Эхинококкоз титры

by:

Разное

Здравствуйте, уважаемая Ольга Ивановна.

Сразу же хочу выразить Вам огромную благодарность за то, что Вы так основательно занимаетесь проблемами паразитологии и знакомите со своими работами и методами лечения население.

У меня есть приусадебный участок, ежегодно я выращиваю свиней, также дома есть собака и кошка.

В прошлом году в связи с обострением язвы 12-перстной кишки я находился на больничном. Анализы в связи с праздниками затерялись, и лишь через 25 дней был найден ОАК (общий анализ крови), в котором было: ?-14; С-18; Э-45; Л-32; СОЭ-7.

12.01.2005 при повторном анализе: ?-11,6; С-60; Э-21; Л-15; СОЭ-27, в связи с чем терапевт направил меня к инфекционисту, которая повторно направила на ОАК и на кровь к антителам.

ОАК от 18.01.2005: ?-15; С-28; Э-50; Л-19; СОЭ 6.

В крови обнаружены антитела к эхинококку в титрах 1: 200.

Инфекционист сказала, что методики лечения нет. С этой болезнью за 20 лет она столкнулась впервые, велела зайти через 3 дня за таблетками, которые «попробуем, может, поможет». Я вновь зашел к терапевту, который, увидев результаты анализов, провел УЗИ органов и сказал, что, к счастью, пока ничего нет.

Беспокоили же меня тяжесть в правом подреберье и слабое подташнивание, что я относил к язве.

Поняв, что у меня серьезное заболевание, в киоске ЦРБ я купил Вашу книгу «Черви-паразиты» и ужаснулся, осознав, насколько все серьезно. Попросил терапевта направить на анализы жену и ребенка. В этот же день позвонил по указанному Вами номеру в Центр, ответила на звонок регистратор (огромное ей спасибо), которая объяснила, что эхинококкоз излечим и необходимо пройти у Вас обследование.

Все же я обратился за консультацией к бывшему главному врачу ЦРБ – онкологу, который направил меня на вегетативно-резонансное тестирование (ВРТ). У меня были обнаружены: хеликобактерии, эхинококкоз, тениоз, цитомегаловирус, стафилококк. У жены – эхинококкоз, у сына – только острицы. Онколог сказал, что созвонился с ГИБ, и послал к инфекционисту за направлением, которая с огромной неохотой выдала направление и высказала: «Ходите, ищите себе болезни. Это не лечится. Возможно, у тебя давно уже опухоль в мозге. Тут одна два месяца ходила ко мне со своими эозинофилами, я ее вчера к онкологу отправила». Спорить я с ней не стал. На следующий день был госпитализирован в КГИБ, где встретил чуткое отношение со стороны доктора, который сразу предупредил, что за 22 года с эхинококкозом сталкивался два раза. Однажды у больного была опухоль, он был направлен на операцию, но у него выявили эхинококковую кисту в головном мозге. За 10 дней нахождения в стационаре мне было проведено обследование: УЗИ, рентгенография грудной клетки, дуоденальное зондирование, ОАК (?-9,2; С-25; Э-45; Л-20; СОЭ 6), антитела к эхинококку. В моче были обнаружены ? 4–5; Э-2,5. Был поставлен диагноз: эхинококкоз неустановленной локализации. Доктору удалось за это время изучить новый учебник паразитологии, также он изучил Вашу книгу, и мне было назначено лечение немозолом (по инструкции, которую прилагаю). Немозола не было даже на базе «ИПКА» в Москве. Пришлось снова связаться с Вашим регистратором.

У жены также были обнаружены антитела к эхинококку в титрах 1: 200, однако ОАК был в норме, Э-2. У сына анализы были нормальные. Несмотря на это, я потребовал у инфекциониста провести им УЗИ и рентгенографию, после чего жене так же был поставлен диагноз: эхинококкоз неустановленной локализации.

С 16.02.2005 мы с женой начали лечение немозолом по инструкции при постоянном контроле ОАК (у жены он всегда был в норме). Мой ОАК от 16.02.2005: ?-14,6; n-11; С-44; Э-20; Л-15; СОЭ-12; ОАМ (общий анализ мочи): ?-0—1; билирубин – 12,5; АЛТ – 0,45.

Кроме того, вновь сделали диагностику ВРТ в своем городе. У жены была обнаружена локализация в легких, у меня – в мочевом пузыре и прямой кишке.

Через две недели у жены эхинококкоз не тестировался, в ОАК изменение ? с 8,0 до 5,2. У меня ОАК: ?-6,0; n-2; С-69; Э-2; Л-25; СОЭ-7; билирубин – 11,3; АЛТ – 0,32. Эхинококкоз тестировался.

Повторный анализ крови (мой) на антитела к эхинококку в титрах 1: 200. В лаборатории объяснили, что антитела начнут снижаться не ранее чем через 8 месяцев.

Новый цикл немозола.

ОАК от 07.04.2005: ?-5,2; n-1; С-62; Э-2; Л-32; М 3; СОЭ-6. Эхинококкоз не тестируется.

ОАК от 25.04.2005: ?-5,4; СОЭ-4; билирубин – 13,6. АЛТ – 0,72.

Кроме того, во время второго цикла лечения мы с женой провели 3 курса очищения кишечника минеральной водой в профилактории.

Ольга Ивановна, Вы меня извините за такое пространное письмо. Вся проблема в том, что мы с женой лечимся по Вашей методике, по Вашим книгам. Спасибо инфекционисту хотя бы за то, что пока не отказывает в выписке направлений на анализы крови, но скептически относится к ВРТ.

Причину возникновения у нас заболевания никто устранять не собирается, а их может быть только две.

1. Поросят я покупаю в одном хозяйстве. Полтора года назад при забое обнаружили в печени и легких одной из забитых свиней водянистые пузырьки. Внутренности мы скормили собаке, мясо съели сами, многократно готовили шашлыки.

В течение последних трех лет в этом колхозе наблюдается падеж молодняка свиней весом 40–50 кг, как говорит завфермой, из легких выделяется гной. Неоднократно проведенные исследования результатов не дают. Со слов работников ветстанции, в частных хозяйствах частенько забиваются эхинококкозные свиньи.

2. В 200 м вверх по речке, шириной 3 м и глубиной до 1 м, коммерсант занимается забоем скота, внутренности которого сбрасывает в реку и их растаскивают собаки, в том числе и моя. Тут же купаются дети, не старше 10 лет. Несмотря на неоднократные жалобы жителей, СЭС никаких мер не принимает.

Ольга Ивановна, у нас остался последний цикл лечения немозолом, если Вас не затруднит, ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов:

1. Как нам наблюдаться далее и нужно ли проводить какое-либо профилактическое лечение?

2. Как долго организм будет вырабатывать антитела?

3. Сколько времени сколексы могут находиться в почве, какова вероятность повторного заражения?

1. Индивидуальное наблюдение и лечение Вашим лечащим врачом.

2. Выработка антител в организме – это индивидуальный процесс, поэтому сроки у всех будут разные, у многих антитела могут сохраняться всю жизнь.

3. Вы выбрали правильный путь лечения и грамотно разобрались в вопросах санитарной гигиены.

Дополнительно рекомендую постоянно принимать травяные адаптанты (см. «Новые тайны нераспознанных диагнозов. Книга 1», Письмо № 12).

Так как первично эхинококк проходит через печень, там обязательно задерживаются сколексы. Необходимо проводить защиту печени: принимать расторопшу. Одну чайную ложку травы заваривают 200 мл кипятка, настаивают 15–20 минут. Принимать 2 раза в день до еды по 100 мл настоя. Можно принимать по 1/2 ч. ложки измельченной травы до еды 2 раза в день. Пить в течение 1 месяца, затем перерыв 15 дней, и так постоянно. Если на расторопшу есть аллергия, принимать ее не нужно.

КОРОТКО ОБ ЭХИНОКОККОЗЕ

Преподавателями медицинских институтов эхинококкоз представляется как экзотическое заболевание, характерное для стран Южной Америки, Австралии, Азии, Африки. Возможно, поэтому у наших практикующих врачей эти знания не фиксируются в памяти или со временем стираются за ненадобностью.

В настоящее время учеными установлено, что в результате смещения положения земной оси изменяются электромагнитные частотные характеристики всех участков территории планеты. Это способствует появлению новых видов-мутантов среди микроорганизмов и перемещению уже известных видов в новые районы земного шара. И если раньше в европейских странах эхинококкоз был редким эпизодическим заболеванием, то в настоящее время он стал уже достаточно распространенным. Но стереотип врачебного мышления типа «у нас этого не бывает» и отсутствие научных разработок по проблеме паразитарных заболеваний мешают своевременной диагностике этого грозного заболевания.

Сразу хочу пояснить, что заболевание вызывают не взрослые черви, а пузыри с их личинками. Термины «однокамерный» и «многокамерный» обозначают различные формы развития именно деток паразита.

В лице эхинококка мы имеем дело с высокоорганизованными существами, имеющими своеобразную иерархию и обладающими исключительной приспособляемостью к любым условиям. Напрашивается параллель: как человек – самое высокоорганизованное существо среди животного мира Земли, так и эхинококк – самый развитый и совершенный вид среди микромира.

Этот паразит фактически имеет два варианта «общественного устройства» – племена оседлые и кочующие. Оседлое племя – это взрослые половозрелые ленточные черви. Они обосновываются в тонком кишечнике организма-хозяина, попадая в него в виде сколексов – головок паразита. Сколексы, в свою очередь, встречаются в органах животных. Следовательно, основными хозяевами должны быть хищники – плотоядные животные, поедающие зараженное сколексами мясо. Хищники, как правило, охотятся на травоядных и на более мелких хищников. Значит, постоянные (основные) хозяева – волки, шакалы, лисицы, песцы, собаки, кошки и всеядные – свиньи.

Собаки и кошки в этой цепи играют двойную роль: они могут быть больными, то есть носителями паразитов (основными хозяевами). И в этом случае человек заражается, играя с собакой или кошкой, ухаживая за ними; в случаях когда люди и животные едят из общей посуды, когда животные лижут лицо и руки и т. д. Но заражение может произойти и от здоровой собаки, у которой шерсть оказалась загрязненной экскрементами других собак. А вы знаете, как животные любят нюхать каждую кучку, а иногда даже и вываляться в ней. А мы их отмываем, порой без резиновых перчаток, забивая себе под ногти яйца эхинококка. Поэтому риск заражения эхинококком примерно раз в 20 выше у владельцев собак и кошек, чем у лиц, их не имеющих.[3]

Чаще заражаются животноводы и люди, связанные с хранением и обработкой сырья животного происхождения. Однако «подхватить заразу» можно во время купания в водоемах или при употреблении в пищу немытых лесных ягод.

Так или иначе, съев зараженное мясо (особенно печень и легкие – основные места поселений сколексов), плотоядное животное становится носителем – основным хозяином и «занимается» выращиванием зрелого, «оседлого» паразита в своем кишечнике. (Человек может быть как основным, так и промежуточным хозяином.)

Что же представляет собой сколекс? Это головка будущего взрослого ленточного червя. При его рассмотрении вы можете увидеть, что «головкой» его можно назвать с большой натяжкой – на деле это настоящий монстр с четырьмя присосками, которые присасываются посильнее самого мощного созданного человеком пылесоса. Но монстру и этого мало. У него еще имеются два ряда зубьев-крючьев, которыми он вгрызается в ткани своего промежуточного хозяина.

В научной литературе я так и не нашла информацию о том, к какому виду питания склонен эхинококк. По-видимому, как и человек, в процессе эволюции паразит стал всеядным. Благодаря присоскам он всасывает питательные вещества, а с помощью зубьев-крючьев разрушает кровеносные сосуды и «пьет» кровь хозяина.

Сколекс, попав в кишечник основного хозяина, вгрызается в слизистую оболочку, питается и вырастает во взрослого червя: появляется шейка с 3–4 члениками (рис. 1а) и достигает длины от 3 до 5 мм. Последний членик по мере созревания набивается яйцами размером 0,036 * 0,032 мм. Этот членик (его еще называют маткой) в длину составляет примерно половину взрослой особи (около 2,5 * 1,5 мм). В общем, яиц достаточно много – около 800. Причем созревают эти членики-матки не сразу, а постепенно – один за другим.

После созревания членики отрываются от материнских паразитов, и что вы думаете, – это просто сумки с яйцами? Ничего подобного! Это живые передвигающиеся танки! На всем своем пути они выстреливают и разбрасывают болезнетворные яйца. И заметьте, какую тактику выбирают членики-«танки»: одни самостоятельно выползают из анального отверстия и расходятся по телу хозяина, другие же – «спецотряды» – вместе с калом «забрасываются» на почву, траву, в водоемы и только там «отстреливают» свои яйца – «мины замедленного действия». Да, поистине война со своей стратегией и тактикой!

Итак, племя осело, питается, пьет нашу кровь (тыл армии) да еще засылает танки-минеры с далеко идущими планами – готовит уже следующее кочующее свое племя для освоения не только новых территорий для поселения, но и новых хозяев – животных другого вида. Это травоядные: козы, бараны, коровы, верблюды, лошади, олени, ну и как всегда, человек. Они проглатывают зрелые членики или отдельные яйца (онкосферы). Начинается кочующая стадия развития эхинококка в промежуточном хозяине (травоядные и человек).

Человек заражается, заглатывая онкосферы с немытыми овощами, фруктами, ягодами. Собирая в лесу грибы или погладив зараженных животных, мы также можем «подхватить» яйца.

Попав в желудок промежуточного хозяина, оболочки яйца (онкосферы) под действием пищеварительных ферментов растворяются, и юные сколексы освобождаются. При помощи своих крючьев они проникают в слизистую оболочку желудочно-кишечного тракта и далее, с током крови и лимфы, разносятся по органам.

Эхинококк может поражать все без исключения органы и системы: от головного мозга, глазных орбит, спинного мозга, щитовидной железы до легких, печени, селезенки, почек, матки и т. д.

В зависимости от вида животных, от которых пришли эхинококки-кочевники, будут формироваться и различные типы их поселений, среди которых можно выделить три главные разновидности. Первая – это образование огромного дома-кисты (однокамерная форма). Следуя сравнению с человеческими этническими формами жизни, условно назовем этот вариант южным. Вторая форма (условно – северная) – это скопление отдельных мелких кист (юрточек). Это многокамерная форма, более агрессивная. И наконец, промежуточная форма – это мелкие, разбросанные отдельно кисточки, возникающие в результате обсеменения разных органов. Это, так сказать, западный образ жизни – отдаленные друг от друга фермы. Образуются эти поселения в результате травмы, операции или самопроизвольно.

При поедании плотоядными животными органов других животных, содержащих личиночные формы эхинококка, из каждого сколекса в кишечнике образуется ленточная форма паразита, которая через 2–3 месяца становится половозрелой. Продолжительность жизни половозрелых паразитов в кишечнике человека или животного составляет, как правило, менее года. В то время как личиночная стадия эхинококка в виде пузырей может длиться всю жизнь организма-хозяина.

Тяжесть клинических проявлений зависит от локализации, вида распространения, величины эхинококкового пузыря и продолжительности течения болезни.

При любой локализации в эхинококкозе можно выделить четыре стадии развития. Первая – латентная (скрытая), начинается с момента инвазии онкосфер и продолжается до проявления субъективных расстройств. Симптомов не дает. Вторая – слабовыраженная, проявляется в виде слабости, тошноты, головокружения, тяжести в правом подреберье, аллергии. Третья выражается уже отчетливо: имеет место объективная симптоматика заболеваний конкретных органов. При этом третья стадия часто определяется уже как опухолевое, раковое заболевание. Четвертая стадия обычно трактуется как уже неоперабельный рак с метастазами.

При эхинококкозе печени первая стадия может быть длительной, неясной, с осенне-весенними обострениями. При эхинококкозе спинного мозга первая стадия бывает непродолжительной, поскольку киста, достигнув даже незначительных размеров, оказывает давление на спинной мозг. При этом могут развиваться параличи, тазовые расстройства и другие тяжелые осложнения.

При других локализациях осложнения наступают позднее и отличаются разнообразием. Например: пневмоторакс, асцит, желтуха при поражении печени, смещение органов, средостения при эхинококкозе легкого, патологические переломы при эхинококкозе кости, перитонит при поражении брюшины.

Первично эхинококк чаще всего поражает печень, несколько реже – легкие или брюшную полость, но не исключено появление первого очага эхинококкоза в любом органе человека.

Эхинококк более редкой локализации встречается в мышцах, костях, селезенке, почках, щитовидной железе, сердце, мозге, глазницах, глазах, половых органах, мочевом пузыре, желудке и других органах. Причиной множественного поражения эхинококком является обсеменение организма в результате механического повреждения первичного эхинококкового пузыря, например во время пункции или операции, в результате прорыва кисты, травмы, ушиба, либо занесения через кровь. При ослабленном иммунитете первичное поражение может появиться одновременно сразу в нескольких органах.

Для эхинококкоза характерна способность паразита к инфильтрации (прорастанию в окружающие ткани и органы), особенно при многокамерной форме,[4] при которой он не ограничивается образованием плотной округлой опухоли, а прорастает в орган мелкими пузырьками и далее из этого органа растет в другие. Например, из печени возможно прорастание в диафрагму, легкие, почки. Одновременно могут появляться и отдаленные метастазы, например, в мозг, мышцы, кости, а также отпочковываться дочерние пузыри, распространяющиеся по всему организму с током крови.

Из осложнений при эхинококккозе наибольшую опасность имеет разрыв пузыря, который может проявиться как тяжелый аллергический шок. Далее эхинококк быстро распространяется в другие органы (генерализация процесса), и область разрыва нагнаивается. В последнем случае наблюдаются симптомы абсцесса (высокая температура, тяжелое состояние, сильные локальные боли, изменения в крови и другие тяжелые симптомы). Эти внезапные, острые течения заболеваний приводят к таким серьезным последствиям, как абсцесс печени, накопление жидкости, крови, гноя в плевральной полости с резким смещением легкого, быстрое воспаление брюшины (перитонит).

Все эти осложнения характерны также и для других кистозно-воспалительных заболеваний, таких как аппендицит, разрыв кисты, внематочная беременность, прободная язва, микробный абсцесс печени, грибковое поражение легких с разрывом ткани, брюшной тиф, заворот кишечника, травмы с разрывом органов и т. п. Поэтому при отсутствии этих заболеваний вышеперечисленные осложнения диагностируют не как эхинококкоз, а сразу как раковый процесс IV степени. И вместо принципиально иного метода лечения, основанного на подавлении возбудителя – эхинококка, могут ошибочно назначить «традиционные» методы – химиотерапию, облучение, иногда операцию. В этом случае обычные онкологические мероприятия не приводят к улучшению, а, наоборот, снижают иммунитет и ускоряют метастазирование эхинококка в другие органы.

Иногда в результате развития соединительной ткани эхинококковые кисты приобретают плотную консистенцию и обнаруживаются рентгенологическими методами. Поэтому-то обычно рентгенологи для доказательства наличия эхинококкового поражения ищут именно такой плотный очаг. Но пузырь большой плотности встречается редко. В результате и происходят расхождения между вегетативно-резонансной (ВРД) и рентгенологической диагностикой.

При ультразвуковом исследовании также бывают расхождения, так как эхинококковый пузырь, содержащий скопление зародышей-сколексов, в плотном органе (печени, поджелудочной железе, почках) не выглядит как киста и становится неопределяемым для УЗИ. В таких случаях в заключении пишется «неоднородная структура». Одиночные же личинки, мигрирующие в печени и легких, оказываются вообще невидимы для таких исследований.

В запущенных стадиях клиника течения заболевания эхинококкозом всегда яркая, но при этом выставить онкологический или просто хирургический диагноз и идти по проторенной дорожке легче, чем искать новые пути в диагностике и лечении.

Следующий клинический пример – доказательство последовательного, длительного течения эхинококкоза.

Пациентке 46 лет. В 16 лет у нее неожиданно появились выраженные боли в животе, высокая температура. Оперировали по подозрению на аппендицит. Аппендикс оказался в норме, констатировали гнойный перитонит, причину не выясняли.

По течению заболевания, его внезапности, гнойный перитонит можно объяснить только вскрывшимся эхинококковым пузырем. Пациентка выжила. Через 10 лет у нее обнаруживают кисту правой почки, но, разумеется, не констатируют как эхинококк и удаляют почку вместе с кистой. Еще через 10 лет выявляют кисту в полости матки, опять эхинококковое поражение «не замечают» – матку удаляют вместе с придатками. Спустя еще 10 лет при гастроскопическом исследовании выявляют кисту – опухоль желудка и предлагают операцию. Вот тогда пациентка и пришла к нам на диагностику. На ВРД у нее выявлен многокамерный эхинококк в желудке и в левой доле печени.

На следующий день по «закону парных случаев» обращается молодая женщина 36 лет почти с таким же анамнезом, но еще не на том этапе, что в предыдущем примере (эта женщина моложе). Также в юном возрасте – перитонит, затем – удаление кисты почки, сейчас – с направлением на удаление матки. Врачи на УЗИ обнаружили в матке большую кисту и, как рассказала сама пациентка, были в недоумении от ее необычности. Но обстоятельство «необычности» не вызвало у врачей подозрений, желания проанализировать анамнез пациентки и изучить причины уже перенесенных операций, чтобы увязать их в один процесс. Видимо, поэтому эхинококкоз и не заподозрили.

На вегетативно-резонансной диагностике у пациентки выявляется многокамерный эхинококк в матке и однокамерный в желудке и левой доле печени. Следовательно, можно сделать вывод, что следующие «кандидаты на операцию» – желудок и печень.

А теперь предлагаю вам рассмотреть еще один пример из практики с учетом полученных первоначальных знаний об эхинококкозе.

Женщина, 48 лет. В 1978 году проведена операция – резекция опухоли ребра (удаление опухоли вместе с ребром). Гистологическое заключение – доброкачественная опухоль. Естественное желание пациента узнать – что же это за опухоль? Из чего она состоит? Но гистологи не дали ответа на этот вопрос.

Но мы с вами, вооруженные новыми знаниями о паразитарном возбудителе – эхинококке, вспоминаем, что эхинококк может поражать любые органы, в том числе и кости, и при соответствующих условиях распространяться по всему организму. Тогда дальнейшее развитие заболевания у этой пациентки станет для нас вполне объяснимым.

В октябре 1998 года при флюорографии у нее случайно была обнаружена большая опухоль правого легкого. Проведена бронхоскопия, после чего появился сильный кашель и увеличился подключичный лимфоузел. Проведено удаление одного из лимфоузлов. Гистологическое заключение – рак. Проводят облучение остальных подключичных лимфоузлов и части правого легкого, а также пять курсов химиотерапии. Через полгода в левом легком на рентгенограмме выявляются множественные уплотнения. Предлагают облучение левого легкого и химиотерапию. Тогда пациентка обращается к нам на диагностику.

На ВРД выявляем: нарушение индекса ДНК третьей степени; истощение иммунной системы; фиброз правого легкого (после облучения); эхинококк однокамерный (гранулозис) в обоих легких, брюшине и головном мозге.

Проанализируем, что же произошло. После операции (резекции опухоли ребра) эхинококк в течение последующих лет перемещался по организму и скапливался в правом легком, а затем при бронхоскопии (в результате механического воздействия бронхоскопа) произошел разрыв капсулы эхинококкового пузыря и диссеминация (распространение) его в лимфоузлы. После удаления лимфоузла распространение эхинококка пошло в левое легкое, головной мозг и брюшину. В соответствии с установленным диагнозом назначено лечение, основанное на подавлении жизнедеятельности обнаруженного возбудителя – эхинококка.

Как я уже отмечала, согласно статистическим и медицинским данным,[5] в 90 % случаев при поражении человека эхинококком ставится страшный диагноз-приговор – онкологический раковый процесс. И таких примеров очень много.

Ошибочным диагнозом может быть и локализация эхиноккока в глазнице. Эхинококк может осесть в глазнице (глазной орбите), реже – в глазу под сетчаткой. Здесь сколекс эхинококка растет, образует пузырь, приводящий к увеличению объема клетчатки глазницы, в результате чего глаз начинает выталкиваться наружу. Процесс может быть как двусторонним (оба глаза), так и односторонним. В последнем случае, как правило, ставят диагноз «рак глазницы» и оперируют часто вместе с видящим глазом.

Помню, у нас в годы учебы в Самаркандском медицинском институте был доцент одной из кафедр, с большим односторонним экзофтальмом, и ему часто предлагали операцию, правда, не подозревая, что это может быть эхинококк. Но он интуитивно отказывался, внешний вид его не особенно волновал, а эхинококковый пузырь, по-видимому, осумковался плотной оболочкой и более ужe не увеличивался, стабилизировав процесс.

При проникновении эхинококка в глаз под сетчатку вначале образуется небольшой пузырек, и если человек обратится к врачу на этой стадии, то эхинококка можно рассмотреть в микроскоп (так называемую щелевую лампу окулиста). Зрелище это незабываемое! В пузырьке живет себе, движется и копошится «зверек» (рис. 2.).

В этом случае еще можно отбаррикадировать, создать вокруг эхинококка рубцовую ткань и предотвратить его рост, а следовательно, распространение отслоения сетчатки. Таким образом удастся сохранить глаз и оставшееся зрение. Но часто пациент приходит на запущенной стадии – с отслоением сетчатки, помутнением стекловидного тела. Эти осложнения происходят оттого, что к гельминтам присоединяется еще и воспалительный компонент. В таких случаях увидеть паразита на глазном дне при офтальмоскопии невозможно. При УЗИ глазного дна эхинококковый пузырь будет выявляться как раковая опухоль (или, как выражаются офтальмологи, «плюс-ткань»), а не как просто отслоение сетчатки. Это объясняется неоднородностью состава эхинококкового пузыря, заполненного соединительно-тканными перегородками, сколексами эхинококка и колониями других микроорганизмов. Офтальмологи не делают пункцию глазного дна, а, диагностируя процесс как раковый, спасают жизнь пациента от возможных метастазов злокачественной опухоли в головной мозг – удаляют глаз вместе с опухолью неизвестной этиологии.

Удаляется глаз, подчас еще зрячий. Хирург старается перерезать зрительный нерв подальше от глаза, считая, что по нерву рак может распространиться дальше в глазницу, в мозг, перейти на другой глаз. Что часто и случается, так как остановить распространение паразитарного поражения при сниженном иммунитете и при возможности его распространения по кровеносным сосудам из других органов очень сложно. В случае разрыва нагноившегося эхинококкового пузыря в глазу развивается тяжелое заболевание – воспаление оболочек и стекловидного тела (эндофтальмит, панофтальмит).

В зависимости от того, какой диагноз поставят на УЗИ – рак или банальный воспалительный процесс, – и будет предпринято соответствующее лечение. В первом случае операция – удаление глаза, при воспалении же – лечение антибиотиками. Но эхинококковый процесс на антибиотики не реагирует и заканчивается полным отслоением сетчатки с развитием вторичной, осложненной глаукомы.

Основные ошибки диагностики связаны с трудностью выявления эхинококкоза и острой клиникой протекания болезни, проявляющейся, как правило, в осложненной форме, которая требует немедленного хирургического вмешательства. А в запущенном состоянии – особенно. Обычно диагностика включает обследование рентгенологическими и лабораторными методами.[6] Наиболее достоверным является компьютерное обследование на ЯМР-томографе (ядерно-магнитно-резонансное исследование). Но и при выявлении «кисты» в диагностике все равно остаются трудноразрешимые вопросы, потому что пункция при эхинококкозе противопоказана.

В связи со снижением общего иммунитета людей, а тем более зараженных паразитами, лабораторные исследования далеко не всегда оказываются достоверными, так как основаны на выявлении антител. При диссеминации (распространении) эхинококка в виде мелких кист по различным органам прижизненная диагностика значительно затруднена и делается, как правило, по клиническому течению заболевания и результатам ВРД.

Большие надежды на лечение эхинококкоза возлагаются на резонансно-частотную аппаратуру. Принцип работы этих приборов таков: в установленную область локализации паразита направляют электромагнитные волны соответствующей, губительной для них, частоты. Это воздействие угнетает их жизнедеятельность и постепенно приводит к полной гибели. По необходимости лечение можно усилить антигельминтными медикаментами (мебендазолом, альбендазолом). При этом необходимо провести дезинтоксикационную терапию, очищение организма и крови, насытить организм микроэлементами, витаминами, повысить иммунитет.

Для демонстрации, какую опасность представляет собой заболевание, приведу клинический пример пациентки, обратившейся в наш Центр, записанной к врачу Тихонову Е. В.

Пациентка А., 56 лет, профессиональный художник, посвятившая свою жизнь кинологии.

Жалобы при поступлении: слабость, одышка, кашель, потливость.

Эхинококкоз выявлен 5 лет назад; произведены две торакальные (со вскрытием грудной клетки) операции, в том числе на открытом сердце; послеоперационный рубец не закрывается 6 месяцев; остеомиелит грудины; медиастенит. Пациентка стала искать возможности лечения, обратилась в Центр.

На контрольной компьютерной томографии через 6 месяцев: элементы обызвествления в выявленных ранее очагах. Серология на эхинококкоз: снижение титров антител.

Проводим ВРД. У пациентки тестируем геопатогенную нагрузку, психические проблемы, снижение функции эндокринной системы, частоты эхинококкоза, хламидиоза, вируса Коксаки.

Назначаем частотную терапию, биорезонансную терапию (БРТ), биорезонансные препараты, немозол, трансфер-фактор и трансфер-фактор плюс по разработанной нами схеме.

Самочувствие улучшилось через месяц; послеоперационный шов закрылся через два месяца; купировались явления медиастенита, остеомиелита; через 6 месяцев нет радиационной нагрузки, улучшилось состояние иммунной системы, психологическая нагрузка снизилась. Не тестируется часть частот эхинококка. Не тестируются хламидиоз и вирус Коксаки.

Подобных пациентов диагностировано в Центре 5 человек. Всем проводилось лечение: резонансно-частотная терапия (РЧТ), биорезонансная терапия (БРТ), биорезонансные препараты, немозол по инструкции и трансфер-факторы.

• метод ВРД позволяет первично выявить эхинококкоз;

• частотная терапия позволяет эффективно проводить терапию эхинококкоза;

• трансфер-факторы способствуют эффективному повышению иммунитета и ускорению выздоровления.

Я не думаю о прошлом.

Я весь в моем будущем.

Я уверен в правильности моего образа жизни.

Я учусь на ошибках и на жизненном опыте.

• энергетически восстанавливать ткани (быть на природе, лес, музыка);

• стирать патологическую память и разрушительные энергетические впечатления (настрои Сытина).

Для восстановления помогут лекарственные растения: арника, мирабель, ломонос, солнцецвет, недотрога, боярышник, лилия белая, фуксия садовая и золотистая, зверобой.

Гомеопатия: Staphysagria 3CH, 9CH, 12CH; Ignatia 9CH, 12CH, 15CH; Hypericum D4, D6, D9, D12, D15, D20; Ruta D4, D6, D9, D12, D15; Arnica Montana D3, D6, D9, D12, D15.

www.nnre.ru

Антитела суммарные к антигенам токсокар IgG, титры, иммуноглобулин

Инфицирование человека глистами рода Toxocara canis можно подтвердить только лишь в том случае, если при диагностике методом ИФА (иммуноферментного исследования) в его крови выявлены титры антител IgG к антигенам токсокар. Связана сложность определения заболевания, вызываемого у человека этими паразитами, с тем, что их личинки в организмах людей никогда не достигают половозрелого состояния. Следовательно, в кале и дуоденальном содержимом взрослых особей или их яйца обнаружить нельзя. Именно поэтому серодиагностика, исследование, выявляющее антигенов этих червей (иммуноглобулинов IgG и IgE), является самым эффективным тестом при этом гельминтозе. Также его всегда применяют для контроля получаемых во время лечения инвазии результатов. Необходим данный анализ в следующих случаях:

  • У пациента внезапно появилась лихорадка неясного происхождения или признаки поражения лёгких и печени на фоне эозинофилии. Такая симптоматика обычно указывает на возможное заражение нематодами;
  • При резком снижении зрения на один глаз также необходимо это исследование;
  • У детей анализ на антитела к токсокарам (титр) проводится и по эпидемиологическим показаниям, таким как контакт с загрязнённой землёй и бездомными собаками;
  • Также выявление иммуноглобулинов IgG и IgE необходимо в том случае, когда человек употреблял в пищу плохо обработанные продукты, которые возможно заражены toxocara canis.
  • В обязательном порядке проводится исследование и у людей из группы риска – ветеринаров, фермеров, кинологов. Кроме этого анализ крови, показывающий наличие антител к токсокарам IgG, назначается и при дифференциальных исследованиях, проводимых при других глистных инвазиях.

    Как расшифровать результаты ИФА на антитела к антигенам токсокар (титр)?

    Результаты анализа крови на IgG к антигенам токсокар, проводимого методом ИФА, позволяют с наибольшей точностью определить, как давно заражён ими пациент. Расшифровка титра показывает специалисту, имеются ли в крови человека антитела IgG к антигенам токсокар. В том случае, когда титры составляют 1:100, ответ отрицательный. Числа от 1:200 до 1:400 ставятся тогда, когда пациент является носителем токсокар, а также у него могут быть поражены личинками червей ЦНС или глаза. Если титр, поставленный в листе исследований, составляет 1:800, это означает положительный результат, то есть в крови обнаружены антитела к токсокарам IgG и заболевание прогрессирует. В отдельных лабораториях для обнаружения паразитов используют индекс позитивности. В пояснениях к анализам указывается следующая расшифровка:

  • <0.9 – отрицательно, то есть гельминтов вида toxocara canis не обнаружено;
  • Индекс idx от 0.9 до 1.1 наличие паразитов сомнительно, требуется повторная диагностика методом ИФА;
  • idx >1.1, но < 2.2 – положительно, это значит, что титры антител IgG к антигенам токсокар присутствуют в крови человека, но он является носителем возбудителей;
  • Если индекс позитивности выше 8.0, а также количество эозинофилов превышает 10%, специалисты без сомнения ставят пациенту диагноз «токсокароз».

В ответах исследования на антитела IgG на антигены к этим паразитам имеются и референсные значения, то есть норма. Единица их измерения – коэффициент позитивности или КП. В том случае, когда данные обеих граф совпадают, или составляют менее 1,0, антител, свидетельствующих о наличии у пациента токсокароза, не имеется. Значения КП от 1,0 до 4,4 дают слабоположительный ответ, при котором необходимо проведение повторного обследования на ат к возбудителю вида toxocara canis. А в том случае, когда КП выше 4,4 – положительный, то есть определено наличие возбудителя и требуется незамедлительное лечение.

Многих людей, столкнувшихся с развитием в организме данной инвазии и выявлением неё при помощи иммуноферментного исследования, интересует и вопрос о том, сколько сохраняются антитела класса IgG к токсокарам. Ответ специалистов на него заключается в том, что АТ на АГ класса IgG к личинкам этих паразитов могут сохраняться в течение длительного времени. Также нередко пациенты интересуются и тем, что значат такие записи в листе исследования: токсокары 1:100, 1:200, 1:400 и 1:800. Хотя на этот вопрос и давался ответ выше, всё-таки следует повторить, что эти титры означают наличие или отсутствие у человека возбудителей заболевания. Так 1:100 – норма, то есть полное отсутствие АТ к АГ возбудителя, 1:200 или 1:400 – слабоположительнй результат, требующий повторного исследования, а 1:800 – положительно, то есть антитела суммарные к антигенам токсокар присутствуют и подтверждают наличие этого гельминтоза.

При контакте человека с этими глистами его иммунная система вырабатывает иммуноглобулины класса IgG и IgE к возбудителям в определённых количествах. После инфицирования появление их возможно через 6-8 недель, а нарастает до максимума их концентрация спустя 2-3 месяца и сохраняется на этом уровне в течение длительного времени. Степень повышения их концентрации связана с тяжестью заболевания.

Антитела суммарные к токсокарам у детей

Родители, столкнувшиеся в справке, выданной ребёнку с записью «индекс idx к anti токсокара титр» и далее идёт числовое значение, обычно интересуются с тем, что она значит. Такая запись ставится в том случае, когда у пациента, имеющего сходную с токсокарозом симптоматику, берётся кровь на антитела суммарные к антигенам этих паразитов. Если титр показывает значение менее 1:100 или полное отсутствие, это является нормой, то есть у малыша полностью отсутствует этот вид глистов. Любое повышение титров на АТ к АГ будут свидетельствовать о слабо или сильно выраженном заражении, а также ранее перенесённом заболевании. Полученные данные фиксируются следующими терминами:

  • Отрицательно (менее 1:100);
  • Сомнительно (от 1:200 до 1:400);
  • Положительно (1:800 и выше).
  • В том случае, когда в данных детских анализов появляется значение титра, превышающее 1:1600, это свидетельствует, что у малыша выявлены не только антитела к антигенам токсокар, но и имеется заражение другим видом глистов. Но низкие значения также не могут однозначно свидетельствовать о полном отсутствии инвазии этими паразитами, так как их могут давать личинки, находящиеся у ребёнка в глазах или висцеральный тип заболевания. Именно поэтому родителям следует быть очень внимательными и при появлении у детей даже минимального количества антител класса IgG, свидетельствующих о возможном заражении токсокарами, не избегать наблюдения специалиста. Это поможет при появлении других признаков, говорящих о развитии данной инвазии, начать своевременное лечение, гарантирующее полное выздоровление ребёнка.

    У маленьких пациентов так же, как и у взрослых, возможны и ложные данные, полученные при выявлении антител к токсокарам при помощи анализа. Так о ложном наличии в организме паразитов могут сказать иммунодефицит или лимфопролиферативные заболевания. Сомнительные же данные дают поражения глаз, возникшие в результате небольшого антигенного воздействия. Именно поэтому врачи-инфекционисты при появлении у человека соответствующей токсокарозу симптоматики, возможной и при других паразитарных инвазиях, или подозрения на произошедшее заражение, одним тестом, выявляющим наличие в организме антител к этим паразитическим червям, не ограничиваются. Также специалистами санэпидемстанций регулярно проводится выявление территорий, которые представляют эпидемическую опасность и проводят на них профилактические мероприятия.

    zhkt.guru

    Сдача анализов на наличие эхинококкоза

    Эхинококкоз – это глистная инвазия, вызываемая ленточными червями Echinococcus granulosus, при которой развиваются паразитарные кисты. В большинстве случаев врач, выслушав жалобы больного и собрав данные анамнеза, оглашает предварительный диагноз. Для его подтверждения проводится иммуноферментный анализ на эхинококкоз и прочие лабораторные исследования. Чтобы определить точную локализацию эхинококковых кист, необходимо опробовать инструментальные диагностики (рентген, КТ, УЗИ и т.д.).

    При каких симптомах обращаться к врачу

    Когда яйца паразитов оказываются в кишечнике и начинают развиваться, человек не ощущает каких-либо симптомов. Эта стадия называется латентной, т.е. бессимптомной.

    Первые симптомы эхинококкоза появляются только тогда, когда личинки достигают органов и начинают свою активную жизнедеятельность. Общая клиническая картина в начале развития заболевания:

  • диспепсические расстройства;
  • увеличение размеров печени (гепатомегалия);
  • постоянная боль в подреберье ноющего характера;
  • кожные высыпания, похожие на крапивницу.
  • Запущенный эхинококкоз приводит к множеству осложнений: нагноению и разрыву кисты, портальной гипертензии, механической желтухе, печеночной недостаточности, обызвествлению.

    При появлении таких симптомов необходимо обратиться к врачу. Скорее всего, он направит пациента сдать анализ крови на эхинококкоз.

    Виды анализов на эхинококкоз

    Диагноз основывается на результатах рентгенологического исследования, КТ и МРТ, положительной реакции ИФА и Кацони.

    При прорыве кисты в плевральную полость наблюдаются сколексы в жидкости, при прорыве в бронхи – в мокроте.

    Методов диагностики достаточно много, поэтому опытный врач определяет, как именно обнаружить эхинококкоз у пациента.

    Если исследование органов с высокой точностью определяет данных паразитов и образование кист, то эхинококк в головном мозге выявить очень трудно. Часто его путают с опухолями доброкачественного или злокачественного характера. Для его диагностики наиболее эффективна МРТ.

    Обследование на эхинококкоз включает лабораторные тесты – ИФА, реакцию Кацони, общий анализ крови и реакцию непрямой гемагглютинации. С их помощью подтверждается диагноз и выявляется степень поражения внутренних органов.

    Помимо этих исследований, применяются следующие методы диагностики:

  • КТ и МРТ;
  • селективная ангиография чревной артерии;
  • сканирование при помощи радиоактивных изотопов;
  • трансумбиликальная портогепатография;
  • печеночные пробы;
  • рентгенография;
  • эхинококк печени на УЗИ;
  • общий анализ мочи (ОАМ).
  • Иммуноферментный анализ (ИФА) – один из эффективных серологических анализов на эхинококкоз. Сущность исследования заключается в обнаружении антител IGG к эхинококку. Данный метод диагностики помогает определить глистную инвазию на ранних этапах развития. Показан ИФА при подозрении эхинококка в печени, легких и головном мозгу.

    За 1 час до сдачи анализа запрещено принимать препараты и курить. Забор крови производится из локтевой вены.

    Поскольку инкубационный период составляет в среднем 2 месяца, спустя 1 месяц после сдачи ИФА желательно пройти исследование еще раз.

    Иммунный ответ при эхинококкозе печени проявляется в 90% случаев, при поражении легких – в 60% случаев. Положительный результат исследования говорит о развитии гельминтоза, что требует принятия незамедлительных мер.

    Помимо ИФА, пациенту необходимо сдать общий анализ крови (ОАК). На заболевание указывают такие показатели, как уровень эозинофилов и СОЭ.

    Анализ реакции Кацони

    Реакция Кацони определяет наличие эхинококков у 90% пациентов. Для этого медицинский работник делает человеку небольшую царапину на предплечье и вводит в нее 0,2 мл эхинококковой жидкости. Если цикл развития эхинококка перешел в образование кист, то на месте царапины появится аллергическая реакция – отеки и локальное повышение температуры.

    Расшифровка результатов

    Когда пациент получает на руки результаты обследования, ему трудно понять, что они означают. В этом должен помочь лечащий доктор. Ниже приведена таблица с обобщением возможных результатов вышеописанных лабораторных методов диагностики.

    Положительный результат – текущее или перенесенное инвазирование.

    Иногда пациент может получить ложноположительный анализ на эхинококкоз из-за онкопатологий, туберкулеза, цирроза печени и других глистных заболеваний. Прочими факторами, искажающими итоги анализов, могут быть: курс лучевой терапии, гемолиз, хилез, применение цитостатиков и иммунодепрессантов.

    При сомнительной реакции на эхинококк он может либо отсутствовать, либо организм проявляет на него слабый иммунный ответ. Такое возможно при образовании кист в головном мозге. Поэтому ИФА в данном случае неэффективен.

    Если пациент получает сомнительный результат, ему придется сдать необходимые анализы повторно.

    Как проверяться после операции

    Основной метод лечения этой патологии – хирургическое вмешательство. Для его проведения пациентам приходится сдавать анализы каждые 2-3 месяца.

    Острицы, лямблии, солитер, гельминты, ленточный червь. Список можно продолжать еще долго, но как долго вы собираетесь терпеть паразитов в своем организме? А ведь паразиты — основная причина большинства заболеваний, начиная от проблем с кровью и заканчивая раковыми опухолями. Но паразитолог Дворниченко В.В. уверяет, что очистить свой организм даже в домашних условиях легко, нужно просто пить. Читать подробнее.

    После перенесения операции по удалению кистозных образований человек должен оставаться под наблюдением еще 2 года, чтобы избежать повторного заражения.

    В целях профилактики врач направляет пациента проходить ОАК, БАК, ИФА, ОАМ, печеночные пробы.

    В случае, когда прыгают титры на эхинококкоз, необходимо консультироваться с лечащим специалистом, чтобы предупредить негативные последствия. В зависимости от локализации кист доктор может назначать дополнительные обследования.

    oparazite.ru

    Анализ крови на эхинококк: норма антител и расшифровка

    Эхинококкоз – инфекционное заболевание, оно может долгие годы протекать без симптомов. Патологический процесс всегда сопровожден увеличением количества новообразований в полости пораженного органа, чрезмерным давлением на внутренние системы и соседствующие органы.

    Эхинококковые кисты формируются в сердце, головном мозге, печени и легких. При отсутствии своевременного адекватного лечения паразиты станут причиной тяжелых необратимых осложнений и заболеваний, инвалидности или даже смертельного исхода.

    Возбудитель эхинококкоза – одноименный гельминт эхинококк, его активность в организме может сохраняться до 5-7 месяцев. Яйца паразита способны проникать во внутреннюю среду при контакте с фекалиями больных животных.

    Гельминт долгое время сохраняет жизнеспособность, он является серьезной угрозой для здоровья человека. Если диагноз подтвержден, анализ оказался положительный, пациенту необходимо провести хирургическую операцию для удаления кист. В противном случае новообразования растут, лопаются, провоцируют общую интоксикацию организма.

    Симптомы эхинококкоза

    Эхинококкоз заболевание коварное, поскольку оно долго не дает симптомов. Пациент может заподозрить у себя паразитов только спустя несколько месяцев или даже лет после инвазии. Такая особенность сильно затрудняет постановку диагноза.

    Общими признаками патологии следует назвать:

  • слабость в теле, чрезмерно быструю утомляемость;
  • периодические боли в голове;
  • снижение работоспособности;
  • кожные высыпания в виде мелких красных пятен;
  • перепады температуры тела.
  • Симптоматик а обусловлена выделением токсичных для организма человека продуктов обмена гельминтов, реакцией на внедрение глистов.

    Помимо общих симптомов пациент страдает от специфических признаков паразитарной инвазии. Если произошло поражение печени, у человека начнется ощущение тяжести, стеснения и боли под правым ребром, он предъявит жалобы на тошноту, увеличение размеров органа. Также наблюдаются кратковременные аллергические реакции: кожный зуд, крапивница.

    При развитии кист эхинококка в грудной клетке имеют место боли за грудиной, сухой кашель без явной причины, кровохарканье, может появиться одышка.

    Когда проводят анализ крови

    Паразиты «выйдут» наружу, как ошпаренные!

    Уже к утру паразиты «вылетят» со свистом.

    Для постановки диагноза требуется провести не только инструментальные исследования МРТ и УЗИ, но также важно сдать анализ крови на определение антител к эхинококку. Перед тем, как приступить к диагностике, пациенту потребуется проконсультироваться с медиками:

    Заболевание дает множество симптомов, поэтому дифференциацией занимаются сразу несколько узкопрофильных докторов.

    Если есть признаки обширных поражений внутренних органов, требуется провести серологическое исследование крови на антитела к эхинококку. Такой анализ необходим при локализации кистозных новообразований в структуре головного мозга, легких и печени, когда они очевидны при проведении УЗИ.

    Когда кисты обнаружены на ранней стадии заболевания, они маленького размера (едва заметные на мониторе аппарата УЗИ), но при прогрессировании паразитарного недуга кисты различаются отчетливо, они имеют определенный размер, локальную форму.

    Существуют категории людей, кто входит в группу риска заболеть, к ним относятся:

    Таким людям необходимо регулярно сдавать анализ на эхинококкоз, поскольку это даст возможность определить паразитов на самой ранней стадии. Анализ делают из крови, забраной из локтевой вены.

    Способы исследования крови

    Антитела к эхинококку выявляют в иммунологической лаборатории, забор материала выполняют в любое время суток, независимо от приема пищи. Единственное, что следует знать, перед проведением исследования, за полчаса до сдачи крови нельзя курить, употреблять сильнодействующие лекарственные средства.

    Биологический материал берут в объеме от 3 до 5 мл, исследуют в течение 2-3 дней. Необходимо уточнить, что инкубационный период болезни обычно длится от полутора до двух месяцев, по этой причине предварительный анализ, скорее всего, даст ложноотрицательный результат.

    В случае если первое исследование показало полное отсутствие антител к возбудителю эхинококкоза, следующий забор крови следует произвести только через 30 дней.

    Что касается общего клинического анализа крови, он при инфицировании эхинококком далеко не всегда будет информативным и актуальным. Часто бывает, что:

    1. ранняя стадия паразитарной инвазии упущена;
    2. прогрессирующее заболевание ошибочно принято за поражение иными паразитами.

    Достойной альтернативой таких анализов для постановки диагноза нужно назвать прогрессивный метод ИФА, который дает возможность вовремя выявить в крови антитела. Эффективность данной процедуры полностью зависит от расположения кистозных новообразований с гельминтами. К примеру, поражение печени можно выявить сразу, а иммунный ответ на глисты в головном мозге происходит намного позже.

    Реакции ИФА и РНГА принято считать наиболее эффективными при подозрениях на заболевание, они дают возможность установить диагноз практически в 40-98% случаев. Максимальная выявляемость гельминтов при массовой инвазии и поражении брюшной полости, забрюшинного пространства – 98%.

    Если произошло обширное поражение легких и печени, эффективность такой диагностики обычно наблюдается в 70-80% от всех случаев. Для своевременного выявления глистов, визуализации очага патологии, дополнительно к методу ИФА показано пройти компьютерную томографию (КТ), магнитно-резонансную томографию (МРТ), ультразвуковое исследование (УЗИ) соответствующего органа.

    Для определения положительной динамики паразитарной патологии на всем этапе терапии показано проведение серологических исследований. При спаде показателей IgG принято говорить о:

  • правильно подобраном лечении;
  • заметном улучшении самочувствия;
  • высоких шансах на полное выздоровление.
  • Когда результаты анализов отрицательные, это не означает, что в крови пациента нет антител к эхинококку. Не исключается, что заболевание только началось, оно дает умеренные симптомы и на данный момент отсутствуют признаки изменения химического состава крови.

    Таким пациентам показано провести повторное лабораторное исследование, обычно его делают через месяц, приобщив клинические методы диагностики. Не помешает провести исследование на наличие иных паразитов, к примеру, так удается выявить: описторхоз, токсокароз, трихинеллез.

    Если анализ крови даст положительный ответ, речь идет об активной стадии патологического процесса. Подобные ситуации требуют максимально быстрого проведения операционного лечения по удалению кистозных новообразований. После операции показано пройти курс реабилитации, применяя лекарственные препараты.

    Иногда поставить окончательный диагноз удается только после разрыва эхинококковой кисты, если органический ресурс дает аллергические реакции на наличие жидкости в полости патологического новообразования. Выходит, что в биологическом материале будет обнаружено:

  • резкое повышение показателей эозинофилов;
  • повышенная активность продуктов интоксикации.
  • Так как рассмотренные случаи кратковременные и единичные, есть острая необходимость применять иные методы информативной диагностики заболевания. Таким методом может стать иммуноферментантный анализ, однако иногда могут возникать затруднения, например, если организм пациента не дает ответной реакции на повышение активности паразитов. В итоге антитела не будут обнаружены, а болезнь будет нарастать. Подобные трудности могут наблюдаться практически в 50% случаев диагностики наличия альвеолярного эхинококкоза.

    Если в человеческом организме происходит формирование печеночных кист, определение яиц паразитов можно производить на самых ранних этапах инфицирования с последующим применением лекарственных препаратов. В противном случае из-за сильной интоксикации организма происходит спад работоспособности, нарастание специфичной для заболевания симптоматики.

    Проводят лабораторные исследования не только в целях достоверной диагностики инвазии, но также после хирургического лечения и удаления кист. Это важно:

  • для контроля состояния пациента;
  • для назначения ему правильной схемы лечения на время реабилитации;
  • для определения прогноза на будущее.
  • Когда после операции результат анализа положительный, отмечается скачок уровня антител к эхинококкозу, есть высокая вероятность развития очередного рецидива патологии. Для предупреждения таких опасных ситуаций показан прием сильнодействующих медикаментов, а также наблюдение показателей крови.

    После таких мер необходимо при помощи лабораторного метода сделать оценку проведенных лечебных мероприятий. Если человек находится в группе риска заболевания, ему следует делать анализ крови в целях профилактики. Обычно медики советуют проверяться на эхинококкоз хотя бы 1 раз в 2-3 месяца. Данное условие обязательное, поскольку оно помогает предупредить инфицирование и последующее формирование крайне опасных для здоровья кистозных новообразований.

    Проходят аналогичное лабораторное исследование те люди, кто проживает в районах эпидемии. Если имеется подозрение на паразитов или произошел контакт с больным животным, не стоит игнорировать проведение иммуноферментного анализа. Если его не сделать, последствия для здоровья и жизни могут быть плачевными.

    Проще всего диагностировать присутствие паразитов в легких, для этого применяется рентгенография. Исследование позволит оценить:

  • количество жидкости в полости кисты;
  • ее плотность.
  • Симптом, который помогает определить заболевание, это наличие дочерних пузырей в материнской кисте. Дополнительно необходимо исследовать содержимое кист, однако это не всегда оправдано, так как пункция эхинококковой кисты станет причиной развития различных инфекций или даже анафилактического шока.

    Профилактика эхинококкоза

    Профилактические мероприятия обычно включают ряд комплексных мер, направленных на предупреждение вероятности заразиться эхинококкозом. Для начала следует знать о способах передачи инфекции, это позволит уменьшить риск заражения до минимальных показателей.

    Норма для людей, чья работа связана с разведением собак, охотой, животноводством, уделять повышенное внимание гигиеническим процедурами, которые всегда необходимо проводить:

    • перед приемом пищи;
    • после контакта с животными;
    • после посещения туалета, особенно общественного.
    • Необходимо также следить за своевременной обработкой рук, их требуется мыть в теплой проточной воде с мылом, что помогает избежать проникновения паразитов внутрь.

      Еще важный момент: категорически запрещено пить сырую воду из родников, колодцев, так как именно в воде могут присутствовать личинки глистов. К мерам профилактики относят тщательную термическую обработку мяса, рыбы.

      Если результат анализов положительный, пациента следует госпитализировать. После операции важно некоторое время оставаться на диспансерном учете, регулярно посещать доктора, проходить обследования не реже 1 раза в 2 года. Таким больным потребуется пребывать на диспансеризации еще в течение 10 лет. Об опасности эхинококкоза расскажет Елена Малышева в видео в этой статье.

      parazity.com

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *