.

      26 января 2006 г. вместе с Фрейем Бетто, Эдуардо Галеано, Пабло Миланесом, Эрнесто Сабато и другими известными деятелями культуры Маркес выступил с требованием о предоставлении независимости Пуэрто Рико.

      Осенью 2010 года выходит сборник ранее не публиковавшихся выступлений Маркеса за период 1944—2007 гг. «Я здесь не для того, чтобы говорить речи» (Yo no vengo a decir un discurso).

      www.booksreader.org

      Любовь во время холеры (2008)

      ( Love in the Time of Cholera )

      Дата выхода в России (или в Мире): 06.03.2008

      Дата выхода на DVD: 02.12.2008

    • Оригинальные песни из фильма исполнила Шакира.
    • Около пятнадцати лет Маркес не передавал прав на экранизацию «Любовь во время холеры», но в итоге уступил их голливудскому продюсеру Скотту Стейндорфу, а тот — студии New Line Cinema.
    • Съемки фильма начались в августе 2006 года в Картахене, на карибском побережье Колумбии.

    • По словам колумбийского вице-президента Франсиско Сантоса это самый дорогостоящий проект за всю историю колумбийского кино (45 000 000$).

      06 Март 2008 00:00 — продолжительность , дублированный

      06 Апрель 2008 00:00 — продолжительность 03:00

      06 Апрель 2008 00:00 — продолжительность 01:48

      Для просмотра скриншотов нажмите на описание торрента!

      Фильмы похожие на Любовь во время холеры

      Видео: 704×384 (1.85:1), 25.000 fps, XviD

      Аудио: 48.0 kHz, AC3 Dolby Digital, 3/2 (L,C,R,l,r) + LFE ch,

      Перевод: Профессиональный (полное дублирование) | Лицензия

      Аудио кодек: DTS

      Видео: 1278×720 (16:9); 6500 Kbps; 25 fps

      Аудио: Аудио 1: DTS; 754 Kbps; CBR; 6 ch; 24 bit

      Аудио 2: AC3; 640 Kbps; CBR; 6 ch; 16 bit

      Аудио дорожки: русский дублированный + оригинальная английская дорожка

      Субтитры: русские, английские

      Видео кодек: AVC

      Видео: 17494 kbps, 1080i, 25 fps, 16:9, High Profile 4.1

      Аудио: Аудио 1: Dolby TrueHD 5.1, 48 kHz, 1326 kbps, 16-bit (AC3 Core: 5.1, 48 kHz, 640 kbps)

      Аудио 2: DTS 5.1, 48 kHz, 768 kbps, 24-bit

      Аудио дорожки: английская оригинальная дорожка + русский дублированный

      Аудио кодек: AC3

      Видео: 704×400 (1.76:1), 25 fps, XviD build 64

      1899 kbps avg, 0.27 bit/pixel

      Аудио: 48 kHz, AC3, 3/2 (L,C,R,l,r) + LFE ch,

      448.00 kbps avg (RUS)

      Видео: 1086 kb/s, 608×336

      Аудио: 384 kb/s (6 ch)

      Видео кодек: XviD

      Видео: 720×400 (1.80:1), 25 fps, XviD MPEG-4

      1963 kbps avg, 0.27 bit/pixel

      Аудио: Аудио 1: 48 kHz, AC3 Dolby Digital, 3/2 (L,C,R,l,r) + LFE ch,

      Аудио 2 (отдельно): 48 kHz, AC3 Dolby Digital, 3/2 (L,C,R,l,r) + LFE ch,

      Аудио дорожки: Русский дублированный + Оригинальная дорожка и Русские субтитры (Отдельно)

      Русские (внешние, srt*)

      Аудио : FLAC Битрейт аудио: lossless

      1. Hay Amores (03:29)

      2. Despedida (02:51)

      3. Pienso en Ti (02:28)

      5. In the Time of Cholera (03:38)

      6. My New Life (01:42)

      7. White Suit (01:37)

      8. Hildebranda (00:46)

      9. Divided Love (01:56)

      11. Escolastica (01:51)

      12. Confused Transito (02:01)

      13. Florentino (00:54)

      14. The Boat (00:47)

      15. The Widow (00:51)

      16. Sex Drum (00:40)

      17. Los Dos (02:38)

      18. Cholera (01:02)

      19. Second Love (02:02)

      20. The Girls (02:57)

      21. Forever (01:41)

      22. Realejo (02:32)

      Любовь во время холеры

      Прекрасный, но бедный юноша Флорентино Ариза признается Фермине Дазе в вечной любви, однако девушка выходит замуж за более состоятельного поклонника. Но Флорентино не отступается от своей любви. Он верит. Верит и ждет. Проходит путь от посыльного до преуспевающего судового магната, добивается богатства, славы и признания в надежде когда-нибудь заполучить свою Фермину. Проходит больше полувека. Роковая случайность и…влюбленные снова готовы кинуться в объятия друг друга.

      www.fast-torrent.ru

      Габриэль Гарсиа Маркес «Любовь во время чумы»

      Любовь во время чумы

      El amor en los tiempos de colera

      Другие названия: Любовь во время холеры

    • Жанры/поджанры: Магический реализм (Классический латино-американский )
    • Общие характеристики: Психологическое | Философское
    • Место действия: Наш мир/Земля (Америка (Латинская ))
    • Время действия: 20 век
    • Сюжетные ходы: Становление/взросление героя
    • Линейность сюжета: Линейный с экскурсами
    • Возраст читателя: Только для взрослых
    • История любви, побеждающей все — время и пространство, жизненные невзгоды и даже несовершенство человеческой души. Смуглая красавица Фермина отвергла юношескую любовь друга детства Фьорентино Ариса и предпочла стать супругой доктора Хувеналя Урбино — ученого, мечтающего избавить испанские колонии от их смертоносного бича — чумы. Но Фьорентино не теряет надежды. Он ждет — ждет и любит. И неистовая сила его любви лишь крепнет с годами. Такая любовь достойна восхищения. О ней слагают песни и легенды. Страсть — как смысл жизни. Верность — как суть самого бытия.

      Награды и премии:

      Издания на иностранных языках:

      Доступность в электронном виде:

      Любовь – это жизнь. А жизнь еще больше, чем смерть, не имеет границ.

      Они встретились, когда были совсем молоды, она обещала ему свое сердце, а он — любить ее вечно. Но все сложилось совсем не так как им хотелось бы.

      Это история об испытании временем – испытании чувств, характеров, судеб. Однажды встретившись Фермина Даса и Флорентино Ариса идут по жизни разными хотя и параллельными путями и возможно ли их пересечение? Возможно ли, если только один из них верит в это и не на миг не забывает о своей клятве.

      Любовь…так зыбко это чувство, так расплывчаты его границы, порой кажется, что ничего и нет вовсе, все не более чем иллюзии. То, что кажется истинным – растворяется как дым, а то, чем пренебрегали – оказывается единственно настоящим и нужным. Только время всему свидетель и судья.

      Ему потребовалось 51 год 9 месяцев и 4 дня, чтобы рассказать ей о своих чувствах и 53 года 7 месяцев и 11 дней, чтобы обрести ее любовь.

      Как любое произведение Маркеса роман пронизан мельчайшими подробностями душевной жизни героев. Много глубоко личного и интимного предстает на страницах книги. Автору удалось показать все стороны одиночества и семейной жизни. И там и там есть свои подводные камни, которые ранят, невидимые для посторонних глаз.

      Есть в романе и семейные трагедии и страсти, и измены, и слезы, и женщины, каждая из которых порой не просто эпизод, а отдельная история.

      События разворачиваются в небольшом селении на пороге наступления 1900 года. И в нем по-прежнему с завидным постоянством вспыхивают гражданские войны, и эпидемии чумы…

      «Симптомы у любви и у чумы одинаковые».

      Перед самым новым годом я услышал от одного знакомого, что «Любовь во время чумы» самая правдивая книга о любви; с одной стороны романтичная донельзя, а с другой стороны циничная, жестокая и без розовых соплей. Меня такой отзыв сильно заинтересовал и когда чудесным образом эта книга попала мне в руку (вернее, когда мне ее неожиданно подарили), я сразу же взялся за чтение.

      Честно признаться, боялся, что роман будет в жанре магического реализма, ведь именно этим славится Маркес и именно это сдерживало меня до сих пор от знакомства с ним. Вон, «100 лет одиночества» уже год стоит у меня на полке и поглядывает на меня осуждающе. Но, мои худшие ожидания не оправдались.

      Я сначала не мог понять, почему мой друг посчитал «Любовь во время чумы» такой уж циничной книгой о любви, потому что с первых страниц нас ожидают именно те самые розовые сопли, правда, сдобренные нотками отрезвляющего реализма. Но по мере развития сюжета и взросления героев, книга с заоблачных высот все опускалась ниже и ниже, пока твердо не встала на твердую землю и не погрязла в его грязи.

      «Любовь во время чумы» роман о любви. О любви плотской и духовной. И иногда любовь плотская может повергнуть современного читателя в легкий шок и пошатнуть его чувство прекрасного, потому что, как я писал выше, эта книга циничная и как Стивен Кинг, Маркес не пытается сгладить углы и заменять режущие слух слова их более толерантными синонимами. И при том, что, казалось бы, сюжет оригинальностью не отличается, считайте это классический любовный роман с тремя участниками, у Маркеса получается благодаря его мастерству, проследить жизнь трех человек на протяжении их долгой жизни, сталкивая их и разводя, чтобы снова столкнуть. И вместе с тем Маркес описывает и рассматривает трансформацию любви и отношений через призму времени, как любовь вспыхивает как чума и чуть ли не убивает своего носителя, потом как со временем это чувство остывает, исчезает и снова вспыхивает, но уже более спокойным и долговечным огнем.

      А еще, «Любовь во время чумы» роман о старении. Ведь когда книга вышла на свет, самому Маркесу уже было под шестьдесят лет и его не могла не волновать и не интересовать эта проблема. «Любви все возрасты покорны» — вот главный девиз книги. Ведь и в 70 лет хочется (а некоторым и можется) любить, несмотря на седину. дряблость кожи и немощность. И автор пытается нас в этом убедить. Нет, это не противно и не противоестественно, любить и любиться перевалив 70-летний рубеж.

      Возможно, в момент выхода роман Маркеса не казался таким архаичным, как сейчас. Возможно, «Любовь» — одна из наиболее хорошо написанных латиноамериканских мыльных опер со всем характерным набором сентименталистского ряда в его испанском варианте: любовь до гроба, радость плоти, любовная переписка и проч. Очень близко к Пересу-Реверте и Сафону в лирической ипостаси обоих. Полагаю, писательницы навроде Барбары Картленд или Даниэлы Стил, любят наиболее именно эту книгу Маркеса. Ни капли того, что условно называют «магический реализм» или вариаций на тему власти и одиночества- конька Маркеса. Узнаваемая стилистическая вязь, чувство юмора приходит на выручку автору в оописаниях, например, физической стороны страсти стариков. Перевод Синянской вызывает уважение, но фортель с переводом холеры как чумы за пределами добра и зла — сознательный переводческий грех. Очевидно, что книжка Маркеса повлияла на «Музей» Памука — вещь более значительную, не без психологии и влияния Пруста. В «Любови» много от олеографии, Шахерезады, рахат-лукума и прочей безыскусности — женский роман в чистом виде примерно той же эстетической направленности, что и прекрасное «Любовное настроение» Вонга.

      fantlab.ru

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *